January 29th, 2010

рысь

БЕЗ ТРУДА

Продолжаю о неотложных мерах, без которых загнёмся безо всякого глобального конца света.

DOLCE FAR NIENTE НА ФОНЕ РАЗРУХИ
Получила недавно комплимент: "Сын-то у вас какой замечательный. Ну молодец! Всякой бы матери такого сына. Рабо-о-отает!"
Я удивилась: а что должен делать парень почти двадцатипятилетнего возраста? "Ну, знаете, всяко бывает", - уклончиво ответила моя собеседница.

Пригляделась я и вижу: бывает, в самом деле, "всяко". Огромное количество неработающей публики. Молодых и крепких в том числе.

Неподалёку от нас в дорогом доме живёт состоятельная вдова. У неё два взрослых сына. Младший чему-то через пень-колода учится, а старший, под тридцать, просто сидит дома. Он женат, жена периодически куда-то устраивается на работу, вероятно, от скуки, а он - сидит. Пробовал учиться (естественно, экономике, и, естественно, в платном новоделе) - но не пошло. Забавно: учился на вечернем по той причине, что на дневном - рано вставать. Мать очень хотела, чтоб работал - хоть где. Даже я как-то поучаствовала в его социализации: взяла на работу. На амбициозную позицию грузчика. Не справился: прогуливал, путал ящики. Уволили. Теперь так и сидит.

А вот сына другой моей знакомой - невеликого масштаба предпринимательницы - на должность грузчика не заманишь. Он занят. Гоняет на дорогом автомобиле да тусуется в клубах. Даже писать об этом неловко: очень уж тривиальная картинка быта золотой молодёжи выходит. Но - чистая правда. Именно так он и живёт. Мамашка, конечно, способна его содержать, но богатство её - не через край. Мог бы и потрудиться. Но - как-то "не склалось". Нет привычки.

Думаете, это только в богатых семьях вырастают лодыри? Кабы так... У нашей украинской няни сын, ему за 30. Когда-то начал работать едва не в 15 лет, на заводе на Украине. Потом завод закрылся - и пошло-поехало. Случайные стройки, эпизодические ремонты квартир, то на Украине, то в России. В семье считается, что он - жертва распада промышленности и шире - СССР. В этом есть доля истины, но верно и то, что кто ищет - тот найдёт. В том числе и работу. В том числе и на заводе - не все же закрылись. Но ищет он, сколь я понимаю, с тайным желанием не найти. Вернее, найти, но что-нибудь временное и не обязывающее. Впрягаться в ежедневную трудовую лямку - неохота. Ну его, пускай лучше так. На что живёт? Да по минимому хватает, родители подкидывают, надо полагать.


"ПРИВЫЧКА К ТРУДУ БЛАГОРОДНАЯ"

Ходить на работу ежедневно, к назначенному времени, подниматься в темноте, спешить... Для этого нужна - привычка.

Чтобы сформировалась привычка - такой образ жизни должен быть безальтернативным. Попросту говоря - чтоб выбора не было: так и только так.

Иначе механизм ржавеет. Мне? Встать? В шесть? Да лучше я умру! А для привычного человека - ничего, нормально.
Люди искони понимали важность этой привычки. Безальтернативности. Стишок был старинный: "Человек, и зверь, и пташка - все берутся за дела: с ношей тащится букашка, за медком летит пчела". Детей понемножку готовили к непременному труду.
В детстве я жила в доме, который построил и заселил завод. Там все работали на заводе, и дети знали: и они, когда вырастут, тоже пойдут работать на завод. Ну, может, в школу или в поликлинику, но непременно на работу. А как же иначе? По-другому не бывает.
Сейчас бывает, очень даже бывает...

Сегодня в школе труд изжит. Школа, где учится моя дочка, исконно сельская, но несколько лет назад посёлок вошёл в город. Это ознаменовалось немедленной отменой каких-никаких работ на пришкольном участке. А зачем? Ну, таджиков, в крайности, пригнать...

В СТАРЫЕ ДОБРЫЕ ВРЕМЕНА...
На всём протяжении истории обычные, массовые люди - ежедневно работали.
Ради куска хлеба.
Был исчезающе малый процент богатых бездельников, но они погоды не делали. Вообще, в прежние эпохи люди работали - много. Гораздо больше, чем теперь. Ключевский называл того, кто не способен работать по 16часов в сутки, "узурпатором бытия": не рачительно он использует благо жизни, данное судьбой. И это ведь не каменщик - профессор как-никак.
И у нас, и на Западе, и везде - до середины 20-го века жить, не работая, для всех простых людей было невозможно. С голодухи помрёшь.

И только с середины века - стало возможно. На Западе. Пособия стали платить. Родители как-то могут чего-то подкинуть... В общем, прокантоваться, протащиться по жизни стало можно и без ежедневной лямки.

