domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Category:

ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ СУВЕРЕНИТЕТ?

6 июня в Домжуре состоялась достойная внимания конференция. Вот о чём говорили.

На обложке программы Всероссийской научно-практической конференции «Проблема суверенности современной России», рисунок: карту России, сделанную в виде куска сыра, со всех сторон деловито обгладывают бойкие чёрные крысаки. Один даже залез внутрь и выглядывает из дырки примерно в том месте, где Москва. Так и есть на самом деле: обгладывают! И напомнить об этом в момент некоторой эйфории, роста доверия к власти и невнятных, но приятных надежд – очень полезно. Поэтому конференция – очень своевременная. И организаторам её – Центру научной политической мысли и идеологии, Институту законодательства и нормативно-правовых разработок, Институту системных исследований общества – большое спасибо. Её душа и организатор – профессор С.С. Сулакшин – генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии.

Участвовали в конференции самые разные люди, в подавляющем большинстве учёные-обществоведы. Но, что приятно, учёные не замыкаются в своей среде, а охотно слушают и людей со стороны. Таким «человеком со стороны» - из мира бизнеса, была и я. Приятно отсутствие догматизма: всё-таки четверть века «плюрализма» даром не прошли. Сегодня каждый может стоять на любых философских позициях. Одно обидно: докладчики ссылаются преимущественно на западных авторов. Какое-то машинальное, привычное, доведённое до автоматизма низкопоклонство у нас неистребимо: как-то несолидно выглядит доклад без ссылок на какого-нибудь французского социолога или английского политолога. Вдруг заподозрят… уж не знаю, в чём: может, что по-английски не читает? Очень боится русский учёный человек прослыть… русским, т.е. заштатным провинциалом, потому и сыплет иностранными авторитетными именами. В этом какая-то прискорбная неуверенность в своей мысли и потребность быть лишь «скромным учеником» такого-то. Когда-то это были немцы Маркс с Энгельсом, потом «взошли иные имена» - а подход остался. Неприятно вот ещё что: на нашу российскую действительность её русские исследователи невольно набрасывают западную понятийную сетку и изучают её КАК БУДТО она – западная, но при этом какая-то недоделанная. А на самом деле она – другая, и для её исследования нужны свои понятия и термины.

Когда-то такая штука была в изучении языков. До 17 века включительно усследователи языков всё старались создать некую «универсальную грамматику», т.е. накинуть на все национальные языки, попавшие в их поле зрения, понятийную сетку латинской грамматики. Только потом, уж веке в 18-м и дальше – осознали, что в языках может вовсе не быть латинских категорий, а при этом быть совсем иные, которых нет в латыни. Это было своеобразное открытие. Например, где-то может не быть герундия или, положим, плюсквамперфекта. Это было своеобразное открытие. Ломоносов под влиянием этого открытия считал, кажется, что в русском языке вообще нет категории времени: она и впрямь не развита сравнительно с западными языками. Ну да я отвлеклась. Вернусь к конференции.

О чём говорили?
Россия – рантье. И сам по себе этот факт – повод для настороженности. Есть мнение, что Россия ещё не прошла периода турбулентности и её нынешняя стабильность может оказаться иллюзорной. Наши геополитические противники, как могут, готовят и нам свой Майдан.

А могут они – немало. Сегодня для того, чтобы лишить страну суверенитета, не требуется её завоёвывать в традиционном смысле. Достаточно разработаны способы овладения страной с помощью т.н. мягкой силы – soft power. Это специальные технологии, как выращивать власть в других государствах в собственных интересах. В результате в этих государствах суверенитет вроде есть, а вот действовать в интересах своего народа правительства не могут. Они начинают действовать в интересах чужого государства. А внешне всё в порядке: выборы проходят, министры назначаются, флаги развеваются.

С.С. Сулакшин, доктор физмат наук, старается исследовать все эти процессы не описательно, как свойственно гуманитариям, а использует строгие количественные методы, как это свойственно естественным наукам. Это придаёт его выводам бОльшую солидность и основательность, особенно в глазах гуманитариев. Меня, во всяком случае, все эти графики и диаграммы сильно впечатляют.

