domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Categories:

ТОТАЛИТАРИЗМ – БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА? Часть 2

Продолжение этого: http://domestic-lynx.livejournal.com/188866.html

ПЕРСОНАЖИ В ПОИСКАХ АВТОРА, или

ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ ТОТАЛИТАРИЗМА
Пятнадцать веков мучились мы с этою свободой, но теперь это кончено, и кончено крепко. Ты не веришь, что кончено крепко?

Ф.ДОСТОЕВСКИЙ «Легенда о великом инквизиторе»

В предыдущей части я говорила о том, что за ближайшим историческим перекрёстком человечество ждёт общество, напоминающее одновременно Средневековье, советский социализм, отчасти итальянский фашизм и другие системы, которые принято называть тоталитарными (я не придаю этому слову уничижительного смысла). Это общество будет противоположно конкурентному капитализму и тесно связанному с ним (марксист сказал бы: «являющейся его надстройкой») демократией западного типа. Конкурентный капитализм исчерпал себя, упёрся в предел своего исторического бытия, по меньшей мере, по двум причинам. Во-первых, это оскудение природных ресурсов, что требует более экономной системы хозяйствования, и во-вторых – отсутствие на земле зон, свободных от капитализма, которых можно было бы включить в капиталистическую систему в качестве периферии. Капитализм – это система экстенсивная, а в порядке дня стоит интенсивная, менее ресурсозатратный, порядок жизни.

НАКАНУНЕ НОВОГО МИРА

Обычно новое общество выходит из какого-то исторического катаклизма: войны, революции. Капитализм вышел из Средневековья в результате череды религиозных войн, закрепился благодаря революциям.

В ХХ веке из большой войны вышла первая проба антикапиталистических обществ (впоследствии за ними закрепился термин «тоталитарные») - советский социализм и фашизм. О том, что между ними общего, а что непримиримо различного, я и писала в предыдущей части. То, что эти общества просуществовали исторически недолго, не доказывает их бесперспективность. Это была лишь первая историческая проба, «первый подход к снаряду». Никогда первая попытка что-то сделать не бывает полностью удачной. Например, воздухоплавание человечество освоило не сразу; даже чтобы понять, что нужно использовать аппарат тяжелее воздуха – и то потребовалось время. В истории техники часто случалось так, что какое-то техническое изобретение оказывалось осуществимым, когда появлялись новые материалы или другие возможности. Или, например, форма торговли, называемая «сетевым маркетингом». Она была изобретена в 20-е годы ХХ века, но не получила распространения по причине неимоверной сложности учёта. Но когда в доступности стали персональные компьютеры, она стала распространяться с огромной скоростью.

То же, по-видимому, верно и по отношению к социальной инженерии. Современные информационные технологии позволяют планирование в масштабах народного хозяйства и, главное, получение обратной связи от всех хозяйствующих субъектов. Известный публицист Анатолий Вассерман, программист по профессии, утверждает, что развитие информационных технологий сделает возможным подлинно эффективное планирование народного хозяйства лет через пятнадцать. Это очень важно, поскольку планирование – ядро тоталитаризмов всех типов.

Новое общество не просто выходит из войн и катаклизмов: оно возникает в результате мощных народных движений. Марксисты говорят о «движущих силах» революций, т.е. о тех социальных слоях, трудами и жертвами которых осуществляется слом прежнего общества. Марксизм сводит всё к социально-экономическому положению этих «движущих сил»: обеднение, потеря прежнего экономического положения и т.п. Это правда, но не вся. Более того, замечено, что революции часто происходят не в моменты самых больших экономических трудностей. Значит, нужно рассматривать и психологию этих масс, их душеное состояние, их чувства. Вообще, понять что-либо в истории, в экономике можно только из глубины человека. К сожалению, человек совершенно исчез из науки экономики, из истории и даже из социологии, которая, вроде бы должна именно его-то и изучать. Только торговцы, рекламщики и разного рода манипуляторы сознанием преуспели в понимании человека и его побудительных мотивов.


