February 22nd, 2010

рысь

БЕЗОТЦОВЩИНА

Всё прогрессивное человечество, проживающее в прделах МКАД, напряглось: Лужков затеял вывесить в Москве ко Дню Победы портреты Генералиссимуса Сталина с комментарием о его роли в победе. Как же так? Как такое возможно? - недоумевают прогрессивные и вольнодумные. Портреты! Его! Погубившего миллионы, пролившего моря крови, погубившего военачальников накануне войны... - ну, знаете, что в подобных случаях принято говорить.

Меж тем вывесить портреты Сталина на юбилей Победы - это всё равно, что вывесить портреты Петра I на юбилей основания Петербурга. Вовсе не политическая позиция - просто факт. Вы уважаете факты? Или предпочитаете жить в мире сказок - то добрых, то злых, но - сказок? Факты всё-таки уважаете? Так вот Петербург основал Пётр, так уж случилось. Пётр был плохой? А как же? Очень даже плохой - царевича сгубил, народишко обдирал как липку, да и указы его были "писаны кнутом". А от хороших как-то толку мало, одна бестолковщина. Как-то попалась книжка: "Хорошие девочки не делают карьеру". И правда: не делают. Карьеру делают плохие девочки - стервы, оторвы. Хорошие цари тоже "не делают карьеру". Уж до чего хорош был Николай II, загляденье: жену любил, фотографией увлекался, городов на болоте не строил. Потом, правда, все оказались в болоте, но это уже потом. Вроде хорошего Горбачёва: тот тоже любил жену и правовую идею.
Что же до тов.Сталина, то он был, безусловно, "плохой", но после войны СССР стал сверхдержавой, быстро отстроился и развивался. Мой отец, крупный руководитель в станкостроении, говорил, что в то время наша промышленность не была радикально отсталой - вполне на уровне развитых стран. Что-то лучше, что-то хуже, но уж никак не Верхняя Вольта. Радикальная отсталость проявилась при добром Брежневе, а уж при просвещённом всечеловеке Горбачёве и его демократически мыслящих последователях всё напрочь развалилось. Станкостроение практически прекратило своё существование. Правда, теперь об отсталости, речь, слава богу, не идёт, и на том спасибо.

Так что же нам для развития нужен кровавый тиран? Так что ли получается?
Ну, благотворный, спасительный, волшебный пинок нам очень полезен - и в отдельной, индивидуальной жизни

Он хочет добра семье - не себе. Он заботится. Он знает как. "Где бы мы свой самолёт ни вели".
рысь

БЕЗОТЦОВЩИНА

Всё прогрессивное человечество, проживающее в прделах МКАД, напряглось: Лужков затеял вывесить в Москве ко Дню Победы портреты Генералиссимуса Сталина с комментарием о его роли в победе. Как же так? Как такое возможно? - недоумевают прогрессивные и вольнодумные. Портреты! Его! Погубившего миллионы, пролившего моря крови, погубившего военачальников накануне войны... - ну, знаете, что в подобных случаях принято говорить.

Меж тем вывесить портреты Сталина на юбилей Победы - это всё равно, что вывесить портреты Петра I на юбилей основания Петербурга. Вовсе не политическая позиция - просто факт. Вы уважаете факты? Или предпочитаете жить в мире сказок - то добрых, то злых, но - сказок? Факты всё-таки уважаете? Так вот Петербург основал Пётр, так уж случилось. А тов. Сталин стоял во главе страны во время Великой Отечественной войны. Так уж распорядилась история.

Пётр был плохой? А как же? Очень даже плохой - царевича сгубил, народишко обдирал как липку, да и указы его были "писаны кнутом". А от хороших как-то толку мало, одна бестолковщина. Как-то попалась книжка: "Хорошие девочки не делают карьеру". И правда: не делают. Карьеру делают плохие девочки - стервы, оторвы. Хорошие цари тоже "не делают карьеру". Уж до чего хорош был Николай II, загляденье: жену любил, фотографией увлекался, городов на болоте не строил. Потом, правда, все оказались в болоте, но это уже потом. Вроде хорошего Горбачёва: тот тоже любил жену и правовую идею.

Что же до тов.Сталина, то он был, безусловно, "плохой", но после войны СССР стал сверхдержавой, быстро отстроился и развивался. Мой отец, крупный руководитель в станкостроении, говорил, что в то время наша промышленность не была радикально отсталой - вполне на уровне развитых стран. Что-то лучше, что-то хуже, но уж никак не Верхняя Вольта. Радикальная отсталость проявилась при добром Брежневе, а уж при просвещённом всечеловеке Горбачёве и его демократически мыслящих последователях всё напрочь развалилось. Станкостроение практически прекратило своё существование. Правда, теперь об отсталости, речь, слава богу, не идёт, и на том спасибо.

Так что же нам для развития нужен кровавый тиран? Так что ли получается?

Про кровавого тирана чуть позже, а сейчас о принуждении. Да, как бы нам это ни казалось неприятным и душевно некомфортным, но наш народ в целом нуждается в принуждении к труду. Благотворный, спасительный, волшебный пинок нам очень полезен - и в отдельной, индивидуальной жизни, и в общей, народной. Так уж мы устроены: гром не грянет - мужик не перекрестится. Любим мы доводить дело до края, до "сделай или сдохни" - вот тогда мы бодры, эффективны, находчивы. В нормальных условиях - нырк на печку, до следующего ЧП. У нас мало внутренней тяги, самомотивации - мы просто нарываемся на пинок, просто просим поддать внешней тяги.