О чём же они говорят? А вот о чём.

ВСЕ современные макроэкономические решения принимаются против национальных интересов России. Вот мы говорим об экономическом развитии, инновациях и прочих полезных вещах. Но при этом наша экономика демонитизирована. Попросту говоря, денег в экономике крайне мало, отсюда необычайная дороговизна кредита. В Европе – отрицательная ставка рефинансирования. Это означает, что их правительства просто толкают предпринимателей – предпринимать. Вкладывать деньги в развитие. У нас вкладывать просто нечего. Кредит сегодня бизнес может взять под 15%, если повезёт, а в норме – под 20%. При такой ставке никакая индустриализация невозможна в принципе, чисто технически.

По-видимому, западные кураторы Центробанка позаботились о том, чтобы её не было. Центральный Банк – фактор НЕсуверенности России. Он – выразитель зарубежной воли. Это было прямо сказано в докладе С.С. Сулакшина. «Для себя – эмиссионная накачка экономики (на Западе), а для туземцев (т.е. для нас) – запрет на эмиссию», - вторит С.С. Сулакшину А.А. Олейников из Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Россия – давно втянулась в роль сырьевого придатка Запада. Мы кормимся природной рентой, в то время как в США она на минимуме. В США брутально запрещён вывоз нефти.

В Китае сделан акцент на отрасли с высокой добавленной стоимостью. А у нас – пока дело ограничивается разговорами о каких-то грядущих инновациях. В экспорте у нас нефть занимает 72%. За последние 14 лет сектор сырья вырос в экспорте, а готовых изделий – в импорте. Куда мы идём – совершенно ясно: в сторону третьего мира.

Согласно заветам Вашингтонского консенсуса, государство у нас постепенно, но последовательно уходит из образования и здравоохранения. Эти отрасли должны постепенно стать бизнесом. Одно выражение «образовательные услуги» о многом говорят: образование стало чем-то вроде маникюра или химчистки. Подъём зарплаты вузовским преподавателям произошёл путём их сокращения и увеличения нагрузки на оставшихся. Те, кто работает в высшей школе, приводили впечатлившую меня цифру: 30 часов в неделю надо отработать профессору только в аудитории. Это что же получается – 2 пары в день лекции читать? А когда же, извините, думать? Наверное, это и не требуется.

Следуя иностранным прописям, мы теряем свою национальную идентичность, превращаясь при этом отнюдь не в передовую европейскую державу - предмет интеллигентских мечтаний и помыслов, а в захудалую страну третьего мира, часть капиталистической периферии.

Наша огромная территория ощущается нами самими как пустая, - отмечает В.И. Спиридонова из Института философии РАН. – Она и есть пустая – с точки зрения проекта, смысла существования, идеи. Наше собственное богатство нам словно бы в тягость, оно брошено. А раз брошено – всегда найдётся тот, кому оно не лишнее, кто готов подобрать. Сто лет назад Отто Шпенглер говорил о России, что народ с такой огромной территорией невозможно победить; наши просторы – это «защитный вал против Европы». Сегодня то, что прежде было благом, становится тягостью и докукой.

В стародавние времена, когда Россия начала собирание народов в лоне истинной веры для противостоянию Антихристу – вот тогда наше пространство не было пустым – оно было идейно наполненным, полным смысла. При Петре Россия стала в духовном смысле подпространством Европы, утратив свою идею. Современный раздрай – дальнее следствие той утраты, - считает А.А. Олейников. Нужна новая точка отсчёта, новая идентичность.

