April 19th, 2013

рысь

ТУРИСТИЧЕСКОЕ: ГОНКОНГ - часть 2

НАРОД

Толпа в Гонконге молодая. Есть, конечно, и дети, и старики со старухами, но общее впечатление – молодёжь. Впрочем, нередко можно встретить молодого парня или девушку, которые толкают коляску с дедушкой (почему-то мне попадались именно дедушки, а не бабушки). Вероятно, уважение к старикам и забота о них тут ещё осталась от традиционного китайского общества. А вот детей сравнительно мало, и детских отделов почти нет. Даже в парках развлечений детей много, но преобладает опять-таки молодёжь. Они же болтаются вечерами по колоссальным торговым центрам.

Общее ощущение города – высокая энергетика, притом положительная. Ощущение такое, что они радуются чему-то. Чему? Бог весть. Может быть, тому, что есть работа, которая даёт заработок, возможность что-то покупать в тех самых торговых центрах или хотя бы на рынке. Как-то мы проходили по скверу, в котором сидели на скамейках и даже на земле кучки девушек и женщин. Они оживлённо переговаривались и уплетали традиционную китайскую еду – рис с кусочками чего-то - из пластмассовых коробочек и из пластмассовых же плошек, которые и у нас продаются на рынках. Сначала я подумала, что это отдыхает какая-то туристическая группа, а потому увидела, что это работницы с ближней станции метро, которая ремонтируется или перестраивается. Радуются они, словно «а ну-ка девушки, а ну красавицы» с какой-нибудь ударной стройки 30-х годов. А ведь работа, наверняка, нелёгкая…

У нас, в России, разучились так непосредственно радоваться жизни: мы очень требовательны к судьбе, притязательны и любим называть себя «нищими». Наверное, многие так чувствуют: нищета ведь это не столько материальное положение, сколько чувство. В конце концов, настоящей нищеты – голода, лохмотьев – у этих людей, слава Богу, нет. У нас с лёгкостью аттестуют себя нищими ещё и потому, что сохранилась советская привычка не ощущать себя ответственным за собственное материальное положение: это ОНИ виноваты, что я бедно живу, а Я тут не при чём.

Хотелось бы поговорить с гонконгцами, но – не могу. Я некогда начинала учить китайский, но сломалась. К тому же учат официальный язык, так называемый мандаринский, а тут кантонский диалект, совсем другой. Иероглифы те же, а слова другие. В этом прелесть иероглифов: они способны обслуживать, по существу, разные языки. Надо сказать, после опыта изучения китайского все европейские языки кажутся диалектом русского.

Были вчера в некоем бюро, где открывают местные фирмы. Мы не исключаем открытия местной фирмы главным образом для экспорта зерна во Вьетнам, ну и для закупки того-сего. Приняла нас русская девица с невероятно печальным и строгим выражением лица. Одета она была тоже как-то необычно: в клетчатое платьице серо-коричневой гаммы с коротким рукавом, что-то в стиле 70-х годов, у меня было подобное в те времена. Впечатление усугубляла причёска – завитое на бигудях каре. Девица толково объяснила, что нужно для открытия фирмы. Надо сказать, что всё это несложно, но требуется довольно высокий уровень прозрачности: кто, что, с кем, что собираетесь делать. правительство заинтересовано в бизнесе в Юго-Восточной Азии, и этим обязаны заниматься местные фирмы. Не хотите делать бизнес в ЮВА – регистрируйтесь где-нибудь ещё. А вообще на открытие фирмы требуется пять дней. Я полюбопытствовала, говорит ли печальная девица по-китайски, оказалось – нет. Так что тут можно жить без языка. Действительно, многие, почти все говорят по-английски, но всё-таки без языка неудобно, чувствуешь себя идиоткой.

Одеваются местные забавно. Женщины любят ходить в чёрных рейтузиках из-под юбки или шорт. Одновременно можно увидеть ноги в шлёпанцах, сапогах и даже угах. Многие одеты в чёрное, что им, брюнетом, очень идёт. Но уж если не в чёрное, то в радикально цветное. Даже старушки любят нарядиться в какое-нибудь «Хелло, Китти!» ярко-розового карамельного цвета. Многие красят, вернее, обесцвечивают волосы. Обесцветить удаётся только до рыжевато-морковного цвета – таковы здешние «блондинки». Недаром азиатских чаровниц наши туристы называют «морковками» - они поголовно рыжие. Некоторые ещё и завитые, на наш глаз довольно нелепо, но, понимая, скольких трудов это стОит при их волосах, проникаешься уважением к их настойчивости в борьбе с природой.
На ногах у большинства кеды и кроссовки, часто очень яркие. Кожаной обуви мало, обычно ходят в тряпичной или клеёнчатой. Часто обувку (да и одежду тоже) украшают обильные стразы.

Субботним вечером хотели где-нибудь присесть, оказалось - все кафе забиты. Воскресным вечером в ресторанах очереди, впрочем, не большие. В ресторане носятся девушки в ярко-розовых пиджаках, рассаживая новых посетителей. Меню с картинками и надписями по-английски. Необыкновенно вкусная утка с кисло-сладким соусом. Ресторан с уткой легко найти: тушки висят при входе. Я очень люблю утиное мясо, умею прилично готовить утку. Тут она прекрасна: отлично откормлена, мясиста, и превосходно поджарена. Едим палочками, европейских приборов не подают. Вкусен кисло-сладкий соус, впрочем, и у нас к утке полагается брусничное варенье. По-видимому, у всех этих ресторанчиков есть какая-то централизованная кухня, где обрабатывают этих утей, а потом кусочки просто греют в соусе в каждом отдельном заведении. Впрочем, это моя догадка, но вряд ли у каждой микроскопической лавочки есть своя большая кухня. Как бы то ни было получается вкусно.

Сегодня набрели на целую улицу, где принимают заказы на пошив. Шьют строго и только следующее: пиджаки, штаны, юбки прямые, рубашки мужские и блузки женские типа рубашек, ещё шьют жилеты и пальто фасона пиджака. Всё. Материалы хорошие, натуральные, шерсть или шёлк очень хорошего качества, когда-то такие встречались мне в Италии. Не знаю, откуда эти. В Китае, наверное научились делать. Шьют сносно, грамотно, но без итальянского шика. Но это всё равно лучше покупного, т.к. сшито всё-таки по твоей мерке, материал не какой попало, а тот, который тебе идёт. Я не удержалась и заказала шёлковый костюм. Завтра примерка. Дядька, снимавший мерку, бахвалился, показывая визитные карточки важных леди, которые у него шьют. Всё сплошь адвокатессы и топ-менеджерши. Даже из Австралии. Мужик из Америки, унёс два костюма и кипу рубах. Опять-таки все эти лавочки, по-видимому, лишь пункты приёма заказов и примерочные, а шьют где-то какие-то надомницы, которые, по-видимому, обслуживают эти пункты. Почему это невозможно организовать у нас – непонятно. Наладиться делать именно этот ассортимент – что трудного? Но как-то никому неохота. А вдруг не будет спроса? А вдруг не найдём портних? А ну их…