И именно тогда, когда исчезла ежедневная борьба за кусок хлеба - появилась наркота. Понимаю: "после того" - не всегда "вследствие того". И однако...
Пролетариат всегда пил? Верно, пил. Но необходимость завтра идти на работу всё-таки как-то сдерживает алкогольные эксцессы. Нет такой необходимости - ничего сдержать не в силах.

Поучительно, что сто лет назад российский пролетариат боролся за 8-часовой рабочий день. И именно тогда народолюбивый, но при этом наблюдательный и интеллектуально честный Лев Толстой заметил: увеличение досуга ведёт только к увеличению времени, проводимого в кабаке.

Простому человеку досуг - вреден. Как и выбор. Любой выбор, особенно - работать или не работать.

Досуг и выбор - это не привилегия. Это - бремя. Далеко не каждому это бремя по плечу.

ДЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ
Сейчас в нашей стране полным ходом идёт деиндустриализация. И дело тут не в ржавом железе, в закрытых фабриках - дело в головах и в руках.

Индустрия - это не фабрики и заводы, как принято думать. Вернее, не только это и главным образом не это. Индустрия - это определённая подготовка населения, это определённый тип мышления и сознания. Само слово industria возникло гораздо раньше машинной промышленности; в трудах средневековых моралистов оно означало просто "трудолюбие". Индустрия - это привычка больших масс народа к систематическому, организованному, дисциплинированному технически оснащённому труду. Это привычка к точности, порядку, дисциплине - организационной и технологической.

Наши проблемы с качеством, с которыми "парились" при советской власти - от поверхностной, форсированной, торопливой индустриализации. У нас были Левши, но Левша-то ведь тип кустарного, допромышленного работника. А вот тип дисциплинированного, грамотного, соблюдающего регламент работника - не сформировался. Технологическая дисциплина в среднем всегда была ниже индустриальных стран первого ряда.

Народ - это коллективная личность. Как и отдельный человек, он учится, овладевает новым знанием и навыком. Если навык шаток, нетвёрд - он легко утрачивается - как у человека, так и у народа. К тому же у народа нужно воспроизведние навыка в следующих поколениях.

Как человек, так и народ может малодушно решить: а ну его, это умение - трудно, хлопотно, да и получится ли? Обойдусь как-нибудь. И внушает себе и окружающим, что это умение вовсе не нужно, что уже поздно учиться, что выгоднее купить товары и услуги у того, кто на этом специалихируется... Знакомы вам эти рассуждения? Вот-вот.
Борьба с техническим и технологическим отставанием от стран первого ряда у нас проведена по-русски радикально - путём ликвидации промышленности и промышленного труда в целом. Что-то вроде борьбы с головной болью с помощью гильотины.

Разумеется, труд не сводим к индустриальному труду. Труд - шире. У нас утрачиваются навыки любого труда. Утрачивается само представление об обязательности труда, о том, что нормальный, здоровый взрослый человек должен в нормальный будний день с утра приступить к труду. Кто сомневается - обзвоните ради эксперимента ровно в 9 утра государственные и частные конторы. Кого вы найдёте на работе? Разве лоха какого-нибудь, страдающего бессонницей.

У нас и предприниматели тоже на труд не ориентированы. Именно поэтому, а вовсе не по тем причинам, о которых принято говорить, у нас и не развивается промышленность. Дело вовсе не в налогах или страшных проверках, а в самих предпринимателях. Им просто неохота. Они не привыкли к систематическому многолетнему усилию. Ну, немножко потрудиться, посуетиться, повстречаться с нужными людьми, "порешать вопросы" - это ещё туда-сюда. А вставать ежедневно в шесть и начинать "париться" (а только так можно чего-то достичь в реальном секторе) - это увольте. За такую жизнь никаких денег не надо.

ДОМ ОТДЫХА
Вместо труда стилеобразующим символом эпохи стал ОТДЫХ. Отдыхают все - вдумчиво, старательно, добросовестно. Об этом говорят и думают. Этим хвалятся.
Изысканность отдыха, а вовсе не трудовые досстижения - критерий успешности человека.
Встретились бывшие одноклассники - и в первую очередь выясняют, кто где отдыхал.

Скажите, ну когда отдыхали по две недели в новый год? А восполнение праздничных дней, если они, не дай Бог, попадут на выходные?

Отдых - это святое, это главное. Работа - по остаточному принципу. Когда-то Штольц (кто забыл - это немец, друг Обломова) говорил: "Труд - это смысл и содержание моей жизни". Теперь смысл и содержание - это отдых. Даже проститутки называют свои услуги "отдыхом". Хорошее, радостное, престижное, крайне позитивное понятие.
При этом все объявляют себя "трудоголиками" - просто курам на смех. Особенно любят это дело политики и госчиновники в своих интервью.

