domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Category:

СИМУЛЯКР НАУКИ

Законопроект о реформе Российской академии наук нельзя принимать в том виде, в котором он сейчас существует, заявил первый вице-спикер Госдумы от КПРФ Иван Мельников.
По его мнению, закон является очень важным не только для развития отечественной науки, но и для определения направления движения всей страны. Поэтому преступно торопиться с его рассмотрением.
"Речь идет не просто о судьбе РАН, речь идет о будущем страны, останется ли она и дальше с сырьевой экономикой или у нас будет потенциальная возможность пойти по инновационному пути развития. Если законопроект будет принят, то инновационный путь будет невозможен", - предупредил парламентарий.
Мельников считает, что документ, который только рассматривается "уже нанес вред российской науке".
"Молодые люди в возрасте 30-40 лет, которые не верят в положительное рассмотрение законопроекта в Госдуме, уже подыскивают себе места за рубежом". "В крупных научных центрах появились иностранные эмиссары из Европы и Юго-Восточной Азии, которые переманивают наших ученых к себе", - утверждает представитель КПРФ.
Представители "Единой России", ЛДПР и "Справедливой России" считают, что принятые в законопроект поправки достаточны для того, чтобы принять документ в третьем чтении. Затем, по мере необходимости или по требованию научной общественности в него можно будет вносить какие-то замечания и дополнения.
Насколько оправданным окажется прогноз Ивана Мельникова можно будет судить по результатам научно-технического и экономического развития страны в ближайшие 3-4 года.
По «Времени» сообщили: у учёных наконец изъяли недвижимость.

Уверена, что прогноз оправдается в том смысле, что никакого инновационного развития не будет. Но не будет его вовсе не по причине того или иного закона, а по причинам более глубоким и фундаментальным, коренящимся в той экономической, политической и духовной реальности, в которой мы все живём. А закон, что закон? Всего лишь «надстройка», как учили Маркс и Энгельс, над экономическим базисом. Базис сегодня – это ресурсная экономика, экономика Трубы. А для обслуживания Трубы больших инноваций не требуется. Наша экономика - ресурсная не только в смысле перекачки природных ресурсов, но и в более широком смысле: это экономика не созидания, а дележа созданного в прошлом. Кстати, по моему впечатлению, вся эта гигантская буча с реформой Академии, имеет малое отношение к Академии, а паче того – к науке. Она имеет прямое отношение к дележу самого ценного в нынешней жизни ресурса – недвижимости, принадлежащей Академии Наук. Это главное, остальное – по возможности. Главное, собственно, сегодня и осуществилось: недвижимость у академиков изъяли. Впрочем, вряд ли этот факт повлияет на скорость деградации: она и так идёт довольно споро.

То жалкое положение, которое занимает в современном российском обществе наука, научная профессия, научные работники, - совершенно не удивительно (удивительным было бы обратное), а, напротив, вполне закономерно и вытекает из той роли, которую Россия себе избрала и играет вот уже четверть века. Роль эта – страна периферийного капитализма, сырьевой придаток индустриально развитых экономик. Политкорректный эвфемизм: «великая энергетическая держава», а ежели попросту – отсталая и разнообразно зависимая полуколония. А колониям и полуколониям наука по штату не положена, да и не нужна она им. Им и промышленность вообще-то не положена: когда-то Англия не дозволяла в своих колониях промышленной деятельности (кроме производства дёгтя и мачт, потребных ей для мореплавания). И это понятно: метрополиям конкурентов не надо, им нужно сырьё, из которого изготовляется продукция, сбываемая в колонии.

Наука в современном мире – и это даже неловко повторять по причине общеизвестности – давно стала непосредственной производительной силой общества. Отсюда ЛОГИЧЕСКИ следует: если общество отказалось от производства – значит, и наука такому обществу не нужна. Это логическое умозаключение подтверждается широкомасштабным и длительным естественным экспериментом: вот уже двадцать с лишним лет Россия забросила всякое производство и активно деиндустриализируется, и наука в этот самый период активно деградирует и вымирает. Потому что наука – и фундаментальная тоже – в конечном счёте рождается и существует в интересах производства.

