February 2nd, 2010

рысь

"А ты всё та ж, моя страна..."

Только и разговоров о митинге в Калининграде и о 31-м числе в честь 31-й статьи. А что? Не лишено остроумия. Похоже на маркетинговую акцию: вблизи метро "Шоссе Энтузиастов" есть обувной магазин, так он каждое 13-е число даёт скидку 13%: забавно и запомнить легко. Вот что значит - рыночная экономика: настрополился народ в забавных акциях и промоушенах.

Народ кое в чём настрополился, а вот власть демонстрирует изумительную закостенелость и несдвигаемость.

Российская власть с незапамятных времён имеет стойкую традицию: стрелять из пушек по воробьям и не замечать бревно в собственном глазу.
Это даже не традиция действия, а привычка мышления. Или даже чувствования - ведь чувства тоже неким образом закреплены в коллективном подсознательном. Российские правители так чувствуют, так мыслят и, соответственно, так поступают.

Безумно боятся коллективных акций, всякого рода публичных собраний, демонстраций. Боязнь коллективных акций, демонстраций - это какая-то коллективная фобия, и бессознательна она, как всякая фобия. Человеку, который боится мышей, бессмысленно объяснять, что они не страшные, что никакого серьёзного вреда нанести не могут, что с ними надо обращаться так-то и так-то. Боится и всё. Запрыгивает на стол и истошно визжит. Потому что фобия. При этом может не бояться гораздо более опасных вещей.

Точно так и российские власти. Демонстраций боятся и при этом легко мирятся с вещами пострашней - пьянством, наркоманией, дурными болезнями, да курением, в конце концов, с детского возраста. Про всевозможную безурядицу и лихоимство - и говорить нечего; всё это воспринимается на манер дурного климата: да, это так, но что мы-то можем сделать?

Действует человек под влиянием чувств. Коллективная личность - российская власть - не исключение. Когда-то под влиянием фобического ужаса зачем-то угробили безобиднейших мечтателей Петрашевского и Чернышевского, превратив их собственными руками в знамя, под которым несколько поколений подрывали основы российской государственности. И подорвали.
А приснопамятное "кровавое воскресенье"! Это же до какой степени надо перепугаться, чтобы палить в мирную демонстрацию! До полной невменяемости. А события в Новочеркасске при Хрущёве?

События разные, правители разные, а чувства - едины. И реакции - едины: из пушки по воробьям. Реакция насмерть перепуганного хулигана из подворотни - мутузить кулаками, не разобравшись, что к чему. Почему кулаками? А он больше ничем орудовать не умеет. Мыслительный аппарат у него не развит, речевая деятельность - затруднена.
Так что можно ещё порадоваться за участников митинга: испугались, но ведь не разогнали. И за властей можно сдержанно порадоваться: растут товарищи над собой - омона нагнали, а в дело не пустили. Пока что приглядываются, являют государственную мудрость. Могут себе позволить: у нас по статистике на сто человек населения - один мент. Так что успеют, если что - среагируют.

Вот бубнят все, кому не лень: политтехнологии! политтехнологии! Ну и где они - политтехнологии? Деньги на плакатики выбрасывать без счёту - это что ли политтехнология? Или клоунов нагнать на Васильевский спуска - политтехнолгия?

Да во всём российском эстеблишменте нет ни одного человека, который бы заслуживал высокое звание демагога. Ни одного оратора. Вообще. Зеро. А ведь чтобы быть грязным демагогом или чистейшим народным вождём - надо быть оратором. Это как ехать - можно направо, можно налево, но при этом надо быть водителем.
Ораторов всегда ценили и лелеяли все далеко глядящие государственные люди - от Ленина до Геббельса. Эти двое и сами умели общаться с массами. Ленин чрезвычайно ценил так называемых "ораторов партии" - так это тогда называлось. Вот взять Коллонтай - он к ней вообще-то относился насмешливо за её многочисленные романы, звал "Коллонтайкой". Но - ценил и покровительствовал. Потому как - умела. Если надо кого послать на бабий бунт или иную какую трудную аудиторию - посылали "Коллонтайку".

Сегодня не умеет никто.