Почему так происходит? Участники конференции указывают на две причины: крайне низкое качество управленческих кадров на всех уровнях, их некомпетентность, неумелость; и действия пятой колонны. Вот эти – вполне умелые и компетентные в своей разрушительной работе. Почему так происходит, что разрушители у нас оказались более умелыми, чем созидатели – вот на этот вопрос мне не удалось получить ответ, хотя я его бестактно задала. Что ж выходит: самые одарённые у нас идут в пятую колонну? Может, и так… Антигосударственная, антироссийская деятельность или хотя бы направление мысли – у нас очень распространены. И вовсе не только среди тех, кто «продался». Так думают и те, кого никто особо и не покупает – вот в чём беда. Приводилась такая цифра: примерно половина авторитетных и популярных СМИ – нелояльны нашему государству. Не то, что они имеют какую-то точку зрения, отличную от официальной – это-то как раз нормально. Они просто презирают Рашку, её убогий народ и отсталые порядки.


Эта нелояльность активно воспроизводится через систему образования. А.А. Олейников указал на то, что учебники по основным обществоведческим дисциплинам у нас – либо просто западные, либо представляющие собою перепевы «с западного». Задача, считают многие работники высшей школы, - отвоевать систему образования.


Все практически докладчики сходятся на мысли, что глобализация – это другое название, эвфемизм мирового господства Америки. Собственно, мысль эта исходно принадлежала г-ну Бжезинскому. Благодаря глобализации подлинная суверенность есть только у США.


Профессор В.Э. Багдасарян так и назвал свой доклад «Космополитизм как фактор поражения государственного суверенитета России». В нём он приводит слова Бисмарка: «Русских невозможно победить. … Но русским можно привить ложные ценности, тогда они победят себя сами». Так оно и произошло, и космополитизм – одна из таких ложных ценностей. «Ubi bene, ibi patria» (Где хорошо, там и родина) - вот его лозунг. Такие люди есть везде, вопрос лишь в пропорции. Глобализация ставит целью поставить этот «антинарод» - в центр жизни, сделать его главным, а мысли его – господствующими. Там, где эта операция удалась – страну можно брать голыми руками, сопротивления не будет.


Современные социологические исследования говорят об очень тревожной тенденции: этот разрушительный девиз поддерживает значительный процент российской молодёжи. Если старшее поколение в массе считает, что родина у человека одна, то молодёжь всё больше готова признать родиной любое место на земном шаре. Удельный вес патриотов – не растёт. Эти исследования проводились по международной методике. Так вот процент гордящихся своей страной в России составляет половину среднего по миру. А уж по готовности молодых респондентов сражаться за свою страну Россия и вовсе в аутсайдерах. Но это не максимум провала. По распространённости ответа «не отношу себя ни к какой нации» - одним из лидеров оказалась Украина. Отсюда совершенно понятны и естественны события на Майдане.


Наша задача – победить американца не внешнего, а внутреннего, - сказал докладчик, профессор Багдасарян. Это очень верно и точно. Духовное и культурное ярмо, которое мы добровольно на себя надели, разрушительно для народной жизни, его необходимо сбросить.


П.Г. Белов из МАТИ, доктор технических наук, напомнил: идёт острая борьба за ресурсы. А поскольку на всех запасов не хватает – грядёт новый передел мира. К тому же идёт изменение климата, и от потепления выиграет только Россия. Кто же в таких условиях позволит нам быть суверенными? У нас нет никаких реальных, материальных оснований для суверенитета.


Губанов С.С., главный редактор журнала «Экономист», сказал, что уже запущен новый раунд передела мировой собственности. Происходит десуверенизация собственности всего мира за вычетом США. Наше сырьё – уже не собственность России. Наша сырьевая экономика, по мнению С.С. Губанова «накрылась»: продолжается падение при стабильных ценах на нефть.


Каков же выход? Возможен ли прорыв? Он – в индустриализации – на этой мысли сходятся все. Причём это должна быть многоотраслевая современная промышленность, а не какие-то кластеры, как учат мудрецы из Высшей школы экономики.


Мне не раз приходилось писать об индустриализации. Поэтому я задала вопрос: кто будет проводить эту индустриализацию? Готового для этой гигантской работы частника у нас нет – значит, государство? В лице кого? К сожалению, ответа на этот важный вопрос у участников конференции не нашлось. С.С. Сулакшин только призвал меня не мыслить в «бинарных терминах: или-или».


