March 5th, 2013

рысь

"Там русский от русского края отвык…" - 2 часть.

“RETIRE YOUNG AND RICH”

Новый вид эмиграции – пенсионно-курортная. Уезжают не обязательно пожилые, есть и вполне цветущих лет. Когда-то пели: «Комсомол – не просто возраст, комсомол – моя судьба». Пенсия – это тоже судьба. Мировоззрение. Философия, если угодно. А господствующее ныне мировоззрение – отдыхательно-пенсионерское. В центре жизни не труд, а отдых. Недаром считается умно и прозорливо копить с двадцати лет на пенсию.

В последние пару десятков лет это получило распространение: обеспеченные старики из северных стран продают своё жильё и покупают домик возле тёплого моря, где и коротают остаток дней; там и дешевле. Некоторые просто покупают домик – это уж кто как обернётся. В деревне на Кипре, где я живу летом, таких добрая половина. Главным образом англичане, но попадаются и немцы, швейцарцы, даже канадец один приехал. Перед кризисом 8-го года, когда надувался пузырь недвижимости, а ипотечные кредиты не то, что давали, а прямо-таки впихивали, пенсионная эмиграция получила существенный толчок. Земля обетованная казалась прямо на расстоянии вытянутой руки. Киприоты побросали свои поля и принялись – скорей-скорей - строить посёлки для будущих эмингантов-пенсионеров. Среди чиновников сформировалась особо доходная коррупционная специальность – перевод земли сельхозназанчения в землю, где разрешено строительство. Кризис порядком подпортил дело: построенные посёлки стоят не распроданные. В Испании, говорят, и того хуже, но я там не была и пишу только о том, что видела своими глазами.

Есть среди пенсионеров и наши люди, они есть везде, во всех странах. Обычно селятся в курортных зонах. Мой муж встретил в Баден-Бадене группу бывших российских бандюков, отошедших от дел. Вместе выпили рейнского вина и вспомнили лихие девяностые; муж по литературным источникам, они – из жизненной практики; разошлись довольные.

Многие русские, заработав денег на жизнь до конца дней, – отбывают в тёплые края. Ещё больше – мечтают. Мой молодой друг и компаньон по одному небольшому бизнесу, основательный мужчина 35 лет, вдумчиво анализирует, куда он отбудет лет через пять. В Испанию? Туда уже отбыл его друг с семьёй. Моему приятелю хочется переплюнуть. Может, в Италию? А какой язык труднее: испанский или итальянский? Надо бы взять машину и поездить по Италии, присмотреться, выбрать место. Заботы…

Слушая его рассуждения, я неожиданно подумала: «Господи, а я-то что? Может, и впрямь чего-то я радикально не понимаю? Не догоняю, как говорится? На жизнь заработала, язык уже знаю – так чего ж я сижу?»

Американская мудрость: «Retire young and rich” – «Уйди на покой молодым и богатым» - добралась и до наших палестин. Много способствовали её популярности книжки Роберта Кийосаки «Богатый папа – бедный папа» и продолжения. Сначала-то он совместно с какой-то бухгалтершей вроде как учил правильно распоряжаться деньгами, дальше – больше, и наконец он сформулировал глобальную философию жизни: выскочить из «крысиных бегов» ежедневной работы и зажить как рантье. Книжка эта обрела в России вторую (или даже первую) родину: настолько плодородна оказалась почва, на которую этот «сеятель знанья на ниву народную» бросил свои семена. Наши тётушки-продавщицы только и шуршали: «остаточный доход», «инвестиции», «финансовая независимость». Но, разумеется, Кийосаки ничего не изобрёл – он лишь сформулировал народную мечту о спокойной и обеспеченной жизни – без труда.

А мне вот всегда подобная жизнь – комфортабельное пенсионерство – казалась ужасной, даже зловещей какой-то. Смерть заживо. Уж лучше смерть замертво. Чтоб уж поскорее - и не мучиться. Для такой жизни после смерти есть хорошее слово в пенсионном законодательстве – «дожитие». Я, разумеется, никого не критикую, я просто рассказываю, как я это чувствую. Все наперебой рассуждают о пенсионерских радостях: экскурсии туда, поездки сюда, хобби там всякие, культурные развлечения, общение с себе подобными на темы похудения (это самая нынче животрепещущая тема, объединяющая всех: каждому есть что внести в копилку коллективной мудрости). А ежели ты не стар и не ветх – флаг тебе в руки. Сёрфинг, бёрдинг, дайвинг и прочие молодецкие забавы в твоём распоряжении. Можно на джипах по буеракам рассекать, можно на яхте по морю болтаться. Это трудно, этому надо учиться? Так оно и к лучшему! А что целыми днями-то делать?

Так что мне в этой сказочной жизни – не нравится? Отсутствие труда? Я, прямо сказать, не особо трудолюбива, во всяком случае, знаю массу людей, гораздо трудолюбивее себя.

Долго не могла ответить сама себе на этот вопрос, потом – поняла. В этой жизни, столь для многих желанной, НЕТ БУДУЩЕГО. Перспективы нет. Она как плоская средневековая картинка, нарисованная тогда, когда перспективу ещё не умели рисовать. Там в принципе не к чему стремиться – жизнь эта не заточена на стремление, оно в ней не предусмотрено. Нет цели, нет вершины, на которую карабкаться. Можно чему-то учиться? А зачем? Изучать что-то? А нафиг, если цели нет. Просто для профилактики болезни Альцгеймера? (Кстати, одна знакомая учит иностранные языки для этой цели, говорит, крайне полезно; хотя бы пять слов в день – и маразм отступает). Зачем куда-то идти, если ты уже – там? Это свой личный, маленький конец истории.

Человек всё-таки создан для движения и стремления. При отсутствии движения физического – заболевает и погибает. Это все знают. Но ведь человек – существо духовное, и духу тоже потребно движение. Добиваться, бороться, уставать – в этом жизнь, по-видимому. Нет этого – и человек умирает от неизвестных причин. Многие мужчины умирают, выйдя на пенсию; мой отец прожил на пенсии полгода.

Вот поэтому-то я и испытываю ужас перед этой смертью заживо – комфортабельным пенсионерством. Впрочем, я об этом никому не рассказываю – заклюют. Это ведь один из столпов современной мудрости, цель, к которой надо стремиться сымальства. Современная цивилизация не даёт человеку никакой иной цели, кроме вот этой: сидеть на терраске и смотреть на птичек. Не ставит она ему никаких задач, нету их. Каждый сам может поставить? Нет , не может, не получается. Это задача не для его малого ума. Сам он только до этого и додумается – сидеть на терраске… далее по тексту.

Современная цивилизация, выработавшая такую цель, - это цивилизация смерти. О чём я недавно писала. Недаром кладбища становятся всё более и более нарядными, а участки на них состоятельные люди закупают заблаговременно. Утомляются, видно, отдыхать.