domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

На днях меня попросили (страшно срочно! – у нас всё происходит страшно срочно) написать о волгоградских терактах. Я написала, а потом подумала: может, и вам интересно. Хотя сама бы, по собственному почину, за эту тему не взялась бы.

Жертв волгоградского теракта похоронили, следствие идёт полным ходом, многое уже установили. Вряд ли стОит предвосхищать результаты расследования: следователи своё дело знают и, скорее всего, сумеют установить, что нужно и можно. То есть действительно ли автобус взорвала та самая шахидка, о которой говорят, что при этом делал её муж, откуда она взяла гранату… По выяснении этого вопроса одни будут, по обыкновению, призывать сплотиться в противостоянии мировому терроризму, а другие – столь же привычно ругать наши органы охраны правопорядка за то, что не могут оградить нас от террористов. И так будет до тех пор, пока не случится что-нибудь ещё, что затмит в общественном сознании волгоградский теракт. Вообще, теракты у нас (и в других странах тоже) прочно вошли в быт. Про терроризм и террористов пишут книги и снимают фильмы, проводят конференции и крепят международное сотрудничество в борьбе с ними и с терроризмом как таковым. Можно ещё критиковать тех, кто недооценивает значение террористической опасности, а равно и тех, кто готов пожертвовать неотъемлемыми правами человека ради этой священной борьбы. Словом, дело всем находится. Даже «красный день календаря» на эту тему возник – День солидарности в борьбе с терроризмом, отмечается с 3-го сентября 2005 года.

Словом, образовалась огромная деятельность, именуемая международной борьбой с международным терроризмом. Вне сомнения, бороться с терроризмом надо, но сама постановка вопроса о борьбе с международным терроризмом – ложная и вредная. Она уводит от сути дела и затуманивает вопрос. Нет никакой международной борьбы с терроризмом. Есть ожесточённая международная борьба. И терроризм – это одно из её средств. Мы живём в эпоху трагического неразличения целей и средств. Так вот терроризм – это не самостоятельное явление, это средство. Терроризм – это оружие в этой не прекращающейся ни на минуту мировой схватке. В этой борьбе используется множество разных видов оружия: обычное и массового поражения (пока речь идёт лишь об угрозе его применения), экономическое давление, ожесточённая информационная война, включающая в себя массу тонких приёмов – от клеветы и подкупа до обольщения и эриксоновского гипноза. Это оружие, как и всякое другое, непрерывно совершенствует свои методы. Информационная война Запада против России оказалось тем оружием, которое преимущественно свалило четверть века назад военную сверхдержаву Советский Союз без единого выстрела.

Среди прочего в современной войне используется и терроризм. Меняется оружие, меняется военная техника – меняется и тактика новых войн. Военные всегда готовы к прошлой войне, а следующая война всегда другая, новая. Особенно опасно, когда война идёт, а её не признают, не замечают. Терроризм – это, скорее всего, новое оружие третьей мировой войны. И более, чем вероятно, что она уже идёт, но об этом нам расскажут историки будущего. В знаменитом романе Анатолия Рыбакова «Дети Арбата» (в одном из его продолжений) есть такая сцена. 1939 г. В новом доме, отстроенном для руководства страны на улице Горького, сидят молодой генерал и знаменитый архитектор. Архитектор с тревогой спрашивает: «Скажите, неужели будет война?» - «Война уже идёт», - отвечает генерал. Современники далеко не всегда понимают происходящее, чаще не понимают. Особенно не хочется видеть неприятного, страшного; от него хочется отвернуться и зажмурить глаза. А война – это всегда страшно.

Определение войны как «продолжение политики с привлечением иных средств», данное Карлом фон Клаузевицем – это определение на все времена, меняются только СРЕДСТВА. А цели любой войны остаются неизменными с начала времён – овладеть страной и воспользоваться её ресурсами.

Сегодня при овладении ресурсами стараются действовать дистанционно, чужими руками и с минимизацией грохота и разрушения. Это принцип современной войны. Так, политика неоколониализма в отличие от политики классического колониализма не требует лишения страны формальной независимости – достаточно применить к ней принципы вашингтонского консенсуса, и ресурсы можно высасывать как ни в чём ни бывало. Терроризм – это тоже точечное и дистанционное оружие, достигающее той же цели.