Конференция оставила у меня двойственное впечатление. С одной стороны, хорошие, очень культурные люди, граждански озабоченные, любящие Россию, собрались вместе для обсуждения важных и насущных проблем. Они поставили правильные вопросы и на многие даже нашли ответы. Они честно и не виляя вскрыли язвы отечества. Но ведь, как верно писал ученный всеми ими Энгельс в знаменитом 11-м тезисе о Фейербахе:
“Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его”.
Вот с этим у нас дело как-то не ладится. В этом смысле англосаксонский дух – деятельный, хваткий, приземлённо-практический – нас хронически переигрывает. И не потому, что там выделяют большие деньги, как это принято у нас считать. Дело не в деньгах, вернее, не только в деньгах. Без денег нельзя, но сами по себе деньги не работают.


Если не в деньгах, то в чём? Мне кажется, в подходе. В том, чтО считать результатом работы. Для американца, вообще для носителя англосаксонского духа, результат – это практический предмет, работающий механизм, а для нашей мягкой, расплывчатой славянской души результат – это «провели конференцию», «выпустили сборник», придумали новое определение чего-то там… Между тем американцы доводят свои разработки до практических алгоритмов. Нельзя сказать, что они «внедряют» (выражаясь по-советски) свои придумки в практику. Сколь я понимаю, они сразу, исходно, изначально мыслят в практических категориях. Они мыслят в категориях технологии. Чего технологии? Да всего: от промывки мозгов, до простых рекомендаций, что, кому, как и при каких обстоятельствах говорить про отечественную историю.


Вот говорят об иностранных учебниках. А наши есть? Где они?


Американцы, вообще англосаксы, по природе отличные торговцы, лучшие в мире. Все лучшие учебники по торговле написаны американцами, причём американцами-практиками, часто бывшими продавцами прямых продаж, - это я говорю как работник торговли. Они отлично умеют продавать идеи, потому что прежде чем продать что угодно, ты продаёшь идею лучшей жизни, которая наступит, если ты купишь ЭТО.


Идеология – это своеобразный товар. Задача состоит в том, чтобы его создать, привлекательно упаковать и продать целевой аудитории. Так где он? Кто его разрабатывает? Многие разрабатывают – скажете вы. Верно, многие. Идеология разбросана крупинками во многих источниках. Об этом думают многие умные люди. Но где продукт?


Я сидела и думала. О немыслимом. (Так когда-то назывался план нападения бывших союзников на Советский Союз после Второй мировой войны). Иногда полезно подумать о немыслимом, потому что почасту именно оно и осуществляется в жизни. Так вот я представила: случилась революция. Нет, не Майдан (это как раз мыслимое), а прямо противоположная революция. Мы стряхнули с себя западнический духовный морок, а заодно и западную экономическую удавку. И вот самым заслуженным и активным интеллигентам-патриотам новое, национально ориентированное правительство говорит: «Товарищи! Давайте скорее вашу правильную патриотическую идеологию, а также методы её трансляции и внедрения в умы. Ну, давайте! Пробил час, всё, о чём вы лишь мечтали, - надо немедленно осуществить!»


И… и выйдет большой конфуз. Потому что ни текстов новой, патриотической, национально ориентированной и прочая, прочая, прочая идеологии – нет. И методов её трансляции – тоже нет. А что есть? «Взгляд и нечто». И ещё призывы к деятельности, с которыми одни хорошие, культурные и любящие Россию люди адресуются к другим – аналогичным. Вот это-то и отличает нас от американцев. Вот этому: деловой, практической хватке и торгашеской цепкости – и следовало бы нам поучиться у нашего геополитического противника. Для них результат – это товар, который можно продать. А ещё лучше: проданный товар. Не важно, идёт ли речь об автомобиле, губной помаде или идеологии.


Не поймём мы это, отвернёмся с презрением – вечно будут они нас переигрывать.

