June 6th, 2014

рысь

КРЕПОСТНОЕ ПРАВО: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

«РОДИНА МОЯ – БЕЛОРУССИЯ…»

В Белоруссии по инициативе президента Лукашенко вновь вернулись к идее "крепостного права". Таким понятным обывателю языком Батька называет декрет, который не позволит колхозникам и совхозникам менять сферу деятельности и переезжать в города.

Государственные информагентства Белоруссии поспешили сообщить, что соответствующий документ в администрации президента уже подготовлен. Лукашенко, впрочем, сам это подтвердил во время поездки по сельхозпредприятиям Минской области.

"Я ставлю жестко вопрос потому, что на столе декрет, о котором я говорил ранее. Вчера мне его положили на стол по поводу, ну, скажем прямо, "крепостного права", объявил сам Лукашенко.

Ну а реализовать на практике объявленное "крепостное" право будет несложно. Скажем, система государственного распределения выпускников вузов до сих пор успешно работает. Например, медики, которых отправляют работать на село, должны отработать там пять лет”, - сообщает Росбалт. (http://www.rosbalt.ru/exussr/2014/05/30/1274821.html)

Наши СМИ готовно постебались на благодатную тему крепостного права, “агрогулага” и сталинских беспаспортных крестьян. Но большого обсуждения не случилось: события на Украине и в других частях света затмили такую «мелочь».

А на самом деле вопрос-то важный. Сегодня Лукашенко делает в Белоруссии многое из того, что нам придётся делать в ближайшее время – если потребуется перейти от паразитарной экономики к экономике созидательной. Трудовой. То, что сегодня-завтра будет делаться в маленькой Белоруссии – послезавтра мы, более, чем вероятно, увидим в большой России.

Не потому придётся так делать, что кто-то любит насилие или ностальгирует по сталинским временам, или не уважает нормы международного права, а просто потому, что придётся работать, а по-другому работать не получается. В Белоруссии нет ресурсов на продажу – вот им и приходится работать. До роскоши далеко, но – живут. Притом не по стандартам третьего мира, а, сколь я понимаю, скорее по советским стандартам. Это уже определённое достижение. Во всяком случае, народ, молодёжь массово не бежит на чёрную работу за границу – как это происходит, например, в соседней Литве, а остаётся работать на родине. И это тоже определённое достижение.

Но я, собственно, не о Белоруссии. Я о крепостном праве.

О том, давнем, крепостном праве, которое было отменено в России в 1861 году. И о второй серии крепостного права – о сталинских временах и о сталинской экономике.

Эта вторая серия для нас гораздо более злободневна, чем первая. Сегодня механизмы сталинской экономики широко обсуждаются. Известный экономист, профессор финансов из МГИМО, Валентин Катасонов написал книгу о сталинской экономике, в интеренте есть его интересная лекция на эту же тему на заседании Русского Экономического Общества.

Сегодня власти пытаются имитировать какие-то второстепенные внешние признаки этой экономики, например введено звание Героя труда. Вдруг таким манером народятся Стахановы и Паши Ангелины? Не нарождаются… Потому что все эти приёмы могут действовать только в комплексе, в системе, где каждый элемент обусловлен совокупностью всех других элементов. Правильнее, наверное, сказать: не “в системе”, а “в целостном живом организме”, каким была тогдашняя хозяйственная жизнь.

Представление о том, что тогдашние экономические успехи основывались на рабском труде и тотальном насилии – неверно. Насилие играло свою существенную роль, как вообще насилие играет немалую роль в жизни (“В мире есть царь, этот царь беспощаден, голод названье ему”). Но одним лишь насилием невозможно объяснить превращение разрушенной гражданской войной, лапотной России во вторую экономику мира. Если бы насилие было так потрясающе эффективно, рабский труд следовало бы признать самым производительным, и совершенно непонятно, почему рабовладение сменилось хотя бы феодализмом.

Так что сталинскую экономику хорошо бы нам понять. Для этого нужен не интеллигентский моралистический подход, а подход фактический и практический. Каковы несущие конструкции этой экономики? Почему они были необходимы, как устроены? – вот что нас должно интересовать.

Одной из несущих конструкций сталинской экономики было своего рода крепостное право – ограничение на свободу передвижения и выбора места жительства. Это ограничение соединялось с использованием (впрочем, ограниченным) принудительного труда. Одно без другого не действует.

Это нарушает международные декларации и конвенции – тут не может быть двух мнений. В том же сегодня упрекают и Лукашенко.

Изабель Горст в блоге The Financial Times пишет, что Лукашенко нарушает международную конвенцию 1957 года об упразднении принудительного труда, которую она ратифицировала.
Впрочем, если уж мы желаем “уесть” Лукашенко, то полезнее для этой цели Статья 13 , пункт 1 Всеобщей декларации прав человека: “Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства”.
Безусловно, нарушение налицо.
Но приведись мне защищать Лукашенко (хотя вряд ли он нуждается в моей защите), я бы сослалась на не менее авторитетный источник – слова Спасителя о том, что суббота для человека, а не человек для субботы.
Все передвижения и их ограничения, а также права и свободы – всё это имеет подчинённое значение. Чему подчинённое? Здоровой, разумной, культурной, производительной жизни, развитию, размножению народа, творчеству его культуры. Все права и свободы, которые всему перечисленному способствуют – полезны и благотворны. А которые препятствуют – вредны и разрушительны. Эта мысль должна лежать в основе законодательства и государственной политики на всех уровнях и во всех отраслях. Если конвенции и декларации мешают развитию и улучшению жизни народа – надо выйти из конвенций и отозвать свои подписи под декларациями. Если способствуют – значит, такие декларации нам нужны и полезны. (Разумеется, по разным соображениям сделать это на практике может оказаться неуместным: речь лишь о принципиальном подходе).
Вообще, хочется напомнить, что та или иная политика, тот или иной образ правления – всё это не цель жизни. Ни человека, ни народа. Цель жизни – народа и отдельного человека – это творчество культуры, духовной и материальной. Цель жизни – это украшение земли, улучшение среды обитания, постройка прекрасных домов, создание замечательных произведений искусства во славу Творца, открытие законов природы, постигающих Его замысел. Цель политики – создание условий для всего этого. Собственной цели и ценности она не имеет; её ценность – подчинённая; она - средство. К несчастью, современные люди совершенно разучились разделять цели и средства. Средства кажутся им целями, а целей они не имеют вовсе и даже не понимают, что их следует иметь. Такое состояние сознания приводит к тому, что многим людям неправильный подсчёт голосов на выборах кажется гораздо более опасной неправильностью, чем то, что наша страна почти ничего не производит.
Вернёмся, впрочем, к крепостному праву. Чтобы вполне понять его сталинскую версию, полезно вернуться к тому, давнему крепостному праву. Вторая серия не может быть вполне понята без первой.
Прошу некоторого терпения: будет три части.