February 14th, 2012

рысь

ПОЗИТИВНЫЙ СОБЕС

В статье Путина о социальной политике всё абсолютно правильно. Вообще, это блестящий политический текст. А поскольку демократический политик – это демагог, и иным быть не может в принципе, иначе он вылетит из игры, даже не успев заслужить звания политика, так вот поскольку демократический политик – это демагог, то и текст политика – вполне демагогический.

Каков главный принцип демагогии? Он прост. Это принцип зеркала. Каждый должен увидеть в этом зеркале свои, что называется, «думы и чаяния». Значит, каждому нужно сказать что-нибудь приятное и пообещать то, чего он желает. Непременно необходимо каждого похвалить и объявить солью соли земли – самым главным, нужным, любимым. Между прочим, точно таков же и принцип любого обольщения, в т.ч. дамского. Обольщаемый должен всегда чувствовать себя самым главным и самым ценным. Тогда из него можно верёвки вить.

Обещать надо широко и всем безо всякого изъятья – от пионеров до пенсионеров, от капиталистов до работяг. И всех не забыть погладить по шёрстке: из рабочих, которых почти уж и нет, пообещать создать «рабочую аристократию», а горемычных провинциальных училок и замордованных лекарей - провозгласить «креативным классом». Что это такое – никто не знает, но это что-то очень-очень хорошее, современное, с лёгким привкусом умеренного западнизма. Эдакой импортности. Короче говоря, все нужные, ценные, любимые. И всё будет чрезвычайно хорошо, как говорил герой Ильфа и Петрова.

По всей видимости, прикладывать к подобным текстам критерии правдоподобия, осуществимости и вообще сополагать их с реальностью – дело смешное и вздорное. Это текст художественный, обольстительский текст. Смешно спрашивать, откуда возьмутся деньги, или обещанные миллионы населения, или что будет производить эта самая «рабочая аристократия». Задавать такие вопросы – это всё равно, что упрекать стихотворение «Колокольчики мои, цветики степные» в ботанической или фенологической неточности и приставать к автору с бестактным вопросом, куда это он скачет по колокольчикам. Какая разница, куда? Куда надо, туда и скачет. А может, и никуда не скачет, а просто звучит так, хорошо. Настроение создаёт.

В аккурат и сочинение Путина создаёт бодрое, позитивное настроение. Что, собственно, и требуется. А более ничего от подобных текстов не требуется. Ещё Пушкин учил: судить поэта следует по тем законам, которые он сам над собой установил. По законам жанра. Вот по этим закона статье Путина я лично ставлю жирную пятёрку. Или, как у моего сына в начальной школе, была такая отметка: «5.Молодец». Вот я бы такую поставила.

Всем должно стать хорошо. Все должны «получить поле для профессионального и социального роста». «Инженер, агроном, экономист, дизайнер должен не просто работать по специальности, а строить профессиональную карьеру. А значит, постоянно повышать свою профессиональную квалификацию, обучаться новым прикладным технологиям. При этом надо сделать квалификацию каждого видимой, различимой для работодателя». Если просто скользить глазами – всё вроде в порядке, слова всё хорошие, позитивные: специальность, карьера, обучаться, технология. Всё слова с положительной коннотацией.

Но слова эти не описывают никакую реальность. Потому что нет её – реальности. Ничего не имеется в виду. Потому что технология – это СПОСОБ сделать что-то, а цель технологии – это предмет, который мы хотим сделать. Так вот этого предмета-то и нет. И «профессиональная карьера» - это тоже не цель, а средство. И профессии, вообще-то, не цель, а средство. Может, вообще никаких профессий не надо. Как так не надо? А вот так – не надо да и всё. К чему прилагать-то эти «прикладные технологии»? Об этом – молчок. Вы скажете: в статье о социальной политике, а об экономике было раньше. Но в том-то и штука, что не было! Никто не знает, какие такие профессии нам нужны. А не знает, потому что не знает, какого рода народное хозяйство у нас должно быть.

