April 22nd, 2013

рысь

ТУРИСТИЧЕСКОЕ: ГОНКОНГ - часть 5

ПРО ВЫСТАВКУ

Я езжу на выставки уже лет 15, и всякий раз говорю себе: «Всё это устарело и скоро не будет существовать». Т.е. устарел сам феномен выставок. Он возник в ХIX веке, продолжился в ХХ и, похоже, сходит с исторической сцены в XXI-м. В ХIX-м веке, пишут, даже Нижегородскую железную дорогу построили (в 1865-м, кажется, году) для того, чтобы удобно было ездить на знаменитую ярмарку. А для парижской выставки 1937, кажется, года была изготовлена не много–не мало – статуя «Рабочий и колхозница». Это были огромные события. Сегодня выставок превеликое множество и по любому поводу, и интерес к ним падает пропорционально росту их количества. Интернет позволяет узнавать обо всём быстрее и эффективнее. Потом на выставках есть дурацкий обычай: владельцы стендов не имеют права продавать экспонаты. Кое-кто имеет (видимо, местные), а те, кто ввёз из-за границы, обязаны вывезти обратно. А ведь выставка и интересна тем, что можно подержать в руках сам предмет, привезти его домой, обсудить с коллегами и принять решение о закупке. А так что получается? Ты увидел нечто, а потом начинаешь переписываться с теми, кого видел на выставке, просишь прислать образец, потом ждёшь его, получаешь – в итоге проходят месяцы и месяцы, пока начнёшь продавать в России этот товар.

Но несмотря на дурость организации – выставки продолжают жить. Наверное, они играют ту же роль, что международные научные конференции: поддерживают некое энергетическое информационное поле, «эгрегор», как называют это дело эзотерики. Людям надо побыть в среде себе подобных, подышать воздухом своего ремесла, зарядиться некими профессиональными токами. Это очень важно для человека любой профессии. Тут играет роль ещё вот что: каждый человек, занятый каким-нибудь делом (любым), в глубине души сомневается: а не мурой ли я занимаюсь, не на сущую ли чушь расходую единственную свою жизнь? Есть дивные везунчики, которым это сомнение неведомо, но это редкие счастливо ограниченные граждане, часто достигающие значительных успехов, хотя и не максимальных – по причине всё той же умственной ограниченности. Помните, у Некрасова: «Он чужд сомнения в себе, сей пытки творческого духа». Так вот для того, чтобы избавиться от сомнения, граждане сбиваются в профессиональные стаи, делают друг другу доклады, хлопают друг друга по плечу (фигурально, а иногда и физически) и таким манером убеждаются: нас так много, изо всех стран мира, значит, наверное ЭТО, чем мы все заняты, - не чепуха, не чушь собачья, а важный вопрос, имеющий глобальное значение. Вот для этого сегодня, в эпоху интернета, проводятся международные конференции и выставки.

Нынешняя выставка бытовых товаров какая-то тихая что ли. Всё вроде представлено – и ничего нового. Вообще, изобрести что-то минимально новое в бытовой области не так-то просто. Особенно трудно не просто изобрести, но и внедрить это новшество в быт. Современные бытовые новинки, призванные по идее упростить и сделать более комфортным быт, его на самом деле его усложняют и вообще делают жизнь более хлопотной и затруднительной. Удобства перешли в свою противоположность. То, что в самом деле радикально упрощало быт – уже изобретено, и весьма давно. Это хорошая плита, холодильник, кран с горячей и холодной водой. Всё это было в Америке в те времена, когда там путешествовали Ильф и Петров, т.е. 75 лет назад, а у нас распространилось в моё детство, в 60-е годы. Потом к этому прибавилась посудомойка, СВЧ печь для быстрого разогрева блюд, что тоже, пожалуй, удобно. Это на кухне. А в квартире ещё полезен пылесос. Без остального можно обойтись. Но прогресс неостановим: появляются всё новые и новые прибамбасы, которые обязана иметь каждая прогрессивная домохозяйка. А ведь каждый новый гаджет надо осваивать, тратить на это умственную энергию. А вы удивляетесь, что молодёжь не читает. Когда ей? Современный пылесос с парогенератором, с очисткой воздуха в помещении – это ж требуется специальный курс, чтобы научиться всем этим управлять. И люди учатся! А то как же бороться с микробами под кроватью. Я думаю, скоро откроется специальная академия, где будут овладевать всей этой мурой, - Академия Ненужных Вещей. Ведь столько ещё есть разных штуковинок, каких-то пинцетиков, держалочек, прищепочек – на каждый микроскопический случай – своя держалочка, баночка, ванночка, дощечка. Это ещё запомнить надо, куда ты её сунула. А для этого имеются специальные огранайзеры прищепочек и держалочек.

Сегодня модно «отмывать» воздух в помещении одновременно его ароматизируя – поэтому на нынешней выставке широко представлены красивые очистители-ароматизаторы-парогенераторы. (Некоторое время назад все носились с фильтрацией питьевой воды). Отмыватели воздуха - это симпатичные интерьерные штучки, главная цель которых – укрепление самооценки хозяина. Он чувствует себя современным и прогрессивным человеком, которому не безразлично, что он ест, каким воздухом он дышит и т.д. Важно ещё и то, что эту штуку видно, значит, и гости проникаются уважением к прогрессивному хозяину.

И людям всё это нравится, они хотят ещё. И совершенно не замечают, что жить им становится не легче, а сложнее – теснее как-то жить становится. Приходится столько всего знать, о стольком заботиться, что голова кругом, а не то, чтоб подумать о чём-то отвлечённом, вышнем и философическом. Отдельная забота – чтоб всё было престижно, хороших марок, а не абы какое. Однажды я познакомилась с одной весьма респектабельной дамой, доцентом физики и супругой крупного чиновника, и оказалась у неё дома. Там висели, лежали и стояли всё дорогие и престижные бытовые штучки. Всё новые, блестящие. Я попросилась в туалет и с тайным удовлетворением обнаружила штуковины, которыми сама торгую (хозяйка этого не знала). «Всё, к чему прикасается моя рука, должно быть самого высокого качества», - пояснила моя новая приятельница со сдержанной гордостью. В нашу с этой дамой юность подобное отношение к жизни клеймилось словцом «вещизм» и презиралось. Не надо ничего презирать: презренное может возвыситься и стать господствующим. Так произошло с вещизмом.

По-настоящему интересно на выставке, пожалуй, только народное искусство Индии. Очень красивые ковры, стеклянные и кованые изделия, произведения ручного ткачества. Всё это, конечно, надо как-то уметь использовать в интерьере, но на то – интерьерные дизайнеры и декораторы.

Несмотря на некоторое разочарование в выставке, я всё-таки нашла кое-что для себя полезное. А потом мы встретились в некими нашими поставщиками за полчаса и дорешали кое-какие вопросы, над которыми наш служащий бился полгода. Так что всё-таки ничто не может заменить хозяина и личное общение. Остаётся закупить сувениры и завтра – в Москву.

«А ИЗ НАШЕГО ОКНА…»

Сегодня утром мимо нашего 17-го этажа пролетал хищный птиц. Он парил, совершенно не двигая крыльями, и был хорошо виден его крючковатый нос. Кто он? Сокол какой-нибудь. И за кем он охотился? За другими птицами? За рыбами? Тогда бы и летал над водой...

А за завтраком мы наблюдаем работы по благоустройству намытой площадки. Когда мы приехали два года назад – тут только начали намывать площадку. На ржавом катерке плавал прораб, что-то указывал, притом был он в каске, как полагается по строительным правилам.