September 16th, 2010

рысь

Опята осенние

В нашем лесу пошли опята.
Собственно, и леса-то почти не осталось - так, клочок зелени, зажатый между подмосковным посёлком и вылезшим за МКАД московским районом. Однако, глядишь ты, - растут. Приличные грибы - белые там, подберёзовики, - огромная редкость, потому что земля вытоптанная, а опят - полно. И становится год от года больше. Вчера, идя гулять с собакой, сунулав задний карман джинсов ножницы (за опятами сподручнее ходить не с ножом, а с ножницами) - и между делом нарезала целый пакет опят. И суп сварила, и заморозила. И всё такие крепенькие, ядрёные. Осенние. Опята бывают летние и осенние: летние - жидкие, на тонкой ножке, словно современная топ-модель, а осенние - плотненькие, упругие и на толстой ножке. Хороши во всех видах.

Почему же сошла на нас эдакая благодать?

А очень просто. Оттого, что лес у нас брошен на произвол судьбы. Раньше, с незапамятных времён и до прошлого (не то позапрошлого) года, было у нас лесничество. Лесники, конечно, за работой не надрывались, но кое-что делали: убирали мусор, сухостой вывозили - в общем, какой-то уход за лесом был.
Теперь их сократили: лесничество сейчас якобы в Ногинске. А это вообще другой район, кто попрётся из Ногинска чистить наш лес? Разумеется, никто. Поэтому в лесу полно сухостоя, который легко превращается в валежник. Тут недавно, летом, пронеслась буря и выворотила здоровенные сосны. Так они по сю пору и валяются. Народ понемногу отпиливает он них, что может, себе на дрова: отопление у нас хоть и газовое, а печки-камины у всех есть.
Зато какие дивные древесные грибы разрослись на гниющей древесине! Я таких сроду не видывала, хотя родилась я в лесистой местности, детство провела в деревне на Оке и грибы хорошо знаю. Вчера увидела на пне два ярко-красных лопуха размером больше супной тарелки. Подошла - оказалось, древесные грибы. Отродясь таких не видала. Опята, любимые населением, тоже на гнилье произрастают.

И подумалось мне: наши осенние опята - это выдающаяся метафора постсоветской России.

Причём не выдуманная, не рождённая в чьих-то там литературных мозгах, а возникшая совершенно спонтанно, по воле природы. Такого рода метафоры иногда возникают в сновидениях. Поскольку я занимаюсь толкованием сновидений, я их особо ценю.

Так вот про постсоветскую Россию.
Часто возникают споры-разговоры: стало лучше? Стало хуже? Говорите, развалилось? Но не всё же развалилось - что-то и возникло, построилось, организовалось. Нельзя всё видеть в мрачных тонах, жизнь сложнее схем - ну, знаете, что в таких случаях говорится.
Так вот по существу.
Стало лучше? В чём-то и лучше: где-то сделалось определённо чище, красивее, богаче. Возникли дивной красоты мега моллы, куда народ таскается просто побыть среди мрамора, огней, манекенов и искусственных катков под настоящими пальмами. Моя дочка просто обожает съездить в такой потребительский рай и с нетерпением ждёт открытия нового на МКАД, аккурат возле нас.
Вокруг всех больших городов выросли коттеджные поселения, и за прошедшие десять лет стандарт качества и элегантности - сильно подрос. Недавно увидела дом, построенный 10 лет назад и оставленный без изменений: всё гораздо скромнее, чем сегодня. Сегодня в нашем посёлке "серьёзные люди" уже не довольствуются каким-то там коттеджем - замахиваются на целые поместья.
Да и простой обыватель не так чтоб сильно в обиде. Мои скромные служащие - все в шубах, при машинах, часто прибегают просить взаймы в счёт зарплаты: кухонный гарнитур покупаю. Я всегда интересусь: какой? "Ну, понима-а-аете, не хочется дешёвку, натуральное дерево, оно же надолго..." Понимаю.
Конечно, это Москва, но и региональные наши дистрибьюторы - не бедствуют.
Значит, нужно найти балланс хорошего и плохого?
А вот и нет! Никакого балланса.

Всё, что выросло хорошего в постсоветские годы, - это опята. Опята осенние на гниющей древесине.
Наша экономическая, с позволения сказать, деятельность - это деятельность "свиньи под дубом вековым". Все амбициозные, высокрентабельные проекты, реализованные современными энергичными менеджерами с их МБА, антиперсперантами и картинно-целеустремлёнными взорами - всё это опята осенние. Всё, без малого изъятья, посажено на совковый фундамент, на совковую утомлённую, заезженную, словно старая кляча, инфраструктуру. Которая сейчас активно разваливается. И мудрено ей не разваливаться.

В 90-е годы я служила в итальянской компании, работающей в области пищевой промышленности. Вот тогда стал появляться у нас сок в коробочках. О счастье, о прогресс! Возник великий Вим-Бил-Дан: соки J-7. Сейчас, говорят, его владелец - олигарх или что-то вроде, но дело не в этом. Все производители этого замечательного прогрессивного продукта - это бывшие советские молокозаводы. Оно и понятно: производство "молочки" резко упало, а мощности остались: охлаждаемые ёмкости - вот что дорого; кое-где даже упаковка тетрапаковская была. Вот вместо молока они стали разводить и разливать концентраты зарубежных соков.
Прочие амбициозные проекты имеют ту же основу.
Вот все охают-ахают насчёт пробок на дорогах: житья от них не стало. А что вы хотите? Там, где я живу, колоссальный районище повесили на тоненюсенькую веточку двухполосного раздолбанного шоссе да ещё электрички, которая свозит в Москву пол-области. Оно и понятно: жильё - это прибыльно, а дорога - это убыток.
Появляются замечательные загородные отели, где те же амбициозные менеджеры организуют свои конференции и "тим билдинги", где их дети содержательно проводят время в каникулы - всякие там Гелио-Парки и т.п. А поскрести - бывший советский пионерлагерь, подвергшийся более или менее глубокому тюнингу. Что касается современных прогрессивных детских лагерей, функционирующих на современной коммерческой основе и прививающих детям современные жизненные навыки, - так те вообще все, на 100%, бывшие советские.
И дело даже не только в советской физической инфраструктуре. Никакого нового богатства, происходящего от нового, сегодняшнего труда, - не создано. То немногое новое, что появилось, - это своего рода конверсия того, старого богатства. Просто его перенаправили: большей частью в частные карманы, ну и вот ещё в роскошь, в гламур, в развлекуху. Вот и произрастают там и тут крепенькие вкусные опята. Но они, опята, - осенние. А скоро - зима.