Наука ради чистого знания и бескорыстного любопытства осталась далеко в прошлом. Сегодня она служит задачам, которые ставятся ей извне. Чаще всего «заказчиками» выступают военные, собственно, так было всегда: война – это универсальный стимул развития науки от Архимеда до Леонардо и далее по всем пунктам. И Космос, и всенародно любимый интернет – всё это зародилось у военных и для войны. Cегодня в развитых странах наука – это часть передовой промышленности и сектора продвинутых услуг: без неё всё это не может существовать.

У нас этого ничего нет, вернее, мы пробавляемся ошмётками советского наследства. В этом и состоит причина деградации науки, а вовсе не в организационных формах: иметь одну академию или три, назвать членкоров академиками или не назвать. Все эти вопросы – дело второе и даже двадцать второе; они могут приобрести какой-то смысл и на что-то влиять, если перед наукой будут поставлены важные задачи, выделены под них ресурсы и обеспечен строгий спрос за результат. Эти задачи может поставить перед наукой только политическое руководство, а перед ним, руководством, соответственно, - сама жизнь. Так когда-то жизнь поставила задачу создания атомной бомбы и под неё – развитие ядерной физики и энергетики. «Придумайте нам какие-нибудь инновации, да ещё и коммерчески ценные» , - это не задача, это чистая нелепость и не заслуживает даже названия маниловщины.

Сегодня ни нашему руководству, ни самим учёным, ни публике, похоже, не понятно, зачем вообще нужна наука. Что мы хотим получить с помощью науки? Что мы вообще делать-то собираемся? Этого не знает никто. А в отсутствии цели обсуждать средства – неблагодарное занятие. Это всё равно, что обсуждать материал, когда не знают, какое изделие из него планируется изготовить, и хотят ли вообще что-то изготовлять или просто так, поговорить решили. Полагается ведь в благоустроенном государстве иметь науку и учёных – ну и нам вроде надо. Вот у нас, по-моему, именно такой случай наблюдается.

Вот затеяли несколько лет назад дорогостоящую возню со Сколковом. Поскольку муж мой занят в космической отрасли и иногда там бывает, и я за компанию несколько раз побывала в этом потешном заведении – очень юмористическое место. Так что же теперь со Сколковом? Отдадут под дом пионеров или будут продолжать смешить окрестных ворон? И как всё это соотносится с нынешней реформаторской суетой вокруг Академии? Или это некие отдельные, непересекающиеся сущности, вроде параллельных плоскостей? Что говорит на сей счёт наука?

А покуда учёные споро подыскивают рабочие места за границей. Иван Мельников сетует: "Молодые люди в возрасте 30-40 лет, которые не верят в положительное рассмотрение законопроекта в Госдуме, уже подыскивают себе места за рубежом". "В крупных научных центрах появились иностранные эмиссары из Европы и Юго-Восточной Азии, которые переманивают наших учёных к себе". Это не совсем так: в 30 лет поздно уж искать себе место работы. Буквально вчера у нас гостил студент-пятикурсник московского Физтеха, который целый вечер развлекал меня рассказами об элементарных частицах. Я поинтересовалась планами на ближайшее будущее и узнала: молодые физики массово и деловито готовятся к отъезду за границу, как их деды когда-то готовились к отъезду по распределению на заводы и в лаборатории. Это тоже совершенно объективный процесс: отъезд специалистов – это один из видов дани, который платит третий мир первому. Если граница открыта – квалифицированная рабсила с неизбежностью будет утекать туда, где легче заработать, где можно реализоваться профессионально. Прошлой весной мы с мужем побывали в Израиле, где встретились со многими из проживающими там соучениками моего мужа по московской матшколе. Остальные, как нам сказали, проживают в США. И это тоже совершенно объективное явление – отъезд математиков, физиков, программистов. Сохранившиеся ещё кое-где очаги приличного технического образования готовят за наш, российский, казённый счёт специалистов для других стран. Принято уклончиво считать, что они-де приобретут опыт, вернутся домой и ну делать открытия во славу нашего богоспасаемого отечества. На самом деле, ничего подобного не может случиться, пока не начнётся новая индустриализация, которая потребует квалифицированных кадров. Ведь наука – это не какая-то самодовлеющая сущность, она – инструмент. Сегодня этот инструмент в России без надобности.

Хочется верить, что нынешняя деградация – не навсегда. Начнётся преодоление нынешней разрухи – понадобится экономическая и, в частности, промышленная политика. Она потребует научного обеспечения, и вот тогда-то и встанет вопрос об организационных формах науки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 123 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →