August 20th, 2013

рысь

ПЛЯЖНОЕ

Чего не пообещаешь накануне выборов мэра. Особенно хорошо обещать, если знаешь, что тебя точно не выберут и выполнять не придётся. А чтобы отпиариться – надо придумать что-нибудь яркое, прикольное, но по-своему симпатичное. Вот и
Михаил Дегтярев обещает: “Сделаю на Воробьевых горах самый большой пляж в Европе”.

Русло Москвы-реки, сообщается, в границах российской столицы будет полностью очищено от мусора и грязи, а берега по обеим сторонам водной артерии превратятся в сплошную 120-километровую зону отдыха. Такое обещание дал жителям мегаполиса кандидат на пост главы города от ЛДПР Михаил Дегтярев, подчеркнув, что конкурс на очистку Москвы-реки он объявит в скором времени после вступления в должность мэра. "Все набережные будут благоухать, все они будут приспособлены для того, чтобы москвичи отдыхали. Везде будет бесплатный wi-fi. А на Воробьевых горах мы насыплем самый большой пляж в Европе. Бесплатный, с речным песком. Как было в 70-е годы", - поделился планами М. Дегтярев.

ЛДПР выделяется среди других партий щедрой размашистостью своих идей и предложений. Проект создания самого большого в Европе пляжа на Воробьёвых горах – из этого ряда.

Впрочем, само появление этого предложения – уже некоторая, как говорят чиновники, подвижка. В верную сторону. Москве пытаются возвратить жилой вид. Чтоб в ней можно было без отвращения находиться. Чтоб можно было в городе жить, а не только приобретать инвестиционные квартиры. Чтоб гулять можно было, а не только шарахаться от едущих машин и протискиваться между стоящими. Начальный этап российского капитализма сделал Москву удобной и приятной разве что для инвесторов. Сейчас предпринимаются попытки позаботиться и о жителях.

Недавно слегка подремонтировали Парк культуры им. Горького. По правде говоря, бурные восторги по его поводу кажутся мне пропагандистской экзальтацией даже не брежневского, а прямо-таки сталинского стиля. Ничего там нового не создано: так, лёгкий апгрейд совка. Ну, хорошо, что молодёжь собирается, роликовые коньки на прокат дают… Недавно мы с дочкой там побывали, прокатились. Понравилось. Но это, повторюсь, не создание нового – это тюнинг старого.

То, на что замахивается Михаил Дегтярёв – это неизмеримо более глобальные изменения. Прямо-таки революционные. Разговор ведь не о том, чтобы насыпать песочку и поставить кабинки для переодевания. Дело идёт – ни много ни мало - о том, чтобы очистить Москву-реку до такого положения, чтобы в ней можно было купаться. Прямо в городе. Почти в центре. Потому что если можно будет купаться на Воробьёвых горах – можно будет и в Парке Культуры: это рядом, пешком дошагать пара пустяков, не говоря уж на коньках. Вообразите: после томительного офисного дня, скинуть пиджак, положенный по дресс-коду, и – нырк!

Чтоб можно было купаться в таком большом городе – это было б, конечно, здорово.

А ведь когда-то купались. В «Доме на набережной» Юрий Трифонов упоминает «купание на стрелке», т.е. в самом что ни наесть центре, напротив Кремля, но то в 30-е годы. И в 50-е годы, рассказывала мне одна московская сторожилка, купались возле Бородинского моста, возле нынешней мэрии, в прошлом СЭВа. Песочек там был, - вспоминает старушка. В 70-е годы на Ленинских горах уж не купались: как-то не тянуло. Загорать – загорали, я и сама загорала, а купаться как-то не тянуло: вода была – грязная. Сегодня купаться в Москве-реке можно только на крайнем западе столицы, в районе Мякинина, да и то лучше в заводи, а не в основном русле. Впрочем, в Строгине народ купается.

Мы толком не знаем, насколько загрязнена Москва-река. У мэрии одно мнение, у Гринписа – другое. В мэрии говорят, что вода с каждым годом всё чище, а гринписовцы, известные алармисты, - вопят, что по тяжёлым металлам ПДК превышены в десятки раз. «.. В течение последних трёх лет содержание нефтепродуктов в Москве-реке снижается в среднем в 1,2 раза ежегодно», - гордится Департамент природопользования и охраны окружающей среды.
А экологи из Гринписа, наоборот, говорят, что в Москве-реке значительно превышена безопасная концентрация тяжёлых металлов, алюминия, серы и нефтепродуктов. Концентрация загрязнения такова, что вода в реке опасна не только для людей, но и для рыб и даже растений. В районе Московского нефтеперерабатывающего завода, например, предельно допустимая концентрация марганца превышена в 120 раз, а в районе очистных сооружений «Мосводостока» — в 64 раза. Учёные предупреждают, что подобные масштабы загрязнения грозят людям различными болезнями — проблемами с костями, нарушениями центральной нервной системы, сбоями белкового обмена в организме. Более того, повышенное содержание марганца в питьевой воде чревато снижением уровня интеллектуального развития детей. Так что, не зная броду, лучше в такую сомнительную воду не соваться.
Да, конечно, зона Воробьёвых гор принадлежит к относительно чистому отрезку реки. Но чистым - сравнительно с чем? Со стоками с Люберецких полей аэрации?
Кто – мэрия или Гринпис – стоят ближе к истине, я судить не берусь, но неоспоримым фактом является то, что Москва-река крепко загрязнена. Можно ли её очистить? Безусловно, можно. Очистить вообще можно всё. Вопрос, сколько это стОит и готовы ли мы платить эту цену. В сегодняшнем мире чистота – это самый ценное и дорогое благо. Его могут себе позволить только богатые страны, а бедные - пробавляются как придётся, загрязняя свою территорию почём зря. Так вот мы готовы платить за чистоту? Я не случайно сказала МЫ, а не начальство, государство и прочие несимпатичные персонажи, на которых у нас принято возлагать вину за всякое неустройство. Да, можно закрыть, положим, нефтеперерабатывающий завод или ещё какие-то источники вредных сбросов. (Это ещё легко сказать – закрыть, а как же рабочие места, социальные последствия?). Но и это ещё не всё. На экологию должны раскошелиться граждане. Все. И не просто как налогоплательщики. Неприятность состоит в том, что одним из главных загрязнителей вод является коммуналка – стоки из квартир. Вспомните, сколько вы льёте весьма вредных и агрессивных жидкостей в раковину и унитаз, чтобы достичь идеального, рекламного блеска? А сколько нас – таких чистоплотных хозяек?
Можно заменить вредные и агрессивные вещества на значительно менее вредные и так называемые биоразлагаемые, т.е. распадающиеся в окружающей среде до простых безвредных соединений? Можно! Они имеются в наличии. Но стОят в разы дороже. Можно использовать салфетки, которые позволяют практически не использовать химию. Но – дорогие, заразы! Лучше я что-нибудь попроще, подешевле… Пойти манифестировать против мусоросжигательного завода – это мы пожалуйста. А купить гель для стирки в три раза дороже дешёвого порошка – это мы спасибо. Вот во что упирается проблема очистки реки.
А как же в цивилизованных странах, на которые мы так любим кивать и равняться? Ну как в цивилизованных странах… В большинстве крупных городов в реках не купаются. Разве что в Стокгольме… А лезть в Майн или в Тибр – большой охоты ни у кого нет. А Стокгольм, который всегда приводят в пример потрясающей чистоты, – это вообще особая история. Там, действительно, уникально чистая вода для большого города. Даже в общественных туалетах стоят пластиковые стаканчики и надпись по-шведски и по-английски: у нас-де воду можно пить из крана, не бойтесь, пейте на здоровье. Но надо учесть, что не только Стокгольм, но и вся Швеция меньше Москвы по населению. А Скандинавский полуостров – довольно просторный. Да и стоит Стокгольм на четырнадцати островах: так что народу у них гораздо меньше, а воды – несравненно больше. Недаром их мэр по традиции раз в год публично выпивает стакан воды из озера рядом с Ратушей.

Шведы просто помешаны на чистоте и экологии: дисциплинированно разделяют мусор, используют дорогие и безвредные средства уборки вместо более дешёвых и вредных… Это вообще очень сознательный и дисциплинированный народ. Ведётся постоянная, непрерывная пропаганда экологически ответственного поведения. Этому учат в школах, да что в школах – в детсадах учат. Поэтому шведы привыкли к мысли: чистота стОит денег, и готовы платить. Они равнодушны к роскоши, шику, в массе своей не носят золота и мехов, но готовы купить дорогой стиральный порошок, потому что он – биоразлагаемый и не загрязнит их воды. Я это хорошо знаю, потому что моя компания экспортирует эти передовые средства уборки из Швеции. Потому у них купаются в центре Стокгольма. У нас до этого далеко.

Но всё-таки хочется верить, что доживу до того дня, когда я смогу залезть в Москву-реку на самом большом в Европе пляже на Воробьёвых горах, а вылезти на предусмотрительно сколоченный деревянный настил в Парке Культуры. А пока просто сижу на нём, загораю, печально глядя на нефтяные разводы. Молодой человек напротив развлекает своих спутниц рассказами об одноглазых рыбах-мутантах, которые давно прижились в этих водах.