May 27th, 2016

рысь

ДАЧНИКИ

С первым теплом пробки на дорогах становятся всё безнадёжнее: народ тянется на дачу.

Русское слово «дача» вошло в европейские языки, хотя явление известно не только в России. Но такого распространения, как у нас, за границей дачи не имеют. У нас охват почти стопроцентный. У всех моих знакомых есть летнее жильё, чаще всего – классические шесть соток в садовом товариществе. На такой даче редко отдыхают – там трудятся, растят урожай. Труд этот радостный – в отличие от большинства городских работ.

Офисные яппи дачу презирают за отсталость и принципиальную нерентабельность: всё, что там произрастает, дешевле купить; и это верно. Однако ж, перестав быть молодыми, они тоже втягиваются в дачную жизнь.

Почему? Да потому, что человеку потребно ходить по земле, дёргать сорняки на грядке, вдыхать запах смородинового листа или цветущего чебушника, называемого у нас жасмином, наблюдать, как краснеет малина или наливается яблоко. Ещё сто лет назад подавляющее большинство народа жило на земле, а жизнь в многоквартирных домах, «на этажах» была редкой экзотикой. Сто лет – для эволюции мгновение: душа человеческая за это время не изменилась, она тоскует в бетонных коробочках, даже если это «ЖК премиум-класса с панорамным остеклением и видом на ХХС». Тоскует душа, тоскует, словно мальчишка-подмастерье из хрестоматийного рассказа Леонида Андреева «Петька на даче». Тоскует и рвётся к земле. Оттого и пятничные пробки на дорогах.

Мне кажется, дача - символ нелепости нашей жизни.

Имея прекрасную, просторную землю, любя её и желая жить на земле, мы сбиваемся в бетонные «человейники», вызывающие депрессию, доводящую некоторых впечатлительных людей до самоубийства.

При этом наша земля оголяется, забрасывается, и это считается чем-то нормальным, естественным. В 2010 г. вышло даже начальственное предписание о создании двадцати городских агломераций, куда велено свезти всё подведомственное население. Потом это постановление забылось, но не отменилось.

Жители многоэтажек не размножаются. Почему? По-видимому, потому, что у человек подсознательно ощущает тесноту, ограниченность территории. В Гонконге – удивительном городе небоскрёбов, необычайно мало детей.

Многоэтажки ведут к вырождению. В том числе моральному.

Человек, проживший жизнь в бетонной многоэтажке, никогда ничего существенного и ценного не придумает. Его мышление плоско, как бетонная плита. Почему? Да потому что он должен видеть лес, реку, жучков-паучков. Ребёнком должен всё это видеть, чтобы вырасти не роботом. Наша великая литература XIX века, главный предмет нашей национальной гордости, создана жителями поместий. А современное, с позволения сказать, искусство - жителями бетонных коробочек. Из жителей многоэтажек рекрутируются писатели и читатели твиттера.

Если мы хотим остановить вырождение надо возвращать людей на землю.

Как это должно выглядеть? Да точно так, как выглядело искони. Наши города были, в сущности, большими деревнями. До сих пор в центре Тулы, откуда наша семья, сохранился обширный «частный сектор» - маленькие дома с садами.

Это дорого, невозможно, нерационально? Уверена: никто толком не считал, какой тип расселения выгоднее «на круг», притом не только сию минуту, а на протяжении, положим, десяти, двадцати лет. Громадные дома вовсе не дёшевы: в них заложена масса дорогого металла; одна лишь прокачка воды до двадцатого этажа – непростое инженерное сооружение.
А в каких единицах подсчитать здоровье народа, моральное и физическое, предрасположенность к рождению детей и удобство их воспитания?

1-2-3-этажные города – вот что кажется мне перспективным именно для нашего народа дачников. Таков, например, Йоханесбург – распластавшаяся по земле большая деревня. Да любой старинный русский город, где ещё не успели снести исконную застройку, например, исторический центр моей родной Коломны, - именно таков. Так что «город сад» - это совершенно правильная, но вовсе не оригинальная идея.

В таких городах, очевидно, должны быть и предприятия, где жители будут работать. Кстати, Менделеев, считавший себя более политэкономом, чем химиком, полагал, что промышленность в России надо развивать в сельской местности, а не в городах, как в Западной Европе.

Дорогостоящая инфраструктура, растянутые коммуникации? Тут нужны творческие идеи – по отоплению, канализации, да вообще по всему. Да, нужно строить дороги, много дорог – так их в любом случае надо строить! Тут могла бы помочь мобилизация молодёжи на гражданскую службу: одни в армию, а другие в дорожное строительство. Всяко умнее, чем протирать штаны в «финансово-лингвистических университетах» и прочих пунктах передержки молодняка.

Так у нас появится шанс заселить собственную территорию, что критически важно: земля незаселённая – земля ничейная. На неё уж и сейчас зарятся, а дальше будет только хуже. Вот и национальная идея: плодитесь, размножайтесь и населяйте землю. Притом не выдуманная, не высосанная из пальца, а вполне органичная.

Вот на такие мысли навела меня пятничная дачная пробка.