November 5th, 2010

рысь

Пускай отдыхают

У Достоевского есть замечательная повесть - "Село Степанчиково и его обитатели". Там рассказывается о жизни помещичьей семьи, где власть забрал некий Фома Опискин, приживал. Жил он полностью на средства хозяина поместья, и жил на широкую ногу, но при этом ещё и всеми командовал и всех угнетал, угрожая уехать. А хозяин по слабости характера боялся этого до смерти. Ещё он боялся, что как-то так выйдет, что он, хозяин, будто бы попрекает приживала куском хлеба. Такое подозрение было совершенно невыносимо для слабохарактерного помещика, и он терпел уродства Фомы до последнего.

В сегодняшних странах золотого миллиарда, и в нашей тоже, роль этого Фомы играют пенсионеры. На первый взгляд, это кажетмя странным, даже возмутительным: бедные бабулечки, которым всего не хватает, а лекарства такие дорогие, а инфляция съедает все прибавки к пенсии, а вы тут смеете покуситься на святое святых.

Они слабые, они немощные и больные порою - верно. Но это каждый индивидуально. Но все вместе они - силища, да ещё какая.
Они - избиратели.
Притом самые организованные и дисциплинированные избиратели. Кто-кто, а бабульки на выборы точно ходят. По привычке делать, что велят, от скуки, за компанию с внуками - но ходят всегда. Когда, помнится, созавали партию пенсионеров (не знаю, жива ли она по сю пору), говорили: пенсионеры - это самая большая "профессиональная" кагорта. Никто так не многочислен, как пенсионеры. В Москве, говорят, пенсионеров около четверти населения. И их становится только больше - во всех странах.

К чему это ведёт? Да к очень простой вещи. Политика любого правительства поневоле может быть только пенсионерской. Современное белое человечество вообще проникнуто пенсионерским духом (об этом я подробно писала в посте "Пионеры и пенсионеры").
Дух пенсионерства - это дух доживания, а не устремлённости в будущее. Сокращения, а не расширения жизни. Это дух распределенипя, а не создания ценностей. Дух гарантий, а не риска. Это стиль людей, едущих "с ярмарки". Скоро, совсем скоро они приедут к конечной остановке и тогда finita la commedia.
Этим духом проникнуты далеко не только пожилые люди - в молодёжи его тоже сколько угодно. Он, этот дух, вообще витает в воздухе, этим мы дышим. Но, разумеется, в стариках его больше, и это естественно.

Теперь, когда пенсионеров всё больше, никакое демократическое государство не может В ПРИНЦИПЕ принять никакие меры, направленные на развитие. Дух пионерства требует сосредоточения ресурсов на развитии, а дух пенсионерства - распределения этих ресурсов да ещё и вкладывания всё возрастающих средств в медстарховки, пенсии и т.п.

Что значит "сосредоточить ресурсы на развитии"? Это значит отнять их у государственных иждивенцев - вот что это значит, говоря напрямки, без политкоректного политеса. Отнять и пустить на глобальные проекты. У них и так нечего отнять, они бедные-несчастные, они всю жизнь работали, их обманули, их обобрали, унизили-оскорбили-обидели!
Эмоционально я согласна: старость - вообще не радость, все мы будем старые, не дай бог оказаться беспомощной и сирой.
Но сентиментальность в государственной жизни приводит только к деградации и катастрофам. И происходят эти катастрофы обычно при добрых, гуманных и чувствительных правителях. При бессердечных тиранах, странным образом, происходит развитие.

Так вот если мы хотим развиваться, а не просто кое-как распределять доход от нефти-газа в ожидании смерти, нам нужно увеличить объём народной работы. А для этого надо увеличить количество работников и уменьшить количество иждивенцев - молодых и старых. Молодёжь должна начинать работать на пару лет раньше, чем в среднем это делает сегодня. А старики должны работать дольше.
Необходимо, и это очевидно до прозрачности, поднять пенсионный возраст - хотя бы до 60 лет для всех. Отменить досрочную пенсию. Для начала.

Но об этом даже вякнуть не моги: не изберут, не проголосуют. Станешь злым, плохим и не популярным. Не проголосуют они за тебя - пенсионеры. Они, столь немощные по отдельности, вместе - грозная сила.
И эта сила безусловно стоит на пути развития.
Собственно, сегодня никто и развиваться-то особо не стремится, но буде захотят - не получится: наш корабль чересчур перегружен пенсионными обязательствами. И груз возрастает год от года. "Мёртвый хватает живого" сегодня это проявляется самым наглядным образом.

Если мы хотим развиваться, надо поддерживать и поощрять сегодняшний производительный труд. Создание ценностей. К сожалению, мы издавна проникнуты пафосом справедливого распределения, гораздо больше, чем пафосом творчества, созидания. Если будет создаваться достаточно общественного богатства, то даже при полном отсутствии пенсий - старикам будет житься неплохо: дети-внуки их не оставят. Пенсии, в конце концов существуют меньше ста лет, а человечество живёт тысячелетиями. И всё это время дети содержали престарелых родителей, потому что знали: их самих будут содержать их дети. Да просто это было социальной нормой.
Поэтому заботиться надо о развитии народного хозяйства и увеличении общественного богатства. Нужны перспективные планы, нужен общий народнохозяйственный план, включающий всех в общую работу.

Но простые избиратели очень плохо понимают развитие, особенно перспективное. Именно поэтому при демократии практически невозможно осуществление каких бы то ни было глобальных планов. Будь в СССР нормальная демократия западного типа, не видать бы нам ни космоса, на атомной бомбы. Кто бы проголосовал за то, чтоб в голодной стране создавать атомную промышленность, а потом запускать невесть что невесть куда?

Если хотим развиваться, хочешь-не хочешь, а надо дифференцировать политические права граждан. Как первая мера следует лишить избирательных прав пенсионеров и социальщиков. Чем они хуже других? Да ничем. Может, они даже и лучше. И то сказать: они славно поработали, пускай теперь работают другие, пускай другие думают обо всех этих политических дрязгах и разборках, пусть суетятся их дети и внуки, а они - отдыхают. Вот пускай и отдыхвют в полном объёме.

Тогда голосовать за сегодняшнюю жизнь будут те, кто создаёт её сегодня, а не те, кто делал это вчера и позавчера.

Это одна из тех мер, которые осуществить трудно, а не осуществить - гибельно.