June 20th, 2014

рысь

ЛАСКОВО ПРОСИМО, МАЛОРОССИЙСКИЕ БРАТЬЯ!

Когда-то очень давно я была знакома по работе с одним высокопоставленным чиновником. На любое жизненное затруднение он реагировал так: «Ну ладно, щас совещаньице проведём, планчик напишем». – «Какой планчик, Иван Петрович?» - «Ну известно какой: оргтехмероприятий».

Это квинтэссенция бюрократического подхода к делу, даже шире – к жизни. Подход, ориентированный на процесс – не на результат. Более того, результат, буде он случайно возникнет, даже и не желателен: Бог его знает, что это окажется за результат, вдруг он будет признан неправильным или даже вредным, вдруг потребуют продвигаться вперёд – ну его к свиньям, этот результат. А вот планчик, комиссия, совещаньице – это в самый раз.

Это не свойство русского или советского бюрократа – все бюрократы мира таковы. Недавно читала отчёт комиссии ЕС о коррупции в странах ЕС – ну точно такой подход, один в один. Никто там не стремится обороть коррупцию, а желает проводить совещания, создавать комиссии и бороться, бороться, бороться с коррупцией – пока не выйдет на свою приличную и солидную пенсию. Бюрократ – он везде бюрократ.

Но случаются в жизни моменты, когда надо встряхнуться и перестать быть бюрократом. И стать – деятелем. Перестать полоскать (или жевать) бюрократическое мочало и начать действовать. На результат действовать.

Мне кажется, положение на Украине достигло именно такой критической точки.

Нужны какие-то нетривиальные, страшно сказать, креативные решения. Не бюрократические.

Например такой ассиметричный ответ украинскому руководству.

Киевские власти поносят москалей на чём свет стоит, клянут в хвост и в гриву. Отбрёхиваться не надо. Надо сделать нечто противоположное. Они ругаются, а мы тем временем со всей ширью русской души – протягиваем руку. А в той руке, паспорт. Российской Федерации. Прямо так и вижу плакат, висящий везде и всюду: «Дай руку, брат!».

Да-да, именно так. Мы протягиваем руку братства и дружбы украинским рабочим. Тем самым, которых пустопорожние офисные сидельцы любят называть гастарбайтерами, пролами и иными обидными кличками. Что сделали в жизни офисные сидельцы – сказать трудно, а вот украинские рабочие у нас пол-посёлка построили. И продолжают строить. И вообще они – работники, они - везде. Вот им-то и нужно протянуть руку. А в руке той должен быть – российский паспорт.

Говоря по совести, давно уж пора сделать их своими. Мы – единое восточнославянское племя, братья. У нас один язык, одна культура, одна психология, одна религия. (Кто считает, что язык у нас разный, пусть вспомнит знаменитый телефонный разговор Тимошенко, где та предлагает сбросить на москалей бомбу. Не на публику и о важном она говорит по-русски. И все украинцы о важном говорят по-русски). Так что мы – братья, чего уж.


К счастью, чтобы воссоединиться с братьями, далеко и ходить не надо: они тут, под боком. В России, как сообщается, работает от двух до пяти миллионов украинских трудящихся. Все, заметьте, молодые, крепкие парубки.

Так вот и надо дать этим парубкам российское гражданство – немедленно. Сию минуту. В день обращения. Многие из них российское гражданство и так получают – но с какими трудами! В нашем посёлке украинских братьев очень много – и все находятся в состоянии перманентного получения гражданства: куда-то ходят, сдают какие-то справки, собирают анализы на отсутствие заразных болезней.

Они его хотят – гражданства! А мы, Россия, чинимся, вроде как цену себе набиваем – что за нелепое поведение? Это ж, правда, - наши братья, без демагогии. Они УЖЕ тут, у нас, они работают. Так пусть станут нашими полноправными гражданами, перевезут семьи, обустроятся, врастут корнями. Искони так было. В Москве, в самом центре – улица Маросейка, за Таганкой целая слобода была – Хохловка, станция есть на территории Москвы с таким названием по Горьковской дороге. Так что ласково просимо, дорогие братья!

То же самое с беженцами, число которых будет, скорее всего, нарастать. Сколько они могут жить в пионерских лагерях на птичьих правах? Надо их обустраивать стационарно и долговременно. Как братьев. Пусть воссоединяются семьи – и заживём вместе.

Разумеется, это не просто. Но жизнь вообще не проста, особенно теперь. Нам нужна индустриализация? Ну вот и надо начинать. Люди есть, надо строить заводы одновременно – рабочие посёлки, одновременно – готовить кадры. А что тут такого? Наш народ уже проходил через это. После войны разрушенное, разбомблённое Запорожье отстроили за несколько лет. Моя свекровь рассказывает, что они въехали в благоустроенную квартиру в 1950-м году, потому что сначала строили заводы, а потом квартиры. Но ведь тогда была война, а сегодня её нет, да и техника, в том числе строительная, стала получше. Эти люди приехали к нам работать, многие из них это пока умеют, кое у кого сохранены индустриальные навыки – вот и надо дать им работу. Это наш братский долг.

