domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

"АХ, ВАНЯ-ВАНЯ, Я ГУЛЯЮ ПО ПАРИЖУ..." - ОКОНЧАНИЕ

Заканчиваю про Париж.
В нашей 4* гостинице – ну, не то, чтоб грязновато, но как-то не подчёркнуто чисто, как принято вообще-то в хороших гостиницах. Ведь 4* и 5* различаются лишь наличием/отсутствием сервиса для бизнесменов, а обслуживание – одного стандарта. А тут мне на завтраке попалась липкая вилка и недомытая тарелка, чего больше нигде не встречала, по правде сказать.

В номере имеется чайник-кипятильник и набор чаёв в пакетиках и растворимый кофе. Выпила я чай, на следующий день – не возобновили. Я про себя удивилась, но просить не стала. А ещё на следующий оказываюсь в комнате примерно часа в два – в номере ещё не убрано. Я сижу в номере, вдруг вваливается развесёлая негресса и давай что-то ворошить. Удивляюсь ещё больше: неужто их не научили не убирать в присутствии гостей? Но, - думаю, - нет худа без добра: сейчас попрошу чая. Сначала, впрочем, посмотрю: сообразит сама или нет. Не сообразила. Прошу чая. Она поворачивается к своей оставленной в коридоре телеге и, зачерпнув горстью, кладёт мне несколько пакетов одинакового чёрного чая. Я настырно прошу зелёного жасминового. Тогда она выходит в коридор и орёт свой товарке: «Мими (кажется, так), у тебя есть зелёный чай? У меня кончился». Та даёт ей чай – и он появляется у меня в номере. Вообще-то, я весьма непритязательна в быту, и мне в высокой степени безразлично, какой чай пить и пить ли его вообще (лучше, конечно, пить). Но меня впечатлила какая-то профессиональная невинность этих чернокожих горничных. Они профессионально девственны. Их никто не учил, не разъяснял их обязанности, не следил за их работой, не спрашивал строго за промахи? Похоже, что нет. То, что они демонстрируют, - это совок совком в чистом (и худшем) виде. Именно так работали в советских провинциальных гостиницах, в которых мне доводилось жить во время командировок. (Как обстояло дело в московских отелях – не знаю: будучи москвичкой, там не останавливалась). А в провинциальных именно так: перекликались громогласно, гремели своими тазами-телегами… Тогда был социализм, безработицы не было, гостиничные тётки своим местом особо не дорожили, уволить трудящегося было трудно до невозможности, взыскать с бракодела и лодыря – было очень непросто. И вот мы видим то же самое на том самом Западе, ради приобщения к которому мы в своё время радостно развалили свою жизнь.

Один из местных разъяснил это положение так. Во Франции практикуется то, что у них называется «положительная дискриминация»: всякого рода цветные, убогие, инвалиды не только не ущемляются в правах и возможностях, а, напротив, имеют больше прав и пользуются разнообразными преимуществами. Например, если на одно и то же место претендуют цветная женщина и белый мужчина, к тому же хорошо говорящий по-французски, предпочтение следует оказать цветной бабе, иначе тебя могут обвинить в расизме, сексизме и т.п. – и понеслось: не отбрешешься. Очевидно, что и уволить цветного труднее, чем белого: могут опять-таки обвинить в расизме. Поэтому с ними предпочитают не связываться, их попросту побаиваются. А раз не связываются – они распускаются и работают так, словно их права даны от века, а рабочие места навсегда обеспечены и защищены советскими профсоюзами. Похоже, что так и есть. И это зримое разложение западной цивилизации. Именно поэтому Марина Ле Пен пользуется большим (и рпстоущим) успехом.