А ведь многие приёмы - проще простого. Митинг 31 числа можно элементарно "провалить". Послать туда государственного мужа, который горячо и пылко воспевает в своей пламенной речи свободу вообще, свободу мысли и свободу собраний в частности. Приводит исторические примеры, декламирует стихи - слава Богу их о свободе написана туча. Но, разумеется, это должен быть человек, способный импровизировать в соответствии с настроением аудитории, а не бубнить по телевизонной шпаргалке. Такого человека нет. Он физически отсутствует.

Это же базисный навык работы с возражениями - ПРОВАЛИТЬ возражение. Для этого надо в первую очередь пылко и эмоционально ПРИСОЕДИНИТЬСЯ к оппоненту. Оппонент возражает, он надвигается на тебя, ожидая встретить стену, во всяком случае, нечто твёрдое. А не встречает - ничего, вернее, встречает согласие. Его протест проваливается в пустоту. Недаром говорят: чтобы убить движение, его надо возглавить.
Дело это творческое, но среднему человеку посильное. Этому учат, в частности, продавцов прямых продаж.
Ну а после того, как подстройка к аудитории состоялась, надо попытаться реализовать второй шаг, который в НЛП называется "ведение" - постепенное смещение картины мира оппонента в твою сторону. Ну, это уже высший пилотаж, этому нужно серьёзно учиться.

Обращаться к народу, воодушевлять, мотивировать, как выражаются в сетевом маркетинге - не умеет никто. Словом не владеет - никто. Поэтому - ждите в гости омона. Мы идём к вам.
рысь

Кувалда

По ТВ в программе "Постскриптум" снова вспомнили о Гайдаре. У автора, как говаривали в старину, "чёткая идейная позиция". Обсудили по пунктам реформы начала 90-х, названные гайдаровскими: Гайдар и промышленностиь, Гайдар и сельское хозяйство, Гайдар и наука, Гайдар и пенсионеры - и по всем пунктам пришли к выводу: провал и упадок. Да такой провал, какого свет не видывал: даже так называемая "разруха", что была после гражданской войны - это так, семечки по сравнению с разрухой нынешней.

Это верно и правильно: разруха. Всякий честный и непредвзятый человек согласится: разруха. В Москве, где бурлят и завихряются финансовые потоки - там разруха гламурная. А подальше от Москвы - разруха просто. Я по весне ехала в поезде (в скоростной электирчке, нашей гордости - тьфу, вспомнить стыдно: 90 км/час эта скоростная электричка) из Тулы. По сторонам дороги - словно после бомбёжки - кирпичные полуразвалившиеся здания с зияющими окнами, вросшие в землю животновоодческие комплексы, какие-то ангары промышленного назначения. Всё заброшенное, покинутое, забытое. Всё это так, и всё - это результат гайдаровских реформ.

Но всё это - верхний слой. Признать, что Гайдар (или те, кто за ним стоял) - всесторонне плохи, и на том успокоиться - значит, ничего не понять и ничему не научиться. А у нас разговор идёт опять по поверхности (во всяком случае, что до меня доходит): ты "за" или ты "против"? Гайдар - спаситель отечества или враг народа? В этом проявляется характерная для нас, русских, леность мысли и любовь к элементарным мыслительным шаблонам.

Вспомните, кто был в то время в сознательном возрасте: никто не возражал против приватизации. Никто. Не помню ни одной демонстрации против, а ведь то было время демонстраций, выходить на улицу не боялись.

Никто не жалел о закрывающихся заводах и НИИ. Почему? Почему-то их ненавидели и мечтали "отряхнуть их прах со своих ног", как пелось в старинной революционной песне. Не все хотели отряхнуть? Вы лично не хотели? Я тоже не хотела, т.к. в НИИ не служила и на заводе не работала, но и - признаюсь - не жалела ни о чём. Во всяком случае, на митинг в защиту не ходила. А Вы ходили?
Сегодня близость к НИИ - отягчающее обстоятельство при рподаже недвижимости. Дрянь совковая... фу!