Кто-то из украинских рабочих этого не хочет? Ну и не надо! Таких – отправить на ридну нэньку. (Впрочем, по моим наблюдением над знакомыми украинцами, таких много не будет). А будут - препроводить их по месту жительства. Даже билет я бы им купила до первой приграничной станции.

Это несправедливо? Незаконно? А что это за закон такой, по которому каждый может являться ко мне в гости и жить сколько влезет? Разве есть такой закон? Я такого закона не знаю. Братья, соотечественники – это понятно, а какие-то иностранцы – при чём тут они? Гости – это на усмотрение хозяев. Если хозяева не хотят - пускай гости отбывают по месту постоянного проживания. Или в Евросоюз – в Эуропу. За это ведь стояли на Майдане? Вот и пора воспользоваться плодами исторических побед и отчалить в землю обетованную. Обетованная – это не то? Ну, значит, пускай отчаливают в «то» или вообще куда хотят. Где для них готов стол и дом. Я без злорадства – я сама на четверть с Малороссии, так что братьям желаю всякого добра.

Требуется какая-то формальная зацепка? Её найти проще простого. Украинские трудящиеся получают какие-то разрешения на работу – кажется, это называется «патент». Вот истекло разрешение – и новое не выдаётся. Это вызовет некоторое промедление, но что же, придётся подождать. Хотя, по-моему, и особых формальностей не трэба.

Главное, у каждого есть выбор – никакого тоталитаризма, спаси Бог! Хочешь жить и работать в России и стань полновесным российским гражданином - пожалуйста.
Хочешь жить и работать на Украине или ещё где – пожалуйста. Такой вот «выбор России».

Одновременно следует сделать вот что. Немедленно принять закон о запрещении двойного гражданства. Немедленно!

Двойное гражданство - национальный позор и государственное унижение и одновременно логическая нелепость. Когда я в своё время изучала госправо, мне и тогда сама концепция двойного гражданства казалась нелепой. Гражданство – это связь государства и гражданина: он под защитой государства, но при этом обязан защищать это самое государство. Если государство воюет с врагом – это и твой враг, ты тоже с ним воюешь. Более того, государство воюет с врагом руками своих граждан. Поэтому как родина у человека одна, так и гражданство должно быть одно. Иначе за что он пойдёт воевать? А если столкнутся страны, в которых данный шустрый гражданин имеет одновременное гражданство? Он что – выберет, чья верхняя, за того и пойдёт? Концепция двойного гражданства разрушает саму идею гражданства. Тогда уж вообще отменить институт гражданства… Гражданство как юридическая конструкция возможно только в случае его единственности. Если оно не единственное – конструкция рассыпается.

Посмотрите для сравнения на конструкции гражданского права. В тех коммерческих организациях, где учредитель отвечает ВСЕМ принадлежащим ему имуществом, например, в товариществе, - закон разрешает участвовать только в одной такой организации. И это понятно: ты можешь отвечать своим имуществом только в одном месте. За гражданство ты отвечаешь порою не только имуществом, но и головой – и тут разрешается отвечать головой в двух местах. Это ли не нелепость! Так что двойное гражданство надо запретить – и дело с концом. Трудно проконтролировать? Это следующий вопрос. Налоги тоже собирать трудно. Лица с двойным гражданством должны определиться – и побыстрее, где их страна. И стать либо полноценными гражданами, без виляния, либо иностранцами. И все будут знать, кто – кто.

Так вот, вернёмся к нашим украинским братьям. Захотели они стать российскими гражданами – следует отказаться от украинского гражданства. Как это устроить технически – второй вопрос. Сначала надо внятно установить, что именно мы хотим устроить. Публиковать в интернете информацию о новых российских гражданах, отказавшихся от украинского гражданства.

Таким образом, совершенно мирно и полюбовно наша страна приобретёт множество новых граждан. Братьев. С семьями, полагаю, миллионов пять. Где их разместить, чем накормить? Это вопрос государства-собеса. А нам надо стараться стать страной-работником. Для страны-работника приезд новых трудящихся, новых рук – радость. На них надо смотреть именно как на руки, а не рты. Потому первичные трудности надо пережить, а дальше дать им фронт работ. Здесь главная проблема. Они не избалованы, как московские офисные сидельцы, - они начнут заниматься делом. Нам надо заменить российским производство ту военную продукцию, что делалась на Украине? А вот и работники подоспеют! Мне думается, пригласи сегодня из того же Запорожья людей – приедут с удовольствием. Кто мог – уже тут. Бывшая няня моей дочки уж всю семью в Россию перетащила.

Это вызовет скандал? Ну и что? Репутацию в глазах украинских руководителей и их покровителей мы ухудшить не можем никакими действиями. Равно как и улучшить. А сила и сознание своего права – привлекают и внушают уважение. Сила и уверенность множит друзей.

В последнее время (и время это – лет двадцать) наша страна втянулась в роль убогой, в чём-то постоянно виноватой и никому не интересной. А ведь есть множество людей, наших братьев, для которых жить в России не на птичьих правах – большое счастье. Русский паспорт – для очень многих документ желанный. И этим надо воспользоваться – для общего блага и пользы.