April 17th, 2013

рысь

ТУРИСТИЧЕСКОЕ: ГОНКОНГ

Мы в Гонконге. Приехали почти всей семьёй: мы с мужем + дочка. Дочка, правда, сегодня утром улетела: она должна делать доклад на каком-то общегородском мероприятии, которое ей было обидно пропустить. Вообще, нынче дети учатся фигурять и пиариться гораздо раньше, чем что-либо делать. Раньше учились делать скворечники, а теперь – презентации в Power Point, или как там это называется. В общем, она уехала фигурять, а мы остались – не то, чтоб уж совсем работать, но в какой-то мере. Тут две выставки, обе полезно посмотреть: электроника и домашнее хозяйство. Вообще-то хождение по выставке в попытке отыскать что-то полезное – утомительнейшее занятие. В конце дня гудят ноги и мелькает перед глазами. В Азии дело усугубляется ещё и тем, что они специфически говорят по-английски. Электроника закончилась вчера, ничего особенного я лично не нашла: новых идей нет. Сейчас небольшой перерыв – и начнётся домашнее хозяйство. А пока два дня туризма.

Вообще, я заметила удивительную вещь. Я ни за что не потащилась бы в Гонконг из чистого туризма. Мне это кажется и дорого, и хлопотно, и утомительно, и далеко. А вот рада ДЕЛА – это пожалуйста. ЗАОДНО и посмотреть кое-что, это с удовольствием. Кстати, я тут третий раз, и неизменно получаю удовольствие, очень интересное место. Я принадлежу к прошлому поколению, ныне отходящему – к поколению дела. Вовсе не в том смысле, что всё поколение или лично я отмечены особым трудолюбием – вовсе нет. Обломовщины в нас всегда было предостаточно во всех поколениях. Однако в субординации ценностей труд у нашего поколения главнее отдыха. Со значительным отрывом.

Я лично ощущаю как нелепость усложнённый, утомительный отдых – тащиться на край света, адаптироваться к часовым поясам, чужой еде и климату… Вот если всё это нужно для дела – тогда мне это не в лом, а так – я лучше полежу на диване с книжкой или посижу в беседке, глядя на птичек. Таково моё нерассуждающее чувство жизни, а вовсе не умственное убеждение. Современный взгляд скорее противоположный: в центре жизни – отдых, досуг. Как, впрочем, и быт – не работа. Современный человек самоутверждается в досуге и потреблении, как прежний человек – в работе и в производстве. Для организации и проведения досуга новому человеку не жалко никаких сил и средств. Равно как и для быта. Наш друг несколько лет упорно отделывал свою новую квартиру. Нет, вовсе не своими руками: у него был дизайнер, а у дизайнера в субподрядчиках специальные мебельщики, ещё кто-то… Но на протяжении нескольких лет он был полностью поглощён заботами отделки: вымерял всё до сантиметра, контролировал, ставил задачи дизайнеру… Голова его была полностью занята этим, остальное – по остаточному принципу. Получилось – красиво. Но нашему поколению всё это кажется каким-то даже отчасти греховным – такая поглощённость второстепенным. Для нас второстепенным, а для новых людей это – главное. Вот тут разница. Именно сталкиваясь с такими явлениями, ощущаю себя не то, что отсталой, а просто принадлежащей к иной, отходящей, духовной парадигме. Вернёмся, впрочем, в Гонконг.

САДИК НА СТА МЕТРАХ

В рекламе Гонконг называют Изумрудным городом. Это, пожалуй, перехлёст, но зелень тут, действительно, счастливо соседствует с небоскрёбами. Это город небоскрёбов. Есть небоскрёбы побогаче, есть победнее, но во всех этажей без счёта. Есть такие худенькие, что удивительно, как он не упадёт. Город карабкается на гору, потому множество мостиков, надземных переходов. Жить на горе – «на пике», как они выражаются, - престижнее всего. Там больше ста лет назад начали селиться англичане, которые знали толк в хорошей жизни. Там нет влажной, липкой жары, как непосредственно на побережье, дует ветерок. Впрочем, сейчас, климат не утомителен: градусов 25, дымка, иногда проглядывает солнце. На «пике» устроен бельведер, где полно ресторанов, сувенирных лавок, есть музей мадам Тюссо. На пик ходит трамвай, который тянет вверх с помощью канатов мотор – сегодня электрический, а в прежнее время - паровой. Построено это чудо техники было в 1888 г., паровой двигатель стоял до 1926 г.

С самого въезда в город поражает чистота и техническая мощь: мосты, небоскрёбы, дорожные развязки. Всё громадное и очень удобное, продуманное. У нас в Москве всё производит впечатление чего-то случайного, какой-то импровизации: вдруг спохватились, посуетились немножко, бросили. Будет ли продолжение – Бог весть… Здесь, похоже, есть вполне определённый генплан, который исполняется.
Чистота исключительная, даром что Азия, вообще-то склонная замусориваться и захламляться. Много мусорных бачков с отдельным сбором банок и пластиковых бутылок – вероятно, налажена их переработка. Остальное определяется как general trash.

На улице растёт бамбук, банан. Самих фруктов нет, а ботва – банановая. На улице бамбук для украшения, а так из бамбука делают строительные леса и ограждения: лёгкий, прочный и дешёвый. Птицы поют в кронах. Повсюду заметны усилия ландшафтного дизайна: кустарники обстрижены, кроны затейливо сформированы. Конечно, в тропиках всё растёт быстро и густо, но ведь и у нас не пустыня, а как всё запущено. Самое большое, чем гордится городская администрация Москвы, - это расчисткой и приведением в порядок искони существовавших парков. А новое-то где? Площади, говорите, нет? А вы посмотрите, как другие выходят из положения. В Гонконге на ста метрах площади помещается прехорошенький садик. Несколько скамеек, плотная стена кустарника, отделяющая от проезжей части: сиди – отдыхай. И сидят, закусывают из коробочек, медитируют, играют в электронные игрушки. Напротив нашей гостиницы садик - очень ухоженный, ни одной засохшей ветки. Симпатичная беседочка, увитая мелкими розочками – и всё посреди города.

Во внутреннем дворе нашей гостиницы прекрасный садик с бассейном.
Повсюду обритые пальмы. На стволе пальмы вырастает неопрятная пакля, это некрасиво, так вот хорошие хозяева пальмы бреют, это я наблюдала на Кипре. Пальмы растут и прямо на станции метро Диснейленд. Подобное я видела в аэропорте Сеула.

Многие деревья на распорках из прочной проволоки. Вероятно, в случае урагана не упадут. Так заботятся о безопасности. Вообще, на каждом шагу видна огромная работа благоустройства. Горный склон часто покрыт малозаметной сеткой – чтоб не осыпалось.

В этом городе не хочется сорить и даже курить: они мало курят, а окурков вообще как-то не видно.
В вестибюле гостиницы цветочная лавка. Георгины гигантского размера – величиной с арбуз. И в качестве контраста – совершенно нашинские ромашки.
В гостинице на завтрак дают малину и чернику. Мы съели за три дня столько, сколько съедаем, наверное, за целое лето. Малина у нас в саду не хуже, а вот черника здесь в два раза крупнее нашей, дикой. (У нас в саду сохранился от давнего леса кусочек дикой черники).

Завтра продолжу.