Я внимательно слежу за деловой карьерой дистрибьюторов нашей компании: без волшебного пинка почти никто работать не может. Вот не получается, и всё тут. Пинок бывает от жизни: потеряла работу, жильё, наделала долгов - надо отдавать... Тут человек проявляет чудеса трудолюбия и эффективности. Потом жизнь входит в нормальную колею - и человек перестаёт шевелиться: всё идёт, как идёт. Тогда-то и нужен волшебный внешний пинок - чтоб не расслаблялся, не терял форму. Люди пинков не любят, ноют, хнычут, жалуются, клянут судьбу. А по прошествии времени вспоминают и - благодарят. Признают: правильно вы тогда... А ведь это, заметьте себе, люди, работающие на себя, в самом что ни наесть свободном и рыночном сегменте экономики.
Так что вопрос о насилии и принуждении не так-то прост, как казалось когда-то перестроечным писателям.

При тов. Сталине было хорошо поставлено принуждение всех к труду: был кнут, был и пряник, была развёрнута пропаганда. Результат: все трудилились. Нефте-газовой халявы тогда не было, поэтому всё, что было достигнуто, было достигнуто трудом.

И вот что важно: тов. Сталин не был просто злым надсмотрщиком. Он был... кем он, в самом деле, был? Он был - ОТЦОМ. Одновременно - царём. В русском сознаниее царь и есть отец, это единый комплекс: "издалече наконец воротился царь-отец". Он был строгим отцом, но, безусловно, отцом. Его и звали "отцом народов" - это это не подхалимский перехлёст: так думали, вернее, так чувстввовали.

Где пролегает разделительная линия между строгим Отцом и кровавым тираном?
В первую очередь вот в чём. Тиран действует для себя. Отец, даже если наказывает, если он строг и даже жесток - для семьи, для детей. Он не имеет отдельных от семьи интересов. Он может ошибаться, проявлять недальновидность и даже глупость, но он не может быть злонамерен. Он - часть семьи, а семья - часть него. В принципе, так народ воспринимал царя - как отца.
Тиран действует на собственное благо. Угнетаемый народ - для него средство. Не обязательно обогащения, но достижения каких-то своих целей и амбиций.
Собственно, править в своих целях может и вполне "добрый" и мягкий правитель. Сегодня нет никаких тиранов, но народ, простой народ, убеждён, что начальство только и знает, что набивать карманы, а в случае какой заварушки - "свалит". Так вот отец - это тот, кто не "свалит".

Второе: народ ощущает, что Отец "знает как". Он знает, как достичь некой цели, он знает, что нужно. Он примет в нужный момент верное решение. Он не бросит, он спасёт, он накажет виновных, если потребуется. Ощущение того, что где-то там, наверху, "знают как" критически важно для народа. И при Сталине это было. Сегодня, отметим, имеется спокойная убеждённость в обратном: ничего "они" не знают и не понимают. Недаром сложился образ мудрого Сталина, который знает ответы на все вопросы, выдвигаемые жизнью. Недаром была такая картинка, отчасти сформированная народной фантазией: ночью в Кремле горит одно окно - это Сталин думает и пишет, как нам всем жить. Говорят, был когда-то в букваре стишок: "Бьют часы двенадцать раз - Сталин думает о нас".

Принято считать, что такое ощущение - от неразвитости, инфантильности, убогости и дремучести. На самом деле дело обстоит не то, что наоборот, а - сложнее.

Наличие отца (простого, личного) или Отца нации - не отнимает, а придаёт силу отдельному слабому человеку. Недаром вырасти сильным и деятельным человеком без отца очень трудно. Всегда по взрослому заметно, что ребёнком он рос без отца. Те самые безответственные инфантилы, на которых любят сетовать женские писательницы и просто женщины, - на 90% порождены явной или латентной безотцовщиной. У них не было опоры, чтобы накачать собственную силу, они - слабые. Все их уродства - от слабости и неуверенности. Собственно, и их фирменная безответственность - от слабости.

Беззаветно веря Отцу, человек может совершить невероятное. "Через четыре года здесь будет город-сад" - и он будет потому, что так сказал Отец. Просвещённый и скептичный пожмёт плечами, а дремучий и верящий - возьмётся за лопату и - сделает. Он не будет заморачиваться вопросом: а возможно ли это? А смогу ли я? Я стоит ли этим заниматься вообще? Он и так знает: возможно, потому что так сказал Отец.

В завершение бытовой эпизод на тему.
Моя 9-летняя дочка в Крещенье залезла в прорубь. Без всякого страха, сомнения, колебания разделась при -15С и - нырк. Почему не боялась? "Папа сказал, что не старшно - чего ж бояться?". "И как ты не простудилась!" - запричитала знакомая старушка. - "А папа сказал, что в проруби нельзя простудиться - вот и не простудилась" - был ответ. Ей было не страшно и даже не холодно - вот что такое вера в отца, который вседа думает о ней, который заботится и который "знает как".

Так вот вопрос: это сила или слабость - вера в Отца? Наверное, всё-таки сила.

Мне кажется, сегодняшнее общераспространённое ощущение опасности, незащищённости, ото всюду грозящей напасти, разгула криминала и страшных неведомых болезней - от безотцовщины. У нас нет Отца, который "думает о нас", который не бросит и который "знает как". А нет отца - нет и силы, чтобы противостоять, как принято теперь выражаться, "современным вызовам". А опасности сегодня не так уж и велики, бывали времена и покруче. Просто силы больше было.



Он хочет добра семье - не себе. Он заботится. Он знает как. "Где бы мы свой самолёт ни вели".