Наш сопровождающий от турфирмы (он всегда ездит с нами), верный своему обычаю, отправился посмотреть на арабские кварталы Парижа. Он и в Бразилии побывал в районе фавел. (Ему можно: он пару лет назад занимал второе место в Москве по боям без правил). Он много бывал на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Говорит: это – то. Когда-то был лозунг «Алжир французский», теперь Франция становится (а может, и стала) алжирской. И нет сил этому противостоять. Западная цивилизация больна бледной немочью.

А вот что во Франции хорошо – это малое количество толстяков. Белые француженки вполне нормального веса. Дети даже худенькие. Объясняется это, вероятно, и генетикой, и ещё тем, что там не жуют постоянно и бесконтрольно. Мне кажется, в Париже гораздо меньше точек, где можно купить что-то жевательное, чем, например, в Германии. В Германии увидать на бульваре красномордого гражданина, на ходу жующего сосиску и запивающего её пивом, - самое обычное дело. Здесь – как-то нет. Вообще, есть только за столом, без «перекусов» - отличная привычка.

Ну и следят они, видимо, за собой. Моя подруга Лиза, имеющая родню во Франции (ещё из первой волны эмиграции, послереволюционной) рассказывала. Когда она спросила у своей кузины, слышала ли та о таком Дюкане (автор известной диеты), кузина почти обиделась, словно Лиза спросила, не слыхала ли она о таком Декарте. Диетологи, как поняла Лиза, - это национальное достояние. А успешны люди в том, чему уделяют внимание.

В один из дней съездили в долину Луары, смотреть замки. Любопытно. Мне вообще нравятся башенки, винтовые лестницы. У меня и дома есть башня, которой владеет моя дочка. Оттуда неплохой обзор на соседние участки, но масштаб, конечно, не тот. Любопытно, что в замках в некоторых местах топятся камины, здоровенными поленьями.

Вид с высоты на долину – прекрасный. Луара, на вид такая ленивая, равнинная, говорят, разливается и бывает опасной. Средневековые городишки (или деревушки) очень симпатичные. А истории про герцогов и королей меня как-то не трогают. Пыталась даже как-то себя заинтересовать: нет, не трогают. Поездка слегка утомительная: 14 часов. Но зато прогулялись, пообедали в «охотничьем» ресторане с оленьими головами на стенке и старыми щелястыми балками на потолке. Ели луковый суп, не вкусный, зато французский.

Вообще, французы – природные пиарщики. Как сумели они раскрутить любую свою муру: тот же луковый суп или какие-то дурацкие цветные печеньки. Или меренги, называемые у нас безе. Поскольку я делаю безе, я попробовала их меренги. Сущая чепуха: мои воздушнее и лучше хрустят. Этому нам надо учиться, учиться и учиться – раскручивать любой свой пустяк. Как носятся они со своими вытоптанными и замусоренными бульварами! И молодцы, что носятся. Нам надо освоить то же самое. К сожалению, это должно идти изнутри – гордость собой. Русский человек не склонен к самодовольству. По природе не склонен. Он склонен, скорее, к самоуничижению. Притом искреннему. Мне не известен ни один народ, который бы , как мы любил, ругать себя. Русскому человеку, даже и имеющему вполне приличный социальный статус, очень свойственно считать себя неудачником, а жизнь свою прожитой напрасно и неправильно, зря прожитой. Это очень русское чувство. Оно свойственно и коллективной личности – народу. Мы часто готовы перечеркнуть свою историю и начать с чистого листа. Это, повторюсь, очень русское чувство. И очень вредное, оно нам мешает. Здорово мешает. А вот французы готовы возводить на пьедестал любую свою чепуху и гордиться ею, и выставлять её на показ, и культивировать и нести как высшую культурную ценность. Он вообще позёры, эти французы. Тургенев говорил о специфически французском culte de pose (культ позы), что на русский, по его мнению, и перевести невозможно. Вот и нам бы немножко этого прибавить – умения торжественно нести себя, а не жаться в углу, ощущая себя убогими и второсортными. Этому хорошо бы поучиться у французов. На этом закончу, поскольку есть другие дела.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →