domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

МОСКОВСКИЙ МАЙДАН: кто, когда и как?

С кем ни поговоришь, все машут руками: помилуйте, какой Майдан, о чём вы говорите? Не может у нас быть никакого Майданы, это у них Майдан, а мы – не они».

Летом 17-го года – Бунин рассказывал – тоже руками махали. «Ну что, похоже, революция?», - сказал тогда Бунин кому-то из московских друзей. Тот только рукой махнул, аккурат как мои сегодняшние друзья: «Какая ещё революция? Нешто мы французы?!»

Николай Бердяев тоже рассказывал интересное: за полгода до Февральской революции сидели у него в гостях меньшевик и большевик. Зашла речь о том, когда в России может прекратиться самодержавие. Меньшевик считал, что лет через сто, а большевик, более радикальный, - что через пятьдесят. Это я к тому, что в жизни случается разное, и самое, на первый взгляд, невозможное как раз и реализуется, а резонное и вероятное – вовсе нет. «Немыслимое» - так назывался план военной операции союзников по Второй мировой войне, США и Англии, против Советского Союза – по счастью, не осуществлённый. Так что о немыслимом очень даже стОит думать – желательно загодя.

Совершенно ясно, и никто уж не спорит, что Майдан – это не местное явление. Это единый проект цветных революций, осуществляемых глобальным Западом, Соединёнными Штатами в первую очередь, для приобретения (или углубления) контроля над ресурсами пока отчасти независимых стран. В нашем случае – ещё и для радикального решения «русского вопроса». Притом решения почти мирного: без лишнего грохота и радиационного заражения местности.

Я не буду строить предположений, готовы ли США к разворачиванию такого сценария: у меня нет на этот счёт никаких сведений, да и ни у кого их, скорее всего, нет, а у кого есть – не скажут. А быть отгадчицей чужих мыслей я не склонна.

Скажу лишь о том, что знаю и что видно. Захоти наши американские друзья сыграть в цветную революцию – народ подтянется. Неприятно об этом думать и хорошо бы мне ошибиться, но вполне может так статься, что москвичей окажется возможно раскрутить на самоубийственный «протест». К несчастью, революции происходят в столице, а столица – это вообще специфическое место с точки зрения социально-профессионального состава населения. Вот в соседней Туле, где живут несравненно беднее, чем в Москве, – категорически нельзя, а в Москве – можно.

Не надо обольщаться высокими рейтингами Путина и внешней «стабильностью». Во-первых, высочайшие рейтинги были достигнуты на фоне «Крымской весны», а сейчас уж далеко не весна, а во-вторых, это, сколь я понимаю, общероссийские рейтинги, а революция, если и случится - то в Москве. А здесь совсем другая история, психология, другое всё.

Москва – это совершенно особый мир. Москва – не Россия. Ещё в советское время социологи отмечали, что Москва примерно на десять лет опережает большинство средних социологических показателей по стране. Но тогда Москва и страна хотя бы шли по одной траектории. Сегодня, мне кажется, Москва и вовсе «ушла в отрыв», притом совсем в каком-то ином направлении. Не только в смысле зарплат и вообще доходов – московская публика в значительном своём проценте ушла в отрыв от почвы реальности. Это ей, публике, не в укор: просто жизнь так сложилась. Впрочем, по порядку.

Кто может оказаться, выражаясь по-большевистски, движущей силой цветной революции? Ответ прост. Бесчисленные офисные сидельцы, бессчётные преподаватели, безвестные «писатели газет» и примкнувшие к ним блогеры, праздные студенты бесчисленных эколого-политологических заведений, страдающие одновременно от скуки и суеты. Имя им – легион. При всём внешнем разнообразии объединяет их всех одно – беспочвенность. Они не связаны с реальной жизнью, а живут в виртуальной, полагая эту фантастическую жизнь – самой что ни наесть реальной. Их жизнь ограничена МКАДом, за которую они выезжают разве что для поездки в аэропорт. Ездить за МКАД нечего: там убого, бедно, там воняет. Да и боязно туда соваться: там живут ватники, неуспешные пролы, лузеры жизни, а у них мало ли что на уме. Ну а внутри МКАДа жизнь, хвала Всевышнему, идёт чередом в кругу трёх К: кофе, кондиционер, клавиатура. Всё, что вне этого круга, для офисных сидельцев - обратная сторона Луны, с нею они знакомы по интернету. Эти люди не служили в армии, не ездили на картошку, не работали в стройотряде, уж про работу на заводе или на ферме и говорить нечего – всё это, принято считать в их среде, - дело нищебродов-замкадышей, гастрабайтеров и прочих таджиков. Людей «трёх К» в Москве непропорционально много, они страшно информированы, читают всё подряд, иногда даже на иностранных языках.

Такой образ и опыт жизни порождает психику воспитанницы закрытого пансиона института благородных девиц: помесь восторженности и фантастичности.
Восторженность обращена к Навальному, Прохорову, иногда даже к заполошным Пуськам и т.п. Все они обретают романтический ореол борцов с гнусной действительностью и репрессивной властью. Моя приятельница, помню, голосовала на президентских выборах за Прохорова, потому что, по её мнению, он – это что-то новое, он приведёт новых людей, начнётся новая жизнь… То, что вся деловая деятельность предмета увлечения была сплошь провальной – ничуть не смущает. Главное, чтоб была интересная движуха и что-то яркое, занятное, ну и самом собой, против Путина. Потом ровно по тем же мотивам она была увлечена Навальным в качестве кандидата в мэры. То, что герой сроду ничем не управлял и не имеет даже смутного понятия о городском хозяйстве – это пустяки. Люди трёх К вообще не восприимчивы к мысли, что надо что-то уметь: они-то по существу ничего не умеют, а ведь живут же, и даже в своих кругах почитаются едва не солью соли земли. Так что простая мысль о том, что новые, демократические власти, случись попросту не умеют управлять – их не посещает. Ну, нагонят таджиков, те всё наладят – так считается. Главное, чтоб человек был хороший, наш, рукопожатный. Это похоже на «обожание» институтки столетней давности: достаточно быть просто «дусей», чтобы вызвать восторг.
Это я про восторженность. Теперь про вторую составляющую их психики – фантастичность.

Фантастичность охватывает всю остальную жизнь, на которую не распространяется восторженность. Они не знают и не хотят знать, как растят хлеб и убирают мусор, как вообще трудно наладить хотя бы на среднем уровне бесперебойное функционирование сложнейшей современной инфраструктуры, как непросто управлять людьми. Оно и понятно: подавляющее большинство из них не пробовали управлять даже ларьком в подземном переходе. При общем убеждении, что булки растут на деревьях, а интернет возникает из воздуха – у них всегда брезгливый тон и огромные претензии к начальственным неумехам, которые не доставить им должный комфорт, которого они, как граждане мира и рафинированно образованные личности, безусловно, заслуживают. Они не понимают, как сложна нынешняя жизнь и как легко её разломать. Просто они никогда не сталкивались ни с чем сложным и уж тем более не пытались с ним реально взаимодействовать. Что с них возьмёшь – кисейные барышни…

Одно вселяет надежду. Кисейные барышни обоего пола – впечатлительны, но пугливы, как и полагается барышням. Шикни на них – и они упадут в обморок или, по крайней мере, разбегутся. Вот и надо своевременно шикнуть, не стесняясь никаких западных мнений: «как перед ней ни гнитесь, господа, вам не снискать признанья от Европы» (Тютчев), а коли так – и гнуться нечего. Жертвовать собой, даже в виде расквашенного носа или сломанных очков они не готовы. И слава Богу, что не готовы: очки-то как-никак фирменные. И дорогие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 336 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →