June 17th, 2011

рысь

CТОЛИЦУ - В ИРКУТСК!

Давно не писала: очень много работы; голова не тем занята. Но сегодняшнее сообщение произвело впечатление. Имею в виду расширение Москвы за счёт области.

Я – «замкадыш», живу в 3-х км от таблички с перечёркнутым словом «Москва». Так что мы, вероятно, будем первыми кандидатами на включение в столицу. В нашем посёлке об этом говорят давно и с ужасом: Москва у нас считается Содомом и Гоморрой в одном флаконе. Недавно слышала в школе: «Станем мы Москвой – будут у нас шприцы во дворе валяться». Даже старушки не мечтают о «лужковской» пенсионной надбавке, ну её.

Дело в том, что исторически недавно (лет пять назад) мы бурно пережили включение в состав соседнего райцентра – наш посёлок стал официально именоваться микрорайоном города. Народ митинговал: хотим-де остаться селянами, но, как всегда бывает, всё случилось, как велело начальство. А велело оно, ясное дело, в своих незамысловато-прозрачных интересах.

Интересы простые: землеотвод. Нельзя же оставлять судьбоносное дело выделения дорогих участков под строительство коттеджей в ведении какого-то там убогого сельсовета. Дело это государственное и решать его надо с размахом, по-государственному. И, надо сказать, так всё и случилось. После включения нашего села в городскую черту дело землеотвода пошло куда как справней: раздербанили остатки леса (объявив его не лесом вовсе, а пустырём), дивные полянки застроили, не говоря уж о полях: к чему городу поле?

Вообще, землеотвод – это главный начальственный бизнес. И нельзя его упускать из рук. За что, в самом деле, боролись лучшие люди Отечества, начиная с великого реформатора Столыпина? За частную собственность на землю. А чтобы она стала частной, кто-то её должен выделить. Потрудиться на общее благо. Постановление принять соответствующее и выделить в натуре. Такая вот нано-технология начальственного бизнеса. Бизнеса, надо признать, изумительного по своей эффективности. Начальство вообще демонстрирует исключительную деловую эффективность, не в пример какому-то там косному и неповоротливому бизнесу. Оно поставляет на рынок исключительно товары, не имеющие себестоимости: разрешения, постановления. Землеотводы вот ещё. Создал землю Господь Бог в день творения, а начальники её продают. Правда, всё это надо уметь: провести по инстанциям, выправить соответствующие бумаги, кому надо - откатить. В общем, надо многое уметь и знать: налицо экономика знаний. Так что начальство являет нам пример прогресса, инноваций и эффективности.

Но закавыка в том, что земли у нас чрезвычайно мало. Меньше, чем в Швейцарии или там в Италии какой-нибудь. Разве что с княжеством Люксембургом сравниться может наша страна по малоземелью.

Широка страна родная, а продать-то и нечего. Потому что платежеспособный спрос есть только на у-у-у- зенькую полоску земли вокруг МКАД: более-менее по «бетонку» - это км 30. А все остальные угодья со всеми их курскими и иными соловьями, упоительными вечерами, росистыми утрами и прочей лирической дребеденью – бери хоть даром, сколько сможешь унести (примерно как суверенитета при Ельцине). Не несут. Цена земли падает по мере удаления от МКАД в геометрической прогрессии.

Ну и может ли Московское начальство терпеть такое положение, чтобы золотая земля, которая вот тут, рядом, кормила каких-то там замкадышей, хоть бы и начальственных замкадышей?

Когда чего-то мало, начинается борьба за ограниченный ресурс. Так всегда было с незапамятных времён, с феодальных княжеских междоусобиц. Точно так же происходит и сегодня. Генерал Громов, видать, ослабел и держать оборону священных рубежей больше не в силах – вот и результат: безвозмездно, сказали, изымать земельку будут. А вы как хотели: a la guerre come a la guerre.

Разговор о том, хуже или лучше будет от этого НАРОДУ – пустой. Не ко времени разговор: большие люди большие дела вершат, а вы о чепухе. К тому же хуже не будет: все будут на своих местах сидеть да в электричках пихаться, а как всё это будет называться – кому какое дело. А ежели подкинут людишкам какую-никакую столичную надбавку или там субсидию – с гарантией будут в воздух чепчики бросать и искренне обожать Собянина, как когда-то искренне обожали Лужкова и считали кормильцем и заступником. Потом, правда, тотчас забыли, но это вообще свойство политической любви.

Так что ничего не произойдёт.

Нового ничего не произойдёт. А старое будет происходить прежним порядком: распилы новых бюджетов, возведение новых небоскрёбов и всяких там офисных комплексов нового уровня роскошества для новых начальников и их челяди. Наверное, понадобятся квартиры для очередных депутатов и министров. Не выселять же прежних – как-то не гуманно это. Человек вон два года себя не жалел, трудился на благо Отечества, что же ему опять что ли в Замкадье ехать? А семья? А дети? К тому же новые возникают архитектурные стили, новые материалы – налицо прогресс и модернизация. Неужто так и жить отечества отцам в старье пятилетней давности? Надо, надо обновлять столицу – тут нельзя не согласиться. Прозорливое у нас начальство. Прозорливое и распорядительное: сказал – сделал.

Так что же – нельзя тронуть столицу? А как же Пётр? А как же расширение столицы в 1961 г., когда сделали МКАД? Ведь жизнь идёт вперёд, всё развивается, столица – это живой организм и как всякий организм… - ну, знаете, что принято в этом случае говорить.

Развитие вообще-то реально существующее явление. У нас, правда, имеет место развитие со знаком «минус» – регресс то есть. Упадок. Свёртывание, а не расширение. Я имею в виду расширение жизни в целом, а не Москвы.

Разбухание Москвы – это как раз знак угасания жизни в целом.

Москва вобрала в себя ресурсы всей страны и по сути дела – это почти что единственное место, где так-сяк теплится жизнь. Москва и ТРУБА – вот и вся наша страна. Что удаётся добыть от трубы – оседает в Москве. Поэтому расширение Москвы – это институализация, закрепление именно такого, а не какого-то иного положения.

Если мы хотим развиваться на самом деле, а не в порядке предвыборной пустопорожней болтовни, то столицу перенести надо. Как это когда-то сделал Пётр. (Но для этого, заметим в скобках, нужна у власти личность его масштаба).

Зачем Пётр перенёс столицу в северное болото?

«Грозить шведу»? И это тоже. Но главная идея была – оторваться от заскорузлого древнерусского застойного быта и приблизиться к тем землям, откуда тогда шёл импульс развития, силы, умелости. ТОГДА это были страны молодого, задиристого капитализма – Нидерланды, Англия. У них было чему учиться – и Пётр учился сам и людишек своих пинками загонял в учение.

Тогда точкой роста человеческой цивилизации была западная Европа – оттуда шла мощная молодая энергетика. Это был молодой, зубастый Запад – труженик, флибустьер, завоеватель. Вот к нему-то и старался царь-реформатор приблизить сонную Русь. Сегодня Запад – это всё ещё умелый, опытный, хитрый и умеющий обделывать свои делишки – пенсионер. Народы Запада – вышли на пенсию, они - доживают. Комфортабельно, опрятно, но – доживают. Кипение жизни переместилось на Восток – в Корею, Китай. Здесь потно, грязно, неизящно, здесь работают без выходных и оплачиваемых отпусков, почасту спят вповалку и готовы суетиться за самую малую копеечку.

В конце апреля я была на выставке в Гонконге. Азиаты готовы сделать ВСЁ. Длиннее, короче, из другого материала, другого цвета, с твоим логотипом, по твоему техническому заданию и просто по эскизу – ты только скажи. Именно потому, что они такие – Гонконг застроен самыми что ни наесть новомодными небоскрёбами, а Нью-Йорк кажется на его фоне потёртым и устаревшим.

Сегодня жизнь и развитие – там.

Если мы хотим развиваться – нам надо смотреть не на Запад, а на Восток, в сторону, где бьёт молодая энергия. Где живут пионеры, а не пенсионеры. Даже и независимо от этих стран, нам надо смещаться в Сибирь хотя бы, чтобы сохранить за собой Богом данную территорию.

Где-то возле Байкала – естественное место нашей столицы. Построить город на новом месте, осуществить наконец давнюю мечту человечества о городе-саде – чем не достойная задача? Переворошить старые проекты наших архитектров-конструктивистов – вдруг найдётся интересное решение? Тогда ведь много думали о новом типе расселения и много родилось интересных идей. Построить город в модном стиле эко-тек: камень, дерево, стекло, энергосбережение, трава на крышах… Или как Йоханнесбург – одноэтажная столица. Я там была, свидетельствую: это здорово.

С современными техническими возможностями всё это более, чем достижимо. Всего и надо-то – желание. Но желание сегодня одно – чтоб всё осталось, как было. Чтоб , ради Бога, ничего не менялось. И при этом пилить, пилить, пилить бюджеты.

Поэтому и хочется сказать нашим правителям: «А пошли вы все … в Иркутск!»