March 19th, 2015

рысь

ПЕНСИЯ ИЛИ РАЗВИТИЕ

В середине февраля по СМИ пробежала волна разговоров о повышении пенсионного возраста. Можно? Нельзя? Когда? А как в Европе?
Меж тем ещё в конце 2010-го известный экономист Михаил Хазин вовсе не гипотетически, а со всей определённостью сказал: ожидать достойной пенсии нынешним работникам не следует. Не будет пенсии, позволяющей жить безбедно. И не по чьему-то злому умыслу, а просто по природе вещей.
В чём эта природа? А вот в чём. Пенсионная система как общественный и государственный институт сложилась в совершенно иных, чем нынешние, условиях: тогда росло население, росла экономика, а продолжительность жизни, напротив, была меньше. Работников было существенно больше, чем пенсионеров, – ну и стариков вполне можно было содержать силами наличных работников. Сегодня всё наоборот: экономика не растёт, работников в близкой перспективе станет не больше, чем пенсионеров, которые при этом живут всё дольше.
Сегодня все пенсионные системы мира трещат по швам: просто ввиду соотношения работников и пенсионеров. В США пенсионная система – банкрот. Говорят, и наш Пенсионный фонд – владелец импозантного здания – тоже на грани. В европейских странах пытаются латать тришкин кафтан, увеличивая пенсионный возраст. К сожалению, причина столь прискорбного положения – наряду с дурным менеджментом и уже привычным для всех воровством – коренится в объективных обстоятельствах. Судите сами: бывшей сотруднице моей свекрови 90 лет, она (как химик) на пенсии с пятидесяти лет. То есть находится «на заслуженном отдыхе» уже дольше, чем в своё время работала; и таких случаев будет всё больше.
Дай Бог здоровья уважаемым ветеранам, но факт остаётся фактом: содержать их становится всё труднее.
Кого-то наверняка покоробило слово «содержать»: как же так – они сами себя содержат, они сами работали на свою пенсию! На самом деле пенсионеров всегда содержат сегодняшние работники: они – здесь и сейчас – производят хлеб, молоко, лекарства, которые потребляет пенсионер. Так происходит при любой пенсионной системе: накопительной или традиционной советской – никакой разницы нет, вернее, она чисто техническая.
Более того! Точно так происходило и тогда, когда о пенсиях никто и не слыхал. Массовые пенсии появились в развитых странах после Второй мировой, а человечество живёт уж много тысячелетий. И создало могучие империи, и сделало впечатляющие открытия, и сочинило великие произведения – и всё в отсутствие пенсий. В самой ныне бурно развивающейся стране – в Китае – пенсий практически нет.
Искони «пенсией» были личные сбережения, а по большей части – дети. В старинной (кажется, индийской) притче человек покупает три каравая хлеба: один для себя, другой – даёт в долг, то есть кормит детей, а третьим – возвращает долг, то есть кормит стариков-родителей. Так жили люди всегда. И сегодня они живут точно так же, только молодые работники содержат не персонально собственных родителей, а как бы все обезличенные работники – всех обезличенных стариков. Плюс всю колоссальную бюрократическую систему начисления и распределения пенсий.
Так не проще ли вернуться к традиционному порядку: каждый сам отвечает за свою старость. Как отвечает? Да просто. В первую очередь рожает и воспитывает детей. Лучше воспитает – спокойнее будет старость. Ну и накопить что-то можно за трудовую жизнь, но это дело личное, добровольное.
Разумеется, нынешние пенсионеры должны получать пенсии: нельзя с бухты-барахты менять правила игры. Но двадцатилетним я бы сказала прямо и честно: пенсий не будет. Рожайте детей побольше – вот ваша будущая «пенсия». Тут, конечно, нужны комплексные меры: изменить характер расселения, вернуть народ на землю... Это способствовало бы многодетности.
Перед нашей страной стоят титанического размера задачи: надо выбираться из разрухи и отсталости, развиваться, проводить индустриализацию, поднимать сельское хозяйство. Откуда взять на всё это ресурсы?
Вице-премьеру Игорю Шувалову приписывается наделавшая шуму дилемма: «либо пенсия – либо развитие». Патриотически настроенные авторы тут же провозгласили: либо Шувалов – либо развитие. Я тоже считаю, что нынешний «экономический блок» правительства и развитие – «две вещи несовместные». Но отдельные верные утверждения делают и те, с чьими действиями трудно согласиться. Так вот в этой альтернативе (пенсия или развитие) – много правды.
Если наша страна перейдёт от полуколониального прозябания к развитию – понадобятся весьма немалые ресурсы, и выплата пенсий может оказаться (да что «может» – окажется!) существенным тормозящим фактором. Одно из многочисленных определений экономики – это «учение об оптимальном использовании ограниченных ресурсов». Так вот для развития, для будущей индустриализации, для технологической перестройки всего народного хозяйства полезнее эти ресурсы направить в дело.
В какое дело? В первую очередь в индустриализацию. Весь опыт человечества свидетельствует о том, что «богатство народов» создаётся именно промышленностью. Только современная промышленность способна создать множество высокооплачиваемых рабочих мест для молодых, она способна создать прочное народное благосостояние. И это благосостояние будет, безусловно, распространяться и на детей, и на стариков. Нет у тебя детей – возьми на воспитание.
Тут есть и ещё один поворот сюжета. Нам нужна духовная атмосфера роста, развития, освоения, движения вперёд, а не пенсионерства, когда двадцатилетних, только приступивших к своей первой работе, учат думать о будущей пенсии. Двадцатилетние должны ехать на край земли, штурмовать небо. Молодой человек должен думать о славе, о богатстве, в конце концов, но уж никак не о пенсии и бесплатных талонах в аптеку. Человек становится тем, о чём он думает. Думаешь о пенсии – значит, ты пенсионер – в душе, в мыслях. А с пенсионерами, даже двадцатилетними, страну не преобразуешь.

Опубликовано в ЛГ 18.03.15