February 18th, 2017

рысь

ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ КАРТОЧКИ: ЗАТРАТА ИЛИ ПРИБЫТОК?

Возобновились разговоры о введении продовольственной помощи малоимущим. «1-я серия» была осенью 2015 г. Тогда
Минпромторг выдвинул программу продовольственной помощи нуждающимся.

Программу помощи Минпромторг предлагал тогда провести в два этапа. Первый – карточки, второй (2018-2010 г.г.) -
социальные кафе и столовые.

Вообще-то, в нашей стране, где жива память о скудости и голодухе, само слово «карточка» звучит тревожно. «По карточкам» - значит скудно и плохо, «по карточкам» - значит, докатились. Но нужно уметь отличать слова от сути явления. Те, давние, карточки были инструментом т.н. рационирования, т.е. распределение ресурсов, которых не хватает, таким образом, чтобы все граждане имели хотя бы понемногу. Так делают все страны во время войны, например.

Сегодня предполагается не рационирование. Это другой тип карточек. Это продовольственная помощь неимущим. Такая помощь есть во всех богатых странах, с которых мы пытаемся брать пример. В США продовольственные талоны получают более 45 млн. человек при населении в примерно 324 млн.

В США продуктовая помощь неимущим - это одновременно и существенная помощь фермерам, т.е. форма субсидирования сельскохозяйственной отрасли. По-видимому, у нас тоже ставится задача: помогая неимущим, помочь одновременно и сельхозпроизводителям.

В чём главные трудности?

В первую очередь – понять, кто неимущий, а кто – ничего себе. У нас экономические процессы часто находятся тени, и понять их – весьма непростая задача. Граждане и государство находится в симбиозе взаимного кидания. Обмануть государство у нас не стыд, а доблесть.

К примеру, каждый знает: пенсионеры – это самые неимущие граждане. «Нищий пенсионер» - устойчивый фразеологизм. Но они очень разные – «нищие пенсионеры». Например, работодатели охотно берут начинающих пенсионерок на работу: тётушки ещё полны энергии, ответственны, бодры, многие не имеют семейных обязанностей, значит, могут и задержаться, и поехать в командировку. Не работники, а мечта. И главное - их можно использовать нелегально: они не заинтересованы в социальных отчислениях на будущую пенсию, поскольку и так её получают. В малом и среднем бизнесе таких - пруд пруди. Очень часто они оказываются более состоятельными, чем их сослуживицы, занимающие ту же должность, но не получающие пенсии. Реальный пример. Пожилая дама, за 60, получает маленькую пенсию, работает нелегально в торговой организации, где получает хорошую зарплату. Плюс сдаёт квартиру в ближнем Подмосковье своему собственному племяннику. Как они там рассчитываются по-семейному – трудно определить, по документам ничего этого не значится. Для статистики она – «нищая пенсионерка».

Я уж не говорю о громадном числе всякого рода нянь, репетиторов: этот пенсионерский малый бизнес – целиком в тени.

Они проявят сознательность и не будут получать пособие? Очень маловероятно, что какая-нибудь пенсионерка откажется от талонов на том основании, что у неё есть дополнительные доходы и она сама может купить еду. А доносить друг на друга у нас граждане не привыкли: это не Германия, где граждане охотно и с убеждением «стучат» друг на друга. И это, надо сказать, единственный способ определить, как подлинно обстоит дело.

Так что вопрос сложный. Без капиллярного контроля по месту жительства не решаемый. А кто будет этим заниматься? Участковый? У него, наверное, своих дел невпроворот…

Когда-то в начале ХIX века, в Англии распределением субсидий бедным, проистекающих из т.н. poor tax, занимался приходской батюшка: он, предполагалось, хорошо знал свою паству и был справедлив. Одним из тех, кто занимался этой работой, был знаменитый Мальтус, чьё имя впоследствии стало символом социального дарвинизма и чуть не людоедства. А «поп Мальтус» (как звал его Ленин) всего-навсего заметил: чем больше помогают бедным, тем больше их становится. Помощь бедным ведёт к увеличению их количества и вообще бедности как общественного явления – того, что в Англии называли пауперизмом.

В любом случае, без конкретного, персонального знания своей «паствы» сколько-нибудь справедливого распределения любой помощи – не получится: помощь со значительной вероятностью попадает не туда, куда метили организаторы. Получится, как рассказывала мне ещё при советской власти заведующая детсадом: «Если вижу: едет на белых «жигулях» в фиолетовой дублёнке (тогда это был символ жизненного успеха - Т.В.) – значит, везёт справку на бесплатное дополнительное питание». Ничто не ново под Луной.

В моё детство, помню, подкармливали в школах детей из малоимущих семей. На класс выделяли какое-то количество бесплатных обедов, завтраков, давали молоко ослабленным детям. Так вот я постоянно примазывалась к ослабленным, хотя была румяна и толстощёка. Но кипячёное молоко, да с пенкой все нормальные дети терпеть не могли, а я пила с удовольствием.

Я бы и сейчас организовала питьё свежего молока в школах. И яблоко бы давала детям бесплатно. От местных фермеров. Я бы назначала поставщиков по жребию или по очереди, а не по конкурсу – универсальному источнику коррупции.


Можно пойти по пути бесплатных столовых, что тоже известно с незапамятных времён. Но общепит имеет высокую добавленную стоимость, а потому этот путь гораздо более расточителен. Разумнее от него отказаться.


Уверена: активная продовольственная помощь населению могла бы при правильном подходе к делу стать важным стимулом развития сельского хозяйства. Для успеха дела надо выполнить свои же, но забытые предначертания. Главным образом устроить логистические центры, обещанные ещё осенью 2015 г. Если бы животноводы могли сдать животных на государственные бойни, получив приличную цену – они могли бы существенно увеличить производство свежего мяса, которое планируют раздавать по карточкам малоимущим. Сегодня сдать мясо – очень трудно (по крайней мере, у нас, в Ростовской обл.), потому приходится сдавать по очень низкой цене этническим группировкам, которые контролируют этот бизнес.

И свежих овощей и фруктов селяне могли бы произвести значительно больше, будь возможность их легко сдать на переработку и хранение. Остро не хватает хранилищ с контролируемой атмосферой для яблок. Без них развивать яблочную отрасль – нельзя. Хорошо бы, чтоб в обещанных логистических центрах такие хранилища были в достаточном количестве. В хранилища могли бы вложиться и частники, но им нужна гарантия, что через пару лет не «понаедут» яблоки из Польши или ещё откуда-нибудь.

Нужна длительная сельскохозяйственная политика, рассчитанная лет на 10-20. При таком подходе введение карточек могло бы стать, как теперь говорят, драйвером развития. Но тут нужно согласованное действие нескольких министерств, что всегда было трудным делом.

Но мне, как сельхозпроизводителю, хочется верить, что дело это сладится – к общей пользе и малоимущих, и аграриев.

Об этом же: http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/153585-vernite-kartochki/