Терроризм – оружие очень эффективное, но, безусловно, опасное и обоюдоострое. Заботливо взращённые банды часто выходят из-под контроля, и их хозяевам и покровителям приходится воевать уже с ними. Так бывает не только с отдельными бандами, но и целыми странами. В истории Второй мировой войны был классический пример такого разворота событий: Запад выращивал Гитлера для борьбы с СССР, а потом дело кончилось тем, что США и Англия воевали уже со своей креатурой. Что ж, и так бывает… Важно только уметь заглянуть за фасад событий, видеть чуть больше самой поверхностной поверхности.

Когда мы говорим о борьбе с терроризмом, словно он существует сам по себе, в виде какой-то невесть откуда взявшейся художественной самодеятельности, мы оказываемся перед ним совершенно безоружными, а наша борьба всегда останется борьбой со следствиями, а не с причиной. Кто-то спросит: какая разница, как мы представляем это явление – главное реагировать на «вызовы», как нынче принято выражаться. На самом деле, разница есть, и существенная. Упорно не признавая, что против нас ведётся война, мы остаёмся расслабленными и демобилизованными, проявляем то, что деды называли ротозейством. А ротозей, пребывающий в состоянии приятной расслабухи, - это всегда лёгкая добыча противника. Ведь он не только не способен бороться с неприятелем – он отрицает самое существование этого неприятеля.

Меж тем любой теракт – это не самодеятельность отморозков. Это маленькая операция большой войны. Внимательные наблюдатели пишут об этом. Саудовский принц Бандар бин Султан, возможно, стоит за организацией взрыва, прогремевшего 21 октября в волгоградском автобусе. Такую версию выдвинуло международное издание «Before It’s News».
В интервью немецкому изданию Deutsche Welle вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Алексей Филатов сообщил, что время для проведения теракта было выбрано самое подходящее. Эксперт также связал произошедшее в Волгограде с жёсткой позицией России по Сирии. Алексей Филатов не исключает, что подобные теракты на территории центральной России могут участиться, поскольку их финансирование будет возрастать. «Существует устойчивое финансирование этого процесса, источники которого находятся за пределами страны, - говорит Филатов. - Теракты давно стали бизнесом».


Что же мы должны сделать, признав, что против нас ведётся террористическая война? А всё, что полагается делать народу, на который напали враги. Дисциплина и порядок – вот без чего невозможно вести никакую войну. В этой войне нет различия фронта и тыла – значит порядок и дисциплина должны быть везде. Прекратить вредное на нашей почве культивирование privacy и завести внимательный контроль всех и каждого по месту жительства. Современные информационные технологии позволяют делать это гораздо результативнее прежнего. Когда-то институт прописки и был введён для того, чтобы было понятно, кто откуда и куда приехал. В конце советской власти он сначала превратился в пустую формальность, а потом и вовсе отменён как противоречащий священному праву суверенной личности на выбор местожительства.
«Есть в пограничной полосе
Неписанный закон,
Что знает каждый, знают все,
Кто я, кто ты, кто он», - писал Сергей Михалков в довоенную пору в стихотворении, как пионеры поймали шпиона. И это правильно. Так именно и должно быть.

Порядок невозможен, если в его наведении и поддержании не участвуют сами граждане. Донести властям о появлении «на районе» невнятных личностей любого происхождения – это должно стать достойным гражданским поступком, а не презренным стукачеством. Когда-то сама среда обитания: с небольшими домами, замкнутыми дворами, бабушками-сплетницами у подъездов – всё это обеспечивало высокий уровень социального контроля, ныне исчезнувший.

Вообще, в военную годину, перед лицом угроз, граждане должны забыть копеечные политические распри, по легкомыслию или злому умыслу разжигаемые поборниками «вольности и прав». Нам нужно вспомнить свой собственный исторический опыт и снова стать единым народом. Это не просто, но возможно. Потому что жизненно необходимо.

Силе можно противостоять только силой. А какая сила у народа, где приличные люди не служат в армии? Где идеал жизни – офисный сиделец, а перспективная цель – подзаработать деньжонок и свалить?

Все эти проблемы – решаемы, но чтобы только лишь начать их решать, необходимо изменить картину мира. Надо наконец понять, что мы – на войне, а воевать – так по-военному. Так переводил когда-то Ленин французскую поговорку «A la guerre comme a la guerre”.
Subscribe

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…