April 15th, 2017

рысь

ПОГОВОРИМ О СТАРИНЕ часть 2

Продолжение рассказа старой москвички, которая прочитала мои материалы о реконструкции пятиэтажек. начало было вчера. Окончание будет завтра.

НАША НОВАЯ КВАРТИРА

Наконец добрались мы до квартиры. Она была на третьем этаже. Нам повезло: как раз посредине: ни высоко – ни низко. Квартира оказалась замечательная – трёхкомнатная. Устроена она была так: входишь в малюсенькую прихожую. Слева – ванная и туалет, раздельные, тоже очень маленькие. В ванной один кран на ванну и раковину: поворачиваешь его – и хочешь мойся, хочешь умывайся. За ванной-туалетом – кухня, туда попадаешь по малюсенькому, в полтора шага, коридорчику. Совсем малюсенькая, но всё, что надо – поместилось. Справа по коридору – комната. Дальше – ещё одна, слева – третья. Между второй и третьей комнатой – большой чулан. Все комнаты оклеены бумажными обоями, жёлтыми, и оттого, наверное, в квартире словно солнышко, хотя на улице было пасмурно.

Может, ещё оттого так светло, что в квартире не было … подоконников. Вообще. А зачем они, если разобраться? Только хлам разводить. У нас в старой квартире был подоконник из мраморной крошки, со временем он раскрошился, и казалось, что кто-то выгрыз кусок подоконника. В общем, без подоконников гораздо лучше, и светлее. А свои любимые столетники мама разместила , по сторонам окна на специальных подставках, которые крепятся к стене и раскрашены, словно это берёзка. Очень красиво.

А ещё в квартире не было – выключателей. Вместо них с потолка свисали верёвочки с пластмассовыми наконечниками, а между стеной и потолком была беленькая пластмассовая коробочка, из которой и выходила верёвочка. Дёрнешь за верёвочку – свет зажжётся. Нам с сестрой эта конструкция ужасно понравилась, мы тут же принялись дёргать. Мы эту штуку так и называли – дёргалка. Правда, спустя время оказалось, что дёргалка – вещь ненадёжная. Как папа выражался – недоработанная. Она довольно часто ломалась, и в конце концов, папа на самых критических местах поставил старорежимные выключатели, пустив провод прямо по стене. Не очень красиво, зато надёжно.

Ещё в квартире не было привычных чугунных батарей отопления. Вместо них – низенькие гармошки. Взрослые сомневались: будет ли тепло зимой? Но зимой оказалось так тепло, что ходили в ситцевых халатах и с голыми ногами, и совсем было не холодно. Может, это оттого, что в торце нашего дома стоял домик из серого кирпича, мы возле него играли в мячик, кидали его в стену. Этот домик назывался бойлерной, там, говорили, нагревается вода для наших домов. Так вот мы жили рядом с бойлерной, оттого, наверное, было так тепло.

Комнаты мы распределили так. Самая первая от входа, она же ближайшая к кухне – столовая. Мы не привыкли есть в кухне, разве что так, перекусить, а вечерами, все вместе, ели в столовой, за большим столом, прабабушкиным. Туда же поставили старинный кожаный диван с откидными валиками и полочкой. Днём на нём сидели, а ночью спала сестра Таня. В той же комнате стоял старинный комод с двумя красивыми подсвечниками. Ну и стулья. А больше туда ничего не помещалось. Женька делала уроки за большим столом.

Две остальные комнаты распределили между нами с сестрой и родителями. Родители взяли себе комнату поменьше, зато с большим чуланом, теперь такие чуланы зовут гардеробной, а тогда – чулан, и чулан. А нам отдали ту, что побольше. Там стояло пианино, на котором нас учили играть, две узеньких кушеточки и стол, на котором мы занимались. Стол был старый, деревянный, нам разрешалось на нём делать что угодно. Так вот мы на нём выжигали разные штуки специальным приборчиком, сводили через копирку разные узоры из книжек и журналов и выжигали. И постепенно стол стал очень даже красивым, узорчатым.

В родительской спальне было две кровати по сторонам: тогда не принято было делать одну широкую кровать, а полагалось каждому иметь свою. Тогда считалось, что спать вповалку – это по-деревенски, а надо, чтобы у каждого было своё спальное место. Там же стоял столик с маминой швейной машинкой: она много шила, сама нас всех обшивала. В общем, отлично устроились. Лучшего и желать нельзя.

МЫ ЗНАКОМИМСЯ С РАЙОНОМ

Мама сказала, что в квартире напротив, в двухкомнатной, живёт девочка, аккурат нашего возраста, звать Вика; может, мы окажемся с нею в одном классе. (У нас было три квартиры на этаже: трёх, двух и однокомнатная; однокомнатная посредине). Мы пошли знакомиться. Тогда не было телефонов, хочешь поговорить – приходи так. Мы позвонили, сказали, что живём напротив и хотим пригласить нашу соседку гулять. Она «спросилась», как тогда выражались, и мы пошли на улицу. Нам не терпелось посмотреть округу. Вика нам показала, что где. Школа совсем рядом, минут пять ходу. Школа бело-жёлтая, пятиэтажная, стоит на возвышенности, над входом – барельефы классиков. К входу ведёт лестница – очень торжественно. Справа от школы – спортивная площадка и сад. Вика сказала, что там уже посажены яблони.

Во всём квартале было два типа домов: пятиэтажки и девятиэтажки в один подъезд – их звали «башнями». Девятиэтажки образовывали небольшую аллею, что вела к школе. А дальше – пустырь и стройка. Вика сказала, что строят торговый центр и что-то ещё. И скоро у нас будет всё, что требуется: магазины, химчистки и остальное, что надо. А пока в магазин надо ходить в бараки. Оказывается, в некотором отдалении сохранились двухэтажные деревянные бараки, где и был продовольственный магазин. Меня туда часто посылали за хлебом. Ещё, помню, яйца там покупала и приносила их в детской маленькой корзиночке.

Ещё Вика показала нам знаменитый 6-й корпус. Знаменит он был двумя вещами: длиной и пёстрой окраской. Подъездов в нём было больше обычного (не помню, сколько именно), а расцветка у корпуса была рыжевато-пёстренькая, вроде оперения деревенской курицы. В этом корпусе у нас, как оказалось, жило полкласса. Моя тётя, когда приехала навестить нас, сказала, что, наверное, в 6-й корпус переселили целую деревню.

Кстати, о слове «корпус». Дома в нашей новой жизни называли корпусами, а местность – кварталами. А улиц вовсе не было. Адрес у нас был такой: Ленинградское шоссе, квартал 1, корпус 32, квартира 22. Кстати, совершенно непонятно, почему местность, расположенная ближе к центру и застроенная раньше, называлась «вторым кварталом», а наша «первым». Потом, спустя несколько лет, адрес изменился, и в нём появилась улица.

То, что были дома разной высоты, и они стояли не абы как, а образую замкнутые дворы – всё это создавало ощущение какой-то регулярности, ритма. В современных районах, вот, к примеру, где я сейчас живу, все здания равной высоты, словно лес из громадных домов, в которых есть что-то пугающее. Уже в наши дни, будучи на экскурсии в Италии, я услышала от гида о каком-то очень старом итальянском архитекторе, забыла его фамилию, который выработал главные принципы застройки. Так вот там как раз и было, что дома должны быть разной высоты. Может, тот архитектор, о котором ты написала, вспомнит, как звали того итальянца.