А моё выступление на этой конференции Вы уже читали: это БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ.
БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ

Когда правоведы рассуждают о государственном суверенитете, то понимают его исключительно формально. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ — способность государственной власти независимо и самостоятельно осуществлять свои функции как внутри страны, так и во взаимоотношениях с другими странами.  Именно такое определение учила и я, когда проходила государственное право. Конституция, членство в ООН, флаг-герб-гимн-ковровая дорожка – вот тебе и суверенитет. Нет суверенитета – это когда оккупация, чужой флаг на ратушей, эшелоны добра уезжают за границу. Но в жизни нет химически чистых случаев. Суверенитет и его отсутствие – это не нуль/единица. Это целый спектр состояний: от полной независимости до полной зависимости (колониальной, например). Многие, даже большинство, государств обладают незначительным суверенитетом, некоторым он даже как бы и не нужен – во всяком случае, они являют выраженное стремление к его утрате. В чём причина такого положения? Почему государства обретают, упрочивают или, наоборот, теряют и растрачивают свой суверенитет?

Ходовое мнение: это зависит от состояния экономики и, как следствие, военной мощи. Это верно, но ничего не объясняет. А состояние экономики от чего зависит? Вероятно, от труда людей, их предприимчивости, готовности работать, от умения правительства организовать жизнь – в самом широком смысле организовать.  Ну а это, в свою очередь, от чего зависит? Тут ещё важный вопрос. Почему некоторые народы в некоторые исторические моменты готовы насмерть биться за свою независимость, утверждать всеми силами свою «самость» - свой суверенитет?  А бывает и наоборот: буквально с песней восторга (я подчёркиваю: добровольно и радостно) отказываются от своего государственного суверенитета (или его значительной части), сбрасывают его с себя, словно докучливое бремя? И радостно идут в услужение, ощущая такое положение вещей как некое жизненное достижение, улучшение своего положения.

Именно так произошло с нашим, бывшем советским,  народом, да и с другими народами тоже такое бывало. Вовсе не только Ельцин и его клика, а МЫ ВСЕ с готовностью, абсолютно добровольно  пошли под руку Запада (США, разумеется, в первую очередь), хотя за полвека до этого – насмерть стояли, защищая, как тогда выражались, «честь и независимость нашей социалистической Родины». А прошло полвека - и в Конституции записали строчку о приоритете норм международного права над нашим собственным, внутренним, правом. И никого это не смутило и не удивило, меня в том числе. Удивляться начали через двадцать лет, а тогда радовались, что вот наконец-то входим в  круг цивилизованных стран, будем делать всё, как они учат.

Сегодня наши украинские братья  стараются избавиться от тягостного бремени государственного суверенитета. Избавились уж почти, но как-то не до конца, кое-что придётся ещё доработать. И хочет этого не киевская клика, не фашиствующие молодчики, не гадкие бандеровцы, как некоторым из нас хочется думать ради умственного комфорта,  а – народ. Ширнармассы.  У нашей семьи большие связи с Украиной, так что я знаю не из газет, что майданная философия: «Украина – це Эуропа», а попросту «Придите и володейте нами» - очень распространена. Собственно, и борцы с режимом – адепты Донецкой  республики - ни к какому государственному самостоянию не стремятся. Эти без обиняков мечтают присоединиться к России. 1 мая я была на митинге поддержки этих движений в Парке Горького – так вот там в выступлениях посланцев Донбасса, Одессы, Луганска – очень явственно прозвучал этот мотив: возьмите нас в Россию. Организаторы, как мне показалось, даже испытали некоторую неловкость, когда ораторы говорили что-то вроде «Одесская область пока ещё Украины».  Вообще, поведение той и другой частей Украины показывает, что к государственному суверенитету они равным образом не имеют никакого расположения.

Так вот снова вопрос: от чего это зависит? Почему народ оказывается готовым добровольно и радостно отдать свою независимость?