Россия попала в историческую западню, в вольчью яму. Запад, с которого мы осознанно и неосознанно берём пример с незапамятных времён, сегодня действительно активно деиндустриализируется и отдыхает. И нам кажется: это нормально, так и нам надо. Но за него (за Запад) и на него работают другие. А они всё больше отдыхают: длинные отпуска, праздники, масса неработающей публики, сидящей на велфере-социале.

Они ещё дорого заплатят за такой подход к жизни, но это ИХ жизнь. И всё-таки при всём при том исконное население Запада более квалифицировано, более ориентирвано на труд, чем наше.
У них более индустриальное мышление, у них более длительный и глубокий опыт индустрии. Они ещё могут вспомнить.
Им ещё как-то можно вякать о постиндустриальном обществе - они прошли, освоили индустриальный этап, а нам - ох, рано! Нам ещё учиться, учиться и учиться, как завещал велиний Ленин.
Мы с ними в разных возрастах, на разном историческом этапе.

"ЭКОНОМИКА ЗНАНИЙ" - НОВЫЙ ЭТАП НА ПУТИ К КОММУНИЗМУ
Сегодня в вошло в обычай рассуждать об экономике знаний. И не моги усомниться! Даже и спрашивать, что это такое, неловко и неприлично, раз уж и в школе об этом говорят. "Экономика знаний" - это и тренд, и бренд и слоган в одном флаконе. А бренду со слоганом и не требуется быть понятным. Скорее даже наоборот - чем непонятней, тем звучней.

Экономика знаний немыслима без нанотехнологий. Нанотехнологии - это что-то вроде ангельского белоснежного крыла, что вознесёт ввысь - подальше от ржавых труб, изношенных трансформаторов, зловонных свалок ТБО. Это что-то вроде дантова Рая - просто свет и музыка.

К сожалению, в земных технологиях дело обстоит прозаически.
А именно так, что технология высшего типа базируется на технологии низшей, та - стоит на фундаменте ещё более низшей и т.д. Не овладев технологией индуствриальной, не став индустриальным народом, нельзя вот так взять и перенестись в экономику знаний. По причине отсутствия всё тех же знаний. Вернее, навыков. Навыков, которые даются народу в процессе индустриального развития. Трудовых навыков.

Без трудовой привычки нанотехнологий не будет. Нельзя овладеть матанализом, не овладев арифметикой. Нельзя научиться танцевать в балете, не умея ходить. Или это будет смулякр, видимость, муляж.

Можно закупить на Западе или Востоке и построить завод любого уровня сложности, работающий по нано- или каким угодно технологиям. Но это ни на йоту не продвинет народ к вершинам прогресса.
Это будет просто перенос производства в страну третьего мира.
Если ребёнок нажимает кнопку прибора - это не значит, что он овладел электроникой. Это значит, что он научился нажимать кнопку - и он зависит от того, кто эту кнопку ему предоставит.

Мы кем хотим быть? Если страной третьего мира - то одно дело. Если самостоятельной и передовой нацией - другое.

Когда-то, в 80-е ещё годы, в Минвнешторге, а может, и выше, сформировалось представление: надо закупать не потребительские товары, а заводы для их изготовления. Целостные производства. Мне довелось в этом участвовать. Так вот свидетельствую: через очень короткое время одежда, сшитая на итальянских машинках и по "ихним" лекалам, приобретала вполне "советское" уродство. Аналогично адаптировалась и обувь.
Потому что трудовые навыки были - нашинские. И это, заметьте, вовсе не вершина технологии - одежда и обувь.

Впрочем, мои предостережиния, скорее всего, напрасны. У меня такое впечатление, что нанотехнологии - сегодня играют ту же роль, что строительство коммунизма в советской агитпропе эпохи упадка. Никто в это не верит и всерьёз не принимает, но надо что-то говорить - вот и говорят.

Ну и ещё бюджеты пилят - кому повезло.

ЧТО ДЕЛАТЬ?
Если мы хотим развиваться, как народ, как страна, как общество - нам надо вернуться к индустриальному труду.
Хватит бредить об экономике знаний.
Горький когда-то говорил о русской мечтательности: рассуждают о бархатных костюмах в будущем, не имея в настоящем даже пары крепких штанов.

Так вот начать надо с крепких штанов. Наша страна, наше общество должно снова стать трудовым, производительным - индустриально-аграрным.

А для этого необходима трудовая обязанность для каждого работоспособного члена общества.

Все взрослые мужчины поголовно, а также женщины, не имеющие на руках младенцев, должны работать. Если мы хотим развиваться - нужно население, привыкшее к труду. Труд - не личный выбор, а безальтернативная обязанность: кто не работает - тот не ест.

Сегодня - едят. Ещё и как трескают. Откуда берут? Да по-разному...
Cегодня очень многие семьи вполне прилично обходятся, сдавая квартиры. Поскольку население в целом идёт на убыль, всё больше тех, кто, как Онегин, "наследник всех своих родных". Квартира от бабушки, квартира от дедушки - вот и работать не надо.
Вот хоть мои соседи. В семье трое взрослых и ни один не работает. Ну, бабушка - на пенсии, а молодые родители малолетнего ребёнка, выпускники физтеха, между прочим, - просто сидят себе дома. Им не скучно: в интернете вон сколько форумов, пока всё обсудишь - и день пройдёт. Когда тут работать?
Чем живут? Сдачей внаймы двух квартир. Квартиры просто "образовались": дети-то единственные, а родственники кое-какие были - вот и освободились квартиры. И они не одиноки.

Интеллигентные люди, конечно, возмутятся: как же так, гнать всех подряд на работу! Мы же культурные люди, надо как-то по-рыночному, по-цивилизованному, как в нормальных странах... ну, знаете такие разговоры.

Конечно, есть всякие косвенные способы ограничить возможности жить на ренту, они известны. Это высочайшие налоги не наследство, соизмеримые с ценой имущества; это высочайшие налоги на недвижимость, делающие владение ею скорее затратным, чем прибыльным; это значительно более высокие коммунальные платежи и, естественно, налоги за "второе жильё". Все эти меры используются в мире. Однако у нас - вряд ли сработает.

При нашей безурядице и всеобщей продажности - нужны очень простые законы, выполнение или невыполнение которых видно, что называется, "без очков". Все обязаны трудиться. И точка. Пять дней в неделю. Кто не устроился сам - того трудоустраивает государство "строить и месть в сплошной лихорадке буден".

Вернуться к ответственности за "тунеядство". Это была хорошая советская норма. Совпадающая с нормальным, неизвращённым правосознанием. От неё сплошная польза. Повредила она разве что одному Бродскому, а миллионы - сделала людьми. Да и Бродскому-то, положа руку на сердце, стоило бы сказать спасибо советскому драконовскому закону: такая реклама, и всё задаром.

Повторюсь, если мы хотим развиваться, а не разлагаться, нам необходимо восстановить трудовой навык в масштабе всего народа.
Принуждение к труду противоречит правам человека? Мы вгорячах подписали какую-то там конвенцию о запрете принудительного труда? Значит, надо выйти из конвенции. Конвенция для человека или человек для конвенции? Наша цель какая: гнить по всем правилам вечно живого учения о правах человека? Или развиваться и усовершенствоваться? А как можно развивать народное хозяйство, как можно поднять трудовую квалификацию населения, если не будет всеобщего, общеобязательного труда?

А КАК ЖЕ БЕЗРАБОТИЦА?
Безработицу придумали профсоюзы - это ещё в начале 20-го века с немецкой дотошностью доказал Людвиг фон Мизес, между прочим, учитель столь ценимого нашими либералами Хайека.

Безработица - священная корова современного передового общества. Быть безработным - почётно и небездоходно. Безработный своей безработицей дорожит и гордится. Не стесняется, во всяком случае. Работу ищет вдумчиво и со вкусом: не просто какого-то платного занятия, а высокооплачиваемого, интересного, по специальности. Нет такого - гони пособие.

А нормальную рядовую работу - пускай делают "таджики". У нас в посёлке нет ни одной русской няньки или строителя - все "нэ мэстные". Где же безработица? Работы навалом, работников нет. Шьют у нас "на районе" строго вьетнамцы, нелегалы по большей части. У них нет безработицы.

Учёные мужи рассуждают, подсчитывают, математически моделируют и приходят к научно обоснованному выводу: без гастарбайтеров нам не обойтись. Конечно! Как же обойтись, когда местные не работают?

Так и нужно сделать простое и очевидное - заставить их работать.

Нет у тебя работы - поработай на общественных работах. А между тем ищи "по специальности", "по призванию" и по всем прочим параметрам. Общественные работы - необходимы для обеспечения постоянной занятости и, разумеется, для дела: прокладка дорог, починка чего надо, уборка мусора, да мало ли что. Никто не должен болтаться бездельно, ни одного дня. Организовать это - трудно. Но можно. По крайней мере, надо знать, в каком направлении двигаться. Наша сегоняшняя беда - именно непонимание направления.

И не заморачиваться пошлыми догмами об ужасах принуждения. К хорошему и принудить не грех. Потом сами спасибо скажут.

Когда-то, говорят, труд сделал из обезьяны человека. Дарвинизм оспаривается? Верно, оспаривается. А вот что без труда человек быстро превращается в свинью, а страна в помойку - это тоже оспаривается? По-моему , это неоспоримо. Мы этого хотим? Ах нет, чего-то другого?
Тогда за дело!