Почему-то в коллективном бессознательном вся советская научно-техническая инфраструктура ассоциировались с угнетением, серостью, скукой - словом, со всем тем, что впоследствии получило кличку "совок". Все эти "веселей ребята, выпало нам, строить путь железный, а короче БАМ", все эти "руки рабочих создают все богатства планеты" - всё это вызывало острую коллективную тошноту. И началось это гораздо раньше 91 -го года.

Начальник моей мамы, инженер-станкостроитель, работавший и на заводах, и в министерстве, недавно опубликовал мемуары. Там любопытный эпизод. Август 1991, демократия победила. Тут же появляются молодые ребята и начинают крушить сложнейшие станки с ЧПУ, автоматические линии. Крушат с ненавистью к проклятому прошлому и с восторженным предчувствмием новой жизни, боясь не успеть. Крушат кувалдой. Этот человек знает, о чём пишет. Это не выдумка: крушили.

Это был какой-то своеобразный луддизм. Луддизм не 18-го, а конца 20-го века.
Почему так произошло? Честно: не знаю. Я не застала перехода, пробуждение моего сознания и памяти приходится на поздний брежневизм, когда это дело вполне отформовалось. Становления я не застала. Могу лишь засвидетельствовать: так было.

У меня в сарае лежат кипы перестроечных журналов, оставшихся от того баснословного времени, когда, по выражению какого-то юмориста, "читать было интереснее, чем жить". Так вот тогда обошло все журналы такое рассуждение: мы копаем руду, чтобы сделать сталь, чтобы сделать экскаваторы, чтобы копать руду и т.д. Не нужны нам, дескать, эти железки, совковое народное хозяйство существует не для человека, а для самого себя. Так кувалдой его!
К чему я это всё? В коллективном бессознательном жило желание разрушениея советского хозяйства. Именно хозяйства. Оно в какой-то момент показалось обузой, цепями, мерзкой зловонной клоакой - дымит тут, воздух портит, отдыхать мешает.
Как без него? Да как-нибудь! Вон сколько всего налудили-напаяли - на сто лет хватит. Интересно, что на двадцать хватило. Почти.

Гайдар и его деятельность отвечали сознательному и подсознательному запросу как "верхов", так и "низов".

Верхи - партийно-хозяйственная номенклатура - хотела растащить по карманам те богатства, которыми она прежде только управляла. Именно для этого она и поставила Гайдара. В этом нет ничего нового - об этом я уже писала в моём дневнике. Продолжать управлять, развивать, усовершенствовать(хотя бы и в свой карман) - никто не собирался: хлопотно, трудно, да и вообще - наработались, пора и пожировать, пожуировать жизнью. Я живу в промышленном подмосковном районе - в Балашихинском, непосредственно примыкающем к столице. Отчасти знакома кое с кем из местного эстеблишмента. Все интересы - в спекуляциях землёй. Землеотвод - и дальнейшая продажа под коттеджи. Ну и себе что-нибудь метров на 1500 с бассейном и конюшней. Вот какие были интересы и цели, и они были достигнуты.
Номенклатура (по-тепершнему, "вертикаль власти") создала себе парадиз: всё имеешь, ни за что не отвечаешь. И для запуска этого процесса понадобился Гайдар с его реформами.

Но это ведь не всё. Кроме верхов были (и есть) низы, народ. Управляемый, подведомственный этой самой вертикали. В своём коллективном бессознательном он хотел того же: работать меньше, получать больше, чтоб разрешали беспрепятственно ехать туда, где легче. Долой совковые ограничения: прописку, заводы эти дурацкие, да распродать это всё нафиг, чтоб не отсвечивало. А мы будем сидеть по офисам и заниматься дизайном и торговлей акциями он лайн. Такие были если не мысли, то чувства. А реально управляют поведением именно чувствва, притом неосознанные.
А что же эти люди думали? Как представляли себе дальнейшее? Ответ: ничего не думали. Никак не представляли. Народ показал себя как дети, которым разрешили вместо примеров смотреть мультики. А детям воли давать нельзя, и "спички детям не игрушка".

Гайдар - это кувалда. А заказчиками были мы все. Не зависимо от места работы и занимаемой должности. И не надо думать, что всё сделали гадкие ОНИ. ОНИ - это тоже мы. Просто более активные, выбившиеся в номенклатуру и вертикаль.