Начнём с простого и житейского. Кого проще всего во что-нибудь втянуть? Во что втянуть? Да во что угодно: в финансовую пирамиду, в тоталитарную секту, в организацию, обещающую лёгкое обогащение или, напротив, занятую чем-то невнятным, но исключительно духовным? Втянуть и вытянуть денежки, квартиру или ещё что-то ценное?

Какому человеку легче всего впарить что-нибудь лично ему не нужное? Каждый торговец это знает, впрочем, и не-торговец знает тоже: тому, кто не имеет чёткой цели и внятных понятий. Речь не идёт об образованности: можно быть вполне подготовленным специалистом, иметь в голове плюс к специальности  массу общеобразовательной гуманитарной информации,  но совершенно не иметь ни цели, ни определённого взгляда на себя, свои задачи, возможности и ограничения. Такой человек бредёт по колдобинам жизни вкривь и вкось, любое направление для него равно любому другому: цели-то нет.  О таких людях русский народ говорит просто и выразительно: «без царя в голове». Вот такого человека очень просто втянуть и обобрать, да он сам отдаст что угодно.  Такой человек – лёгкая добыча не то, что для ловкого манипулятора, а для любого, кто желает его использовать в своих целях. Человек без царя в голове имеет весьма низкую энергетику, её не хватает для независимого существования, и он подсознательно ищет, куда бы её сбагрить – свободу и независимость. И – находит.

Народ – это коллективная личность, с характером, душой, привычками, предрассудками, недомоганиями и достижениями. Он может болеть и выздоравливать, иногда умирать в качестве народа, влившись в другой народ, может проявлять глупость и героизм… Он тоже порою впадает в состояние энергетического упадка, теряет ориентиры, цели и дорогу.

В такие моменты он по факту теряет значительную часть своего государственного суверенитета. Он передаёт её тому, кто энергетически (не экономически!) сильнее и кому это нужно. Кто знает, как этим добром распорядиться.

Вот эта система представлений, эти ориентиры, дающие народу энергию, - это и есть идеология. Светская религия, дающая ответы на базовые вопросы народной жизни и дающая духовную опору в борьбе и труде. Можно сказать, что идеология – это философия для широких масс народа. Можно сказать, что это развёрнутое изложение национальной идеи. Кстати о национальной идее. Несколько лет назад на государственном уровне усиливались измыслить национальную идею, чуть не конкурс объявляли. Но так ничего и не придумали. И очень естественно, что не придумали: национальная идея – не рекламный слоган. Она возникает как квинтэссенция идеологии, а её-то как раз и нет. Мы бредём без смысла и без цели, пытаясь время от времени отряхнуть от нафталина какие-то старые лозунги и термины и кое-как приложить к современности, вроде звания Героя труда. Как-то не прикладываются.  Идеологии пока нет. Её лишь предстоит создать.

Советский Союз рухнул по причине идеологического оскудения, а вовсе не в результате поражения в холодной войне, как принято полагать. В 70-е годы, которые я помню, живой, горячей, зовущей идеологии – уже  не было. Продолжали бубнить старые лозунги времён Краткого курса истории ВКП(б), но это был чистый симулякр. В это не верили и сами идеологи, возможно, они в первую очередь. Идеология превратилась в ритуальную жвачку, как религия способна вырождаться в машинальный обряд.  В нашем поколении не то, что отдать жизнь за эти идеи, а просто без скуки их повторять было невозможно. Да, собственно, по личной инициативе, для себя, этого никто и не делал. Научный коммунизм (был такой предмет преподавания) существовал только затем, чтобы его сдать. Кстати, по нему все оканчивающие вуз сдавали госэкзамен, независимо от специальности. Всё это устарело, закоснело, подёрнулось пеленой серости, словно смогом от горящей свалки.

Постоянно слабеющая вера-идеология легко замещалась другой верой – верой в Запад. Конечно, антисоветская пропаганда приложила к этому руку, все эти радиоголоса, поддержка диссидентов. Но это не главное. Главное – внутренние причины:  упадок веры, устаревание и закоснение идеологической доктрины. Наша идеология не несла ничего привлекательного, интересного, яркого. В результате заместилась настоящим народным культом Запада и западного образа жизни: «Там хорошо и знают, как» - вот краткое изложение этой «заместительной» идеологии. А дальше было решено, что-де достаточно завести некие внешние порядки, как «у них», и тотчас всё наладится. Именно поэтому падение советской жизни и произошло под радостное улюлюканье одних советских людей и при попустительском равнодушии других.

Мне кажется, что советская идеология не была вытеснена конкурирующей идеологией, не была побеждена в ходе идеологической борьбы. Произошло нечто гораздо худшее: она скукожилась, выродилась и перестала существовать как народная вера. И руководители партии и правительства, все эти обкомовцы и цековцы этого трагического процесса даже не заметили. Народ оказался без царя в голове. То есть без идеологии.  

А идеология – нужна, необходима, чтобы обрести цель и направление движения. Энергия, духовная энергия, даётся свыше «под цель». Нет цели – нет и энергии.

Идеология отвечает (должна отвечать) на целый ряд насущных вопросов: кто мы такие? Откуда взялся наш народ? Каков характер нашего народа? Как он понимает правду и справедливость? Как он строил своё государство? Кто его герои и великие деятели? Как мы относимся к другим народам? Какой для нашего народа лучше всего подходит государственный и общественный строй? Какие у нас цели? Верим ли мы в Бога? Какая у нашего народа цель? Какие средства ведут к достижению этой цели? Как будет выглядеть наша жизнь в будущем – через 50-100-500 лет? Образ будущего – это очень важная часть любой религии и идеологии. Сегодня  будущее словно бы отсутствует: высшей мудростью считается жить здесь и сейчас.

Советская идеология до 60-х годов обладала огромной мобилизующей и вдохновляющей силой, она давала энергию. Но в ней были, как мне представляется, существенные дефекты (назовём их просто характеристиками), которые следовало  бы начать устранять  в послевоенный период.  Советская идеология как бы разрезала историю нашего народа на до- и после Октябрьской революции. Получалось, что история нашего государства началась 25 октября 1917 года. Однако для бОльшей устойчивости идеологической конструкции нужно было объединить всю историю нашего народа, представить Октябрьскую революцию как этап жизни и развития нашего народа. Собственно, для этого имелись все предпосылки: в довоенную эпоху и во время войны идеология и пропаганда опиралась на героическую русскую историю, понимаемую как единое целое. Однако идеологическая работа практически не велась или велась в режиме симулякра, бюрократически.

Если мы хотим повысить уровень нашего суверенитета, нам необходима активная идеологическая работа. Она состоит из двух равно важных компонентов: выработки её и трансляции в массы. При отсутствии этой работы – наш суверенитет будет только падать.

Добавление

Некоторые из моих читателей приводят ходовую мысль: а как же У НИХ, на Западе то бишь? У них же нет никакой идеологии, а «пропаганда» - ругательное слово. А ведь живут же люди… 

Это – неправда. Объединяющая народ идеология есть у всех. Иногда она существует в форме религии, но это скорее относится ко временам прошедшим. Сегодня, к сожалению, мы живём в пору религиозного оскудения. Впрочем, в подкладке, в базисе любой идеологии всегда лежат религиозные верования. В Америке это протестантизм с его культом упорного труда и личного обогащения. Обогащение в протестантизме  понимается как знак того, что тебе суждено спастись, как признак твоей избранности, благосклонности Бога, который таким образом благословил твой труд.

Но сегодня (и не надо строить особых иллюзий на этот счёт) в передовых странах редко кто всерьёз верит в Бога. Крайне редко. Именно поэтому на смену религиозным верованиям в качестве регулятора поведения и приходит светская религия – идеология. Эту систему верований можно называть по-другому, но от этого дело не меняется. Даже, вероятно, лучше назвать по-другому, т.к. слово «идеология» имеет отрицательные коннотации. Маркс в «Немецкой идеологии» объявил идеологию ложным отражением действительности. Может, и так, но ведь идеология – не наука, она, как и религия, не обязана замещать собой науку. Будь оно так – наука оказалась бы излишней.

Впрочем, ближе к делу. Какова идеология «приличных» стран, США, в первую очередь. Силу и славу Америке создали несколько догматов веры. Вот они в беглом изложении.

Америка – самая лучшая страна мира.
Демократия – самый лучший строй на свете.
Америку и демократию надо защищать всеми силами и средствами.
Простой парень, если он упорно и честно трудится, может достичь огромного успеха.
Успех – это когда много денег. Не-денежный успех – это что-то невнятное и подозрительное; скорее всего, это и не успех вовсе.

Правда это или неправда – не имеет значения. Главное, что тех самых простых парней  эти принципы вдохновляют на деятельность и достижения. Или скажем точнее: вдохновляли в лучшие времена. Сегодня эта идеология, как пишет сведущий человек Патрик Бьюкенен в книжке «Смерть Запада», всё больше подвергается коррозии.

Когда-то, в советские времена, советская пропаганда пыталась опровергать эту идеологию с помощью фактов. Помню, в 70-80-е годы появлялись статьи, где умно и аргументированно писали, что-де только малый процент американских парней обогащается, а на труде подавляющего большинства обогащаются совсем другие парни; что чисто математическая вероятность сделаться предпринимателем и достичь в этом деле успеха – крайне мала; что не демократию защищает Америка в разных частях света, а интересы транснациональных корпораций. Всё это – абсолютно верно, но совершенно не относится к делу. Вера не опровергается фактами и логикой. Точно так, между прочим, советский агитпроп опровергал и традиционные религии: доказывая, что этого (например, библейских событий) не было и быть не могло. Но такие опровержения всегда бьют мимо цели.

Возвращаясь к американской идеологии, скажу: для того, чтобы один достиг успеха, надо, чтобы тысячи мыслили в унисон и бежали в нужном направлении. А для того, чтобы это было, они должны верить, что это можно и нужно. Доказать логически, что нужно именно это – невозможно. Это предмет веры.

Закончить это маленькое добавление мне хочется реальной историей о том, что бывает, когда теряется идеология. Принято считать, что только русским требуется какая-то идея, высшая справедливость, а западные народы предпочитают кэш. Ан, нет! Идея нужна всем.

Как-то раз гуляли мы с моим ирландским поставщиком вокруг  лесного озера возле нашего посёлка. Погода чудесная, народ купается. Ирландец всё удивлялся, как похожи русские на американцев, ну просто один в один. Я сразу почувствовала, что он хочет рассказать какую-то историю. И правильно почувствовала. История такая.


Есть у него американский родственник – лётчик ВВС Соединённых Штатов. Хороший лётчик. Он всегда очень гордился своей службой, считал, что защищает демократию от происков Советов и вообще от «империи зла». И вот случилось страшное: наступила Разрядка. Дальше – больше, и вот «империя зла» больше не империя, никто никому не угрожает, велено всем дружить. И лётчик почувствовал свою жизнь пустой и бессмысленной. Заметьте: никто его не увольнял, не сокращал, не лишал зарплаты и пенсии. Его всего-навсего лишили смысла жизни. И он постепенно спился.



Такая вот русская история, приключившаяся с американским парнем ирландского происхождения.

Subscribe

  • ЗАСТАВИТЬ ВСЕХ ПРИВИТЬСЯ ОТ КОВИДА

    Опять заболеваемость ковидом пошла вверх, словно в довакцинные времена. Люди реально болеют и умирают; теперь уже у каждого есть какие-то…

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 151 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ЗАСТАВИТЬ ВСЕХ ПРИВИТЬСЯ ОТ КОВИДА

    Опять заболеваемость ковидом пошла вверх, словно в довакцинные времена. Люди реально болеют и умирают; теперь уже у каждого есть какие-то…

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…