February 28th, 2010

рысь

"Насчёт лицеев, школ, гимназий..."

Радость-то какая, светлый праздничек: наша школа сделалась гимназией! Вообразите: пошла моя девчонка в простецкую поселковую школу, куда записывают всех подряд, приди хоть 31-го августа, и вот - очутилась в гимназии. Бывает же такое везение! Вот уж пруха так пруха! Другие вон, сказывают, в очередях маятся, деньги из-под полы суют, чтоб в гимназию попасть, а мы - на халяву проскочили. Теперь-то, кто в первый класс поступает, просто так не протырятся, теперь всё по-серьёзному: гимназия как-никак.
А что гимназия?
Анекдот такой есть абстрактный. "Приборы! - Триста! - Что триста? - А что приборы?"
Вот и я тоже спрашиваю: а что гимназия?
Говорят: повышенный уровень обучения. Против чего повышенный? Что-то я ничего не заметила: что было. то и есть. Ещё говорят: классическое образование. Классическое - это как? Латынь что ли с древнегреческим учить будут? Нет, не будут, откуда же... Английский-то, и то некому преподавать, все преподавашки в Москве по офисам сидят на телефонах. Тогда - что? Что значит - гимназия? Говорят ещё: возрождение традиций дореволюционной гимназии. Это уж просто клинический бред. Тогда надо возрождать всю тогдашнюю жизнь. И начинать надо с главного - с царя.

Тогда с чего такая неимоверная суета: есть школы, а есть гимназии какие-то, лицеи... В дореволюционной-то России, это, кстати, было устроено довольно логично. В гимназию поступали после начальной школы - лет в 9-11. Была классическая гимназия - она готовила к университету. Было ещё реальное училище - оно готовило к сельскохозяйственной академии, лесотехническому институту, землеустроительному, к техническому училищу готовила (это которое потом стало Бауманским). В реальных училищах не учили классических языков (латыни и греческого), больше налегали на новые языки, которые, как пишут мемуаристы, учили весьма прилично, нам бы так. Ну, само собой, математика, физика... В университет после реального училища в норме не поступали. Были ещё кадетские корпуса, куда отдавали мальчишек, которых семья решала пустить по военной линии. Потом с них срисовали суворовские училища. Хорошо или худо, но смысл какой-то во всём этом был. В наших возрождённых гимназиях-лицеях никакого смысла, сколько ни гляди, не усматривается.

Ан есть смысл!
Смысл есть, но не тот, который заявляется.
Смысл - социальная сегрегация.
Смысл - отсеить всякую шушеру: гастарбайтеров там всяких, неимущих, фи... Да чтоб мой ребёнок на одной парте с этим...
Ну, может, там чему лишнему научат, но не это главное. Главное - отсеить "кухаркиных детей", как говорили сто лет назад.

Теперь всё становится на свои места. Посёлок наш застаривается богатыми домами, их владельцы пока предпочитают возить отпрысков св Москву. И вот приходит энергичная директриса и соображает: а почему бы и нет? Почему не придвинуть образовательную услугу к потребителю? А с "приличных людей" можно и денежки какие-никакие слупить. Да и дети чистенькие, их и учить-то особо ничему не надо - родители репетиторов всё равно держат, мороки меньше. Конечно, в одночасье настоящую элитную гимназию не создашь: надо, чтобы шушера в свой срок выпустилась из школы, но не сразу Москва строилась!
Вот, оказывается, какой смысл во всей этой гимназицески-лицейской возне.

Сейчас самым активным образом формируется, как говорил тов. Ленин, две нации внутри одной: нация бедных и нация богатых. Белая и чёрная кость. Или, как в средневековой Флоренции, "жирный" и "тощий" народ. И школа радостно включилась в эту разрушительную работу. Уже с детского возраста человек получает сигнал: вот твоё место, быдло. Или: ты, деточка, элита. Элита потому, что живёшь в особняке и папа ездит на дорогом джипе. Разумеется, где-то эта элита - трёхкопеечная, районного пошиба и замаха, но дело - в принципе. В подходе.

На самом деле делать надо не просто другое, а строгопроитвоположное. Если, конечно, мы хотим развиваться, и не просто развиваться, а навёрстывать отставание и восстанавливать разруху.

А именно делать вот что.
Школа должна быть ТОЛЬКО государственной и только единой. Все первоклассники должны поступать строго в совершенно одинаковые школы.
При этом надо дать учителям (или там школьным психологам) простую и доступную методику выявления способностей детей. Способностей как в количественном смысле, так и в качественном. Кто-то способнее к математике, кто-то к языкам, кто-то к спорту, кто-то к рисованию или ремеслу. К концу начальной школы уже кое-что видно. Уже можно выявить детей, способных к тому или иному роду деятельности. Если мы хотим развиваться, нам позарез нужны спосбные и талантливые люди - их нужно выявлять и посылать учиться в специализированные школы, классы и т.п. Именно они и должны стать новой элитой - независимо от материального положения семьи. Тут ещё важно вот что: постоянный мониторинг способностей приведёт к тому, что люди будут выбирать профессию, по крайней мере, не противоречащую личным особенностям.

Психологи говорят, что годам к двенадцати уже вполне ясно, кто к чему способен и склонен. В сущности, обычно с этого возраста дети и без всякого мониторинга способностей уже склоняются к тому или другому профилю обучения, но всё это делается кустарно и случайно. Но профиль - это одна сторона дела. Качественная. Важно ещё и количество способностей. Вот и нужны надёжные и простые методы оценки, доведённые до каждой школы. Вот в это бы вложить деньги, а не ЕГЭ и интерактивные доски.

А дальше способные должны переводиться в специальные профильные или просто повышенного уровня школы. Но строго государственные. Вы скажете: при нашей тотальной продажности там опять-таки окажутся дети богатых. А нафиг? Сидеть рядом с кухаркиным сыном, выглядеть дураком и возиться с интегралами? Сдалось ему это?

Скажете - расизм? Как же: умные - направо, дураки - налево! Русское сознание традиционно противится идее врождённых качеств, породы. Академик Лысенко, который "воспитывал" беспородную пшеницу в породистую, - это чисто российское явление. Но природу не обманешь: есть способные и неспособные. Вот и надо выявить способности каждого и каждого пустить по своей дороге. Способные есть в любой социальной среде. Если мы - страна - хотим развиваться, а не деградировать, нам нужна элита таланта, а не денег. Селекция должна начинаться с первого класса, и это правильная селекция. Только вот кто этим станет заниматься - вот в чём вопрос. Но ответ найти можно. Говорят, правильно сформулированный вопрос - уже половина ответа.