ПЕРСОНАЖИ В ПОИСКАХ АВТОРА

В определённые моменты истории (мы живём в один из них) образуется множество потерянных, оторванных от корней людей. Не обязательно (хотя и очень часто) они бедны, но главное – не это. Главное - у них потеряны ориентиры, они не понимают происходящего, все прежние навыки и нормы – не действуют. Существование ненадёжно, мир не понятен, от тебя ничего не зависит. Маленький человек чувствует себя ещё меньше и ничтожнее, чем обычно. Такое положение мучительно. Мучительно в первую очередь духовно, хотя сам человек может считать, что ему не хватает чего-то материального, в первую очередь – денег. Но реально не хватает ему понимания происходящего, не хватает жизненной перспективы, смысла какого-то не хватает. Он страшно одинок, ему хочется прибиться к какому-то берегу, вписаться в какое-то сообщество, идти вместе с другими. Многим хочется встать под знамя.

Менее всего на свете эти растерянные люди хотят свободы, даже (и особенно) когда на их знамёнах начертано это слово. Более того, они больше всего хотят отдать кому-то «свою постылую свободу», которая им мучительна и непосильна, в обмен на ясность цели и правила жизни.

Подобное положение всегда предшествовало крупным народным движениям. Об этом пишет Эрик Фромм в знаменитой книжке «Бегство от свободы». Участие в народном движении – это всегда «бегство от свободы».

«Крушение средневековой феодальной системы в одном определенном смысле подействовало на все классы общества одинаково: индивид оказался в одиночестве и изоляции. Он стал свободен, и результат этой свободы оказался двояким. Человек лишился своего былого чувства уверенности, чувства бесспорной принадлежности к общности; он был вырван из мира, удовлетворявшего его потребность в уверенности – экономической и духовной; он ощущал одиночество и тревогу. Но в то же время он был свободен мыслить и действовать независимо, мог стать хозяином своей жизни и распоряжаться ею по собственной воле – как может, а не как ему предписано.

В отличие от феодального Средневековья, когда человек занимал определенное место в упорядоченной и понятной социальной системе, капиталистическая экономика поставила каждого на собственные ноги. Что он делал, как делал, выгадал или прогадал – это никого больше не касалось, только его. Очевидно, что принцип частной инициативы способствовал процессу индивидуализации, и об этом всегда говорят как о важном вкладе в развитие современной культуры. Но, способствуя развитию «свободы от…», этот принцип помог и уничтожить все связи между отдельными индивидами, изолировал человека от его собратьев».


Из этих человеческих атомов, предельно мелких и разобщённых, можно слепить всё, что угодно. Нашёлся бы только «скульптор». Это своего рода глина – в глине ведь очень мелкие частицы, оттого она так пластична. Потом этот слепленный ком обжигают в кровавом пламени борьбы – и вот вам крепкий монолит сильных и убеждённых борцов. Они сплачиваются от страха, и в результате становятся невероятно смелыми.

Этот процесс мы видели на Украине, после второго Майдана, когда произошёл «обжиг». Теперь там имеются кадры вполне профессиональных и сформировавшихся бандеровцев. Но надо понимать, что Украина – это не что-то особенное: точно так же формируются массы «солдат революции» в самые разные времена и в разных странах: от европейской Реформации до Октябрьской революции.

Человеческая глина жаждет формы, ждёт скульптора – вождя. И он находится. Вождь формует массу, одновременно питаясь её энергией. В поэме Андрея Вознесенского о Ленине «Лонжюмо» говорится, что Ленин «как аккумулятор, заряжался от масс» - это очень верно: влияние тут двустороннее.

В 1921 г. знаменитый итальянский писатель Луиджи Пиранделло пишет свою самую известную пьесу «Шесть персонажей в поисках автора». Самое интересное в этой пьесе – её название, сама-то она не особо увлекательна, во всяком случае, сегодня. Но Пиранделло исключительно верно уловил гул времени: персонажи есть, они волнуются, они томятся, они ждут – автора. Того, кто скажет им, что делать, куда идти, какую историю разыгрывать. Муссолини писал об этом времени: «Никогда подобно настоящему моменту народы не жаждали так авторитета, ориентации, порядка».


И ответ на народные чаяния был дан. В 1921 г. была создана Итальянская коммунистическая партия. В том же году Муссолини организует свою Национальную фашистскую партию. Знаменитый «Поход на Рим», положивший начало его правлению, состоялся в следующем, 1922-м. В том же самом году Николай Бердяев пишет очерк «Новое Средневековье», сделавший его знаменитым на Западе. Там он предсказывает конец Новой истории и начало чего-то неведомого, похожего на Средневековье – по тому месту, которое в этой новой жизни будет занимать религия-идеология. Он верно понял, что это будет общество, во многом противоположное обществу демократии и капитализма.

Сегодня во многих странах, быть может, во всём мире, ситуация очень похожа. Масса растерянных, потерявших почву под ногами людей. Они не знают, что с ними будет завтра, кто они такие, что вообще происходит. Они не верят официальной власти, чувствуют, что их обманывают их начальники и СМИ, и пытаются найти того, кому можно поверить. Хождение на митинги Навального и Бог весть каких ещё манипуляторов – всё это показывает эту потребность в вожде.

К тому же всё больше людей в самых респектабельных странах – это лица без определённых занятий – прекариат – помесь пролетариата с английским precarious – «хрупкий, неопределённый». Вместо внятной и длительной работы – какие-то обрывки. А ведь профессия – это всегда была самая мощная привязка к жизни, придающая ей смысл. Теперь же всякая деятельность – бессмысленна. Человек кончает школу, поступает в какой-то вуз, но он почти наверняка знает, что работать по специальности не будет – это ли не образец бессмыслия? И при этом ему внушают, что так именно и должно быть, а он должен стремиться к какому-то там «успеху». Успеху в чём? В пустоте?

Я уже рассказывала эту курьёзную историю из современной подростковой жизни – в связи с эпидемией подростковых самоубийств. Моя дочка ходила в кружок юных журналистов, и вот однажды их пригласили на какое-то мероприятие, посвящённое московскому образованию. На мероприятии должен был присутствовать важный начальник московского наробраза. Кружковцы решили воспользоваться случаем и вызнать у него великую государственную тайну: какие же профессии надо получать, чтобы стать полезным и нужным? Именно в такой, заметьте, формулировке: «стать полезным и нужным», а не «конкурентоспособным». Посоветовались меж собой и решили послать на интервью мою дочку: ты, говорят, языкастая, ты всё вызнаешь. Пошла. Заходила и так и сяк, да так ничего и не узнала: начальник ушёл в глухой отказ. «Получайте, - говорит, - любую профессию, какая вам нравится и по душе». «Не признался…», - разочаровались кружковцы. Вообразить, что он и сам о том не имеет ни малейшего понятия, они по неопытности не могли.
Подростку, по свойству его психики, особенно важно указать, чего ему хотеть, к чему стремиться, дать вдохновляющий образец. Ему нужно, хочется встать под какое-то знамя и совместно с себе подобными идти … куда-то. В них таится колоссальная мощь, колоссальная энергия, а знамени-то и нет.
Я всё смогу, Я клятвы не нарушу.
Своим дыханьем землю обогрею...
Ты только прикажи и я не струшу,
Товарищ Время, товарищ Время!
Эти слова Роберта Рождественского из песни, что звучит в фильме «Как закалялась сталь», с исключительной выпуклостью показывают то, что требуется подростку: «Ты только прикажи, и я не струшу». И приказывают: кто в ИГИЛ пойти, кто с балкона сигануть.
Особенно остро чувствуют потребность в «авторе»-вожде молодые люди. Но не только они. Вполне взрослые люди, бывший средний класс, привыкшие считать себя не совсем обсевком человечества, и при этом неуклонно соскальзывающие вниз – они ведь тоже готовы. Мелкие бизнесмены, у которых кризис отнял их бизнес. Примерно два года назад я писала о нашей украинской родне – об этих самых мелких бизнесменах. http://zavtra.ru/blogs/lavochniki
У них последовательно отнимали их положение: сначала положение советской технической интеллигенции, потом – постсоветского мелкого бизнесмена. Таких людей очень легко привлечь под знамя. Под какое? Безусловно, это будет знамя фашизма или коммунизма. Капитализма и демократии они нахлебались по самое не могу.

Набирающие популярность в европейских странах «новые правые» - явление этого ряда. Вполне вероятно, что и там зреют свои «движущие силы» - фашистского толка.

У нас в России по свойству нашего национального характера и исторического опыта гораздо более популярен левый тоталитаризм – социализм (коммунизм). (Ещё раз прошу учесть, что слово «тоталитаризм» я употребляю безо всякой отрицательной коннотации, просто за неимением более подходящего термина).

«ШЁЛ ПОД КРАСНЫМ ЗНАМЕНЕМ КОМАНДИР ПОЛКА»

Мне кажется, появись сегодня харизматичный левый вождь, за ним бы пошли. У нас не забыт опыт советский жизни. Более того, советский социализм и советский образ жизни кажется широким массам всё более и более пленительным. Особенно это относится к молодому поколению, которое сильно идеализирует советское прошлое. Эта молодёжь не только сама не помнит советской жизни, но её уже практически не помнят и их родители. В газете «Завтра» недавно была опубликована хорошая статья Галины Иванкиной «Всё в прошлом» http://zavtra.ru/blogs/vsyo-v-proshlom - как раз об этом, о росте симпатии к советскому образу жизни.

Многие готовы встать под социалистическое знамя, но пока нет вождя. КПРФ – это часть изолгавшегося, проворовавшегося, всесторонне обанкротившегося истеблишмента. Что бы они ни говорили ( а говорят они часто вполне резонные вещи), за ними никто не пойдёт. Они принадлежат прошлому, а идти и вести нужно в будущее.

Излишне говорить, что ни о какой «реставрации совка» речи быть не может. И не потому, что этого кто-то не хочет, а потому что – невозможно. В принципе. В истории не бывает реставраций. Об этом в своё время сказал Людовик XVIII , который занял французский престол в результате Реставрации Бурбонов, после свержения Наполеона I. Реставрация может быть по названию, но не по сути. История не повторяется, могут быть лишь цитаты и стилистические реминисценции из прошлого.

Этот чаемый народный вождь, безусловно, не будет ни социалистом, ни фашистом в точном смысле этих терминов. Он должен обладать той широтой и независимостью мысли, свойственной масштабным людям, чтобы взять что-то ценное у Сталина, Николая I, Муссолини, Салазара, Рузвельта и даже – о ужас! – у Гитлера. И создать систему, не сводимую ни к одному из них. Уверена, для неё будет найдено совсем новое название. Как знать, может быть, это будет русское слово, которое войдёт во многие языки. Вполне возможно, что именно нашей стране история доверит создать и опробовать эту новую общественную систему.

В ней будут черты и советского социализма, и фашизма, как его представлял Муссолини. Интересный автор Михаил Антонов, в книге о разных видах фашизма «От капитализма — к тоталитаризму!» пишет: «Муссолини первым в мировой истории пришёл к выводу о возможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране, если этот социализм будет национальным и корпоративным».

«Один из вкладов фашизма в историю экономики, - продолжает М.Антонов, - была корпоративная система… В корпорации входили как наниматели, так и наёмные работники. Предполагалось, что каждая корпорация, контролируя отдельную отрасль, сведёт до минимума конкуренцию в промышленности и мобилизует производственный потенциал в интересах всего общества. У Муссолини была также смутная идея, будто корпорации смогли бы взять на себя функции парламента по экономическим вопросам… продолжительный период социального мира дал бы возможность Италии максимально поднять производство и более успешно конкурировать на мировом рынке… так как и капитал, и труд будут представлены в каждой корпорации, они всегда смогут прийти к соглашению, не тратя времени на забастовки и локауты».

Знаете, что это сильно напоминает? Советские профсоюзы: в один и тот же профсоюз входил и рабочий, и директор. Западным профсоюзным деятелям это было решительно непонятно. А это именно и было частью корпоративного государства.


«Салазар, - рассказывает М.Антонов, - утверждал, что труд — это и право гражданина, и его обязанность. Благодаря труду бедные не умрут от голода, богатые не будут жить за счёт труда бедных. Труд, созидающий богатство нации и процветание народа, — это дело чести и славы. Поэтому необходима дисциплина труда, а «право на лень» — это путь в рабство голода и нищеты.
Став всевластным премьером, Салазар открыто изложил свои политические взгляды. С особой силой он обрушился на либерализм и парламентскую демократию, которые являются для него источником хаоса, ареной борьбы партий, растаскивающих государство по частям ради своих корыстных интересов.
Мы, — говорил Салазар о своей партии, — не народники, не демократы, не либералы, мы — антикоммунисты, авторитаристы и интервенционисты (сторонники вмешательства государства в экономику и другие сферы жизни общества»)».

Нам надо внимательно изучать ВСЕ опыты тоталитарных государств. Что было успешно, что неуспешно? Почему? В любом деле важно отличить замысел от эксцессов исполнения. К сожалению, мы настолько находимся во власти либерально-демократической западной пропаганды, что прямо-таки боимся знать что-то серьёзное о фашизме. Вдруг узнаем что-то такое, что нарушит умственный комфорт? Ровно то же самое относится и к собственному историческому опыту.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →