?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
ОТВЁРТОЧНОЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО, или ПОЧЕМУ АРБУЗ НЕ СЛАДКИЙ
рысь
domestic_lynx
Каждую осень покупаю арбуз – и никакого удовольствия: нету в нём былой сладости. В детстве арбуз был сладкий-сладкий, а сейчас – вода одна. Промыть почки – может, и ничего, а удовольствие получить – нет, не получается. Иногда мне казалось, что дело не в арбузе, а во мне: в детстве жизнь ярче, еда вкуснее, трава зеленее. Но вот на Кипре арбуз как арбуз – сладкий, а до нас доходят какие-то безвкусные.

Разъяснил моё недоумение один фермер-арбузник. Выращивает он свои арбузы из голландских семян, не районированных для нашей зоны – вот арбузы и не сладкие. Так говорит фермер. Где же наши семена? Почему они исчезли? Да так как-то… В Волгоградской области был крупный центр по производству семян арбуза, но он прекратил работу. Зачем? Мы же живём в глобальном мире. Гораздо проще привезти семена из-за границы. А раз проще – именно так и будет сделано. Ничего не попишешь: рынок. Рынок – это всегда сиюминутная прибыль, а там – хоть трава не расти. Не говоря об арбузах.

На следующий год потребуется опять покупать семена: воспроизвести их нельзя, не получится. Конечно, арбуз – не стратегический продукт, без него можно обойтись. Вспомнила я о нём лишь потому, что он, арбуз, воплощает в себе всё постыдно-нелепое положение нашего сельского хозяйства: с виду гладкий, а внутри не сладкий. И при этом прискорбно зависимый от заграницы.

Моя подруга и компаньонка участвовала в недавней выставке «Пир». Там выставлялась компания, очень передовая, которая выращивает тоже очень передовую птицу – цесарку. Красивые картинки, глянцевые буклетики – всё по-взрослому. Цесарка и белком богата, и диетична – мало жира, холестерина: покупай отечественное, ешь на здоровье. «Умеем, когда захотим!», - как принято было говорить в старые времена при виде чего-нибудь прилично сработанного в нашем отечестве. «Значит, всё в порядке? - обращается моя компаньонка к стендистам. – Будем сыты?» - «Да как вам сказать, - мнётся продавец цесарок. – Яйца-то нам того… из-за границы привозят. Своего производства яиц нет». Типично отвёрточное производство – с сельскохозяйственной спецификой.

Да что экзотические для нашего потребителя цесарки! Обычные бройлеры, которыми принято гордиться, - тоже наполовину иностранцы. Отвёрточные они, бройлеры: откармливаются здесь, а яйца – оттуда. У всех породистых скотов и птицы – родственники за границей. А это – потенциальная опасность. И даже не такая уж потенциальная. Захоти наши западные друзья по-настоящему с нами побороться – можно было бы через сорок дней прекратить наше производство бройлеров. Помню, когда объявили о продуктовых контросанкциях, по телевизору показывали замечательное высокомеханизированное производство этих самых бройлеров, внушая обывателю успокоительную мысль, что уж курятиной мы себя, хвала Всевышнему, обеспечили. Обеспечили, да, но с ве-е-есьма большими оговорками.

Хочется верить, что хотя бы политическое руководство не мыслит успокоительными картинками, а заглядывает чуть глубже самой поверхностной поверхности. Очень хочется в это верить… Я не к тому, чтоб сеять панику и мыслить, как теперь принято выражаться, «негативно». Вовсе нет. Но любое улучшение положения начинается с осознания положения, в котором мы находимся. Без этого никакое улучшение невозможно и немыслимо. И у меня есть подозрение, что мы все продолжаем жить в тумане, не приходя в сознание. А надо бы…

А вот передовое молочное хозяйство. По голландской технологии, автоматизация, роботизация. Мы часто бездумно говорим: произведено по голландской (немецкой, итальянской) технологии. Говорим в однозначно похвальном смысле. Да я и сама так говорила, вернее, писала. Когда мы в 90-е годы построили в Туле завод по производству сока из местных яблок, на упаковке так и писали: произведено по итальянской технологии. Такое тогда было господствующее убеждение: иностранное – значит, отличное.