Говорят о каких-то там темпах роста, передовых рабочих местах, а делать-то что?

Неожиданно является – притом как-то явочным порядком, вдруг, - идея новой индустриализации. Оказывается рабочие являются «становым хребтом любой экономики». Современный рабочий – это «ответственный исполнитель сложных и меняющихся технологических регламентов». Технологических регламентов – чего? Делать-то что мы будем? Об этом – молчок. При этом признаётся, что растёт число рабочих мест, не отвечающих гигиеническим нормам. Что это значит? Разруху значит, что же ещё?

Но при этом к 2020 г. у нас возникнет рабочая аристократия – почему-то 30%. Что это такое – полный туман. Что она такое выпускать будет? А может, и не нужны никакие «сложные регламенты»? Если не иметь в виду никакой, философски выражаясь, предметной деятельности, то ответить на этот вопрос – принципиально невозможно.

Да никто этими пустяками и не заморачивается. Просто надо похвалить и приласкать все слои населения. Раз есть у нас какие-никакие рабочие – значит надо и о них сказать что-нибудь доброе и позитивное. Хорошее слово – «аристократия», вот его и употребили президентские спичрайтеры. У нас ведь всё теперь что не «элита», то «эксклюзив».

Предпринимателей народ не особо жалует – вот и предлагается выход. Это – создание «публичных корпораций», которые «не имеют персонального хозяина – и тем самым устойчивы к коррупции, к связкам с чиновничьими интересами». Это писала, видимо, блондинка. С чего вдруг публичная корпорация (ОАО, если по-нашему) как-то по-особому устойчива к коррупции? Она даже порождает свой специфический способ правонарушений – подтасовку отчётности для обмана акционеров. Ну, вроде громкого скандала с итальянским Пармалатом. Но всё это не имеет особого значения. Просто всё будет хорошо. И всем будет хорошо.

Студентам, например. Рабочие – они, конечно, становой хребет. Но упаси, Боже – тронуть счастливое детство – право молодого растущего организма просидеть пять золотых лет в вузе. И то сказать – не к станку же становиться. Так прямо и написано: некоторые-де говорят, что число студентов надо сократить, а на самом деле – не надо. Раз хотят сидеть в вузе – нехай сидят.

А вообще всем всё дадут. Пенсионерам – пенсии, студентам – стипендии, учителям – зарплаты, средние по экономике. Матерям – пособия. За третьего ребёнка будут платить своего рода зарплату. Откуда всё это возьмётся? Трудно сказать. Да и не время сейчас об этом говорить: есть темы и поважнее. Откуда-то возьмётся. Вроде как 154 млн душ к 2050 г. Ну, это легче всего обещать, потому что до этого года мы с Путиным точно не дотянем.

Добрый, хороший, позитивный Путин! Он дал нам добрый позитивный собес. Где главные темы – перенос каникул и отмена зимнего времени. И то сказать – о чём ещё судачить старушкам с собесе? Когда собес рухнет под собственной тяжестью и/или вследствие внешних причин – мы будем печалиться и вспоминать его добром. По прошествии, естественно, времени. Вроде как Николая II. Может быть, его даже канонизирует РПЦ. Он столько нам дал, он так нас любил, он так сильно хотел как лучше… «Как упоительны в России вечера». Как хорошо было при нём… Но ему не повезло, ему не дали, ещё чуть-чуть и он бы всё сделал, и наступило бы всеобщее счастье. Счастье навеки.

Точно так народ любовно говорил о Мавроди, и вообще обо всех пирамидостроителях, сулящих вечную пенсионерскую халяву. Народ ведь всегда горячо поддерживал и Мавроди, и Властелину, и всех, кто обещал - и даже некоторое время давал! - халявные коврижки. Когда пирамиды рушились – народ неизменно защищал своих благодетелей: им не повезло, им помешали. Недаром сегодня Мавроди опять на коне. Потому что сулящий (и на каком-то этапе дающий) пенсионерскую халяву – всегда на коне. Но в том-то и беда, что не может, не должен наш народ уходить на пенсию.