Технология – это важно, спору нет. Собственно, сталинская индустриализация 30-х годов во многом базировалась на иностранных технологиях. Первая пятилетка – так и вовсе полностью. Но там было принципиальное отличие. Ставилась задача не наладить отвёрточное производство, а освоить технологии, притом освоить их так, чтобы можно было на базе этих технологий идти вперёд, создавать новую технику и новые технологии, высшего типа. Именно это – способность создавать новое – и есть критерий освоения и присвоения.

Сегодня такой задачи, похоже, не ставится. Наша «модернизация» - происходит по колониальному типу – с сохранением полной зависимости. Разница между двумя типами модернизации – как между букетом в вазе и растениями, в грунте. Завял букет – надо покупать новый. Вот такая у нас модернизация. Для жизни лучше иметь
нечто менее технологически передовое, зато такое, что можно воспроизвести на собственной почве. Фермер, владелец молочного хозяйства, рассказывает: в передовых хозяйствах процесс механизирован, роботизирован, информатизирован. Но каждые две недели обновление для доильных роботов закачивают из Голландии. Не закачают – и пропало передовое хозяйство. Не лучше ли что-нибудь попроще и понадёжнее?

Справедливости ради надо признать, что такая производственная и – шире – жизненная философия формировалась ещё в брежневские времена. В бытность мою в Минвнешторге (в начале 80-х) нам, служащим, было велено считать, что покупка целостных производственных комплексов – это чрезвычайно умно, правильно и замечательно, просто лучше не придумаешь. Тогда завелись кой-какие свободные деньги, ну и закупали кое-какие заводы в области лёгкой промышленности. А задача научиться делать такие же, даже лучше, как-то заболталась, ушла на второй план. Амбициозная задача «догнать и перегнать» забылась, исчезла, рассосалась. А ведь был такой советский металлорежущий станок под названием ДИП, что расшифровывалось, как «догнать и перегнать». В «поколении отцов» мыслили именно такими категориями. А уже в конце брежневского периода эта задача – освоить передовые технологии и идти дальше – уже как-то и не ставилась. То есть на словах ещё ставилась, ВПК по инерции ещё работал, старался, но психология – тот самый реальный базис экономики – изменилась.

Ну а теперь – и того хуже: мы прямо и открыто, убеждённо даже, играем роль колониальной страны. Потому что колониальная страна – это страна зависимая, а главная зависимость – это зависимость технологическая. Колониальная страна – это страна, которая вывозит сырьё (или продукцию низкого передела) и ввозит передовую технику и технологию. Наши передовые производства, которыми сегодня модно патриотически гордиться, очень часто оказываются отвёрточными. Придатками оказываются. Говорят о проценте локализации и прочих наукообразных материях. Высокий процент локализации – это, конечно, неплохо. Но сколь бы он ни был высок – это не наше производство. И захоти наши зарубежные друзья нас прижать – им даже и трудиться особо не придётся. Самое главное, ключевое – было и остаётся их руках.

У нас полностью импортная агрохимия - средства защиты растений от болезней, сорняков, вредителей. Есть ли наша, российская, - не знаю. Во всяком случае, в нашем ростовском хозяйстве – только импортная, такую предлагают местные продавцы. Семена и агрохимия – вот тот крючок, на котором держат в зависимости западные транснациональные корпорации страны третьего мира. Мы к нему радостно и добровольно присоединились. И болтаемся на том же крючке. Без современной агрохимии урожаи упадут в полтора-два раза, все технологии заточены на её применение, и вся она – импортная. То же с ветеринарными препаратами, без которых современное животноводство тоже немыслимо. То же с белково-витаминными добавками в пищу животных, которые позволяют сделать более благоприятным так называемы коэффициент конверсии корма, т.е. попросту говоря, меньше скармливать скотине зерна. У нас было такое производство при СССР, хорошее или плохое, передовое или нет, - это другой разговор, но оно – было. Впрочем, предполагаю, что не очень оно было отсталым, т.к. дело это вообще сравнительно новое, возникшее годах в 70-х. Так вот производство белково-витаминных добавок было практически полностью свёрнуто в 1994 г.

О каком самообеспечении продовольствием можно говорить, при таком – отвёрточном – сельском хозяйстве? Надо твёрдо уяснить, что по существу вещей никакого прогресса по сравнению с советскими временами не произошло, а произошёл существенный откат. Советское сельское хозяйство – пусть не шикарно – но обеспечивало внутренние нужды страны. Оно не было самым передовым, оно отставало от передового уровня лет на 20-25, но оно работало, производило. И это было современное, механизированное хозяйство. Оно не было отвёрточным и полностью зависимым от заграницы. В этом принципиальная разница.

И, наконец, не могу не упомянуть минеральные удобрения. Это несколько иной поворот темы: прискорбные плоды мировой интеграции, глобализации, международного разделения труда и прочих прелестных материй. То есть того самого, частью чего является наше нынешнее отвёрточное сельское хозяйство.

Без минеральных удобрений сегодня не мыслимо никакое сельское хозяйство. В обывательских кругах принято ругать «химию», но без неё ничего не вырастишь, разве что на бабушкиной грядке можно обойтись куриным помётом из собственного курятника, а в большом хозяйстве это невозможно. Россия является третьим в мире производителем минеральных удобрений. И первым – экспортёром. При этом она находится – внимание! – на 107-м месте в мире по уровню внесения этих удобрений в почву. Мы – сегодня! – находимся по этому показателю на уровне 1964 года. О каком прогрессе мы бредим, дорогие товарищи? Мы заездили нашу землицу-матушку, словно тощую деревенскую клячу, не возвращая ей даже тех питательных веществ, которые растения выносят из почвы. Первый в мире экспортёр минеральных удобрений вносит их в 30-50 раз меньше высших показателей развитых стран. При этом производство минеральных удобрений вплоть до последнего времени не уменьшалось, а даже росло. Но громадная часть уходила на экспорт, оставляя на родине выпаханные поля и экологическое загрязнение от химического производства. Почему так происходит? Понятно, почему: нашим крестьянам удобрения не по карману. Прелестная картинка: наши крестьяне в свободной рыночной конкуренции за удобрения проигрывают иностранному субсидированному фермеру. Тому самому, которому на гектар посевов государство платит не 200-300 руб., как у нас, а в 20-30 раз больше. Потому удобрения и уезжают за границу. Я лично поверю в позитивные сдвиги, когда государство брутально запретит экспорт минеральных удобрений. Это дело очень важное – и срочное. Надо хотя бы остановить деградацию земель, не говоря уж об улучшении. В нынешнем положении и с нынешней деловой философией это невозможно.


  • 1
При существующем положении вещей идти на конфронтацию с Западом - обрекать народ на жертвы и страдания. Для чего? Кто посообразительней - тот сбежит, кто потупее - будет ругать Америку и тянуть лямку. Нашему царю и нашим боярам умники не нужны, им надо спокойствие и стабильность. Так, что одни плюсы. И Европа довольна, цены на бензин-яблоки упали. И умников прибавляется. За недорого.

Edited at 2014-10-15 10:03 pm (UTC)

Это кто с кем на конфронтацию идет?

Россия с Западом или Запад с Россией? Вы на самом деле уверены, что Запад всегда был и будет заинтересован в сохранении единой России и ее народа? Что Запад всегда политически и милитаристки пассивен? И что России не стоит защищать перед ним свои интересы?

Re: Это кто с кем на конфронтацию идет?

Конфликт начинают, если есть шансы на победу. Если их нет - значит преследуются другие цели. В нашем случае, Вы правы, сплочение народа вокруг лидера для защиты собственных интересов.

Собственных интересов лидера.

Большинству народа, включая самые верхние эшелоны власти, такой интерес даром не сдался.

А кто именно заинтересован

в сохранении "единой России" и "её народа"? Народ России? Не весь - в России масса сепаратистских движений. К тому же, даже в рамках данного государства РФ, сторонников дальнейшей федерализации, или даже конфедерализации, найдется более чем достаточно. Ну и кого именно, скажите пожалуйста, "Западу" - тоже отнюдъ неединообразное образование - поддерживать?

Вы выражайтесь конкретно - заинтересован ли кто на Западе в сохранении путинской вертикали власти? Очевидно, что кто-то заинтересован, а кто-то нет, но в целом, из общих соображений мирового прогресса, эта вертикаль есть вещь устарелая и плохо работающая.

Re: А кто именно заинтересован

Именно это наруку конкурентам-партнерам.

Чьим конкурентам?

Вот тут проскользнула информация, что у Путина жилищные условия 26 дворцов и три яхты класса люкс - на яхте тоже неплохо жить. И кто у него конкуренты на квадратные метры? В России с жильем, вообще-то, по-прежнему напряженка.

Re: Чьим конкурентам?

>Вот тут проскользнула информация,

И че, не поймали? Опять небось борщ сварить пытались в это время.

>В России с жильем, вообще-то, по-прежнему напряженка.

Не, ну бредить то не надо. В России с жильем нет проблем. Любое жилье доступно.

Если б в России

не было проблем с жильем, то вся б Москва уже обросла бидонвилями почище какого Мехико. Вы просто не знаете, что значит, когда нет проблем с жильем.

А что подскочили ли то? На пахана клевещут? Но, посудите сами, уровень жизни путинских выкормышей типа Кадырова или того ж Януковича публике известен, так что информация вполне себе правдоподобная. Но ведь кончит Путин всяко типа Каддафи - тоже, между прочим, при жизни позиционировал себя скромнейшим из скромных.

Re: Если б в России

>Вы просто не знаете, что значит, когда нет проблем с жильем.

Чего это я вдруг не знаю. Вот в России любое жилье доступно, с ним проблем нет. Вот при советах, да эта проблема была. А щас нет. Завидно что ли?
Что касается уровня жизни власть предержащих, я как-то не слежу за этим. Меня просто позабавила "проскользнувшая информация", которую вы не смогли поймать. Ну ссылку бы привели, "опись, прОтокол, сдал, принял, отпечатки пальцев". А у вас ничего.Какие-то детские набросы на вентилятор. Мамаша, бросьте это, вернитесь в семью.

Re: Чьим конкурентам?

Запевай про золотой унитаз!

Если у Януковича был батон, то Путин, чай, рангом повыше. Значит, и бирюлька должна быть посолиднее.

Re: Ну а что?

Если о «если», то сегодняшние украинцы перенеслись бы в ноябрь 2013 и общими усилиями возвели Януковичу еще пару хамамов в золоте и изумрудах.

лучше умереть стоя, чем жить на коленях?

Но всё было б по-другому, это точно. И Яценюк бы уже тогда не причитал, "они хотят нам испортить курортный сезон в Крыму". С Россией нельзя договориться по-хорошему. России нельзя верить. Вот сухой остаток, если Вы это имеете в виду.

Re: А как же,

Тут лежу у землі, мені двадцять було,
Я – сержант, з Ірпеня, звали Вася.
Ми стріляли крізь дим, все ревло і гуло,
Ну, а потім я вмер. На Донбасі.

Пам’ятаю рибалку, в саду солов’ї,
І як мама будила уранці.
Тільки маму пригадую, очі її,
І ще хлопця одного в Слов’янську.

Був той хлопець високим, білявим, худим.
І навіщо він вибіг з підвалу?
Тільки влучив снаряд, був старим його дім,
І ні дому, ні хлопця не стало.

Я впізнав той будинок без даху й стіни,
Як у місто зайшла наша рота.
І хлопчина той мертвий лежав на спині,
Трошки крові текло в нього з рота.

Черевики, як в мене, один впав з ноги.
На цю стрижку і в нас була мода.
І хоч нам говорили, що скрізь вороги,
Того хлопця було мені шкода.

Потім вибух, і ще. Рідна ж мати моя!
Затремтіла невидима сила.
І той дім, що як привид без даху стояв,
Раптом впав. І мене задавило.

Так лежали ми вдвох, розділивши біду,
На землі, що звалась Україна.
Було важко мені, тільки…бачу в саду
Божу Матір і Божого Сина.

Матір Божа молилась до Сина Свого,
Землю нашу позбавити муки.
Вбитий хлопець був поруч, і крові його
Мені впало три краплі на руки.

І Господь подивився з любов’ю Отця,
Не суддею суворим, не катом.
І розвіявсь туман. Я збагнув до кінця:
Значить, брата я вбив, значить, брата…

Я лежу під землею і бачу свій край –
Річка, поле, просте і кохане.
Люба мамо, простіть, загубив я свій рай,
Мов отрути хтось дав чи дурману.

Мамо, рідна, благаю, ідіть та знайдіть,
Де тепер мого брата могила,
І моліть кожен день, кожен час, кожну мить
Його матір, щоб мене простила.

Бо коли запече кров із братових ран,
То не бачу я Божого Сина.
І моліться, щоб зник той пекельний туман,
Що на землю упав України.

Ян Таксюр

  • 1