June 7th, 2017

рысь

ПРО ЕГЭ

Корпоративный кодекс патриотической интеллигенции предписывает непримиримое отношение к ЕГЭ. Помню, на Московском Экономическом Форуме 2016 г. стояли активисты, раздавали брошюру о пагубности ЕГЭ и предлагали присоединиться к движению за его отмену.

Среди преподавателей вузов ЕГЭ тоже уважением не пользуется. Мало того – пользуется всемыслимым презрением. «Поколение ЕГЭ» - это уже давно мем, вызывающий известный ассоциативный ряд: оболванивание, дебилизация, зубрёжка, натаскивание, тупость. Под влиянием этих разговоров даже сама министр образования, устыдившись, не велела натаскивать школяров на ЕГЭ, что уж совсем странно: а что ж тогда прикажете делать? Если мы не считаем, что хорошая сдача экзамена равно хорошему знанию предмета, то тогда ломается вся конструкция и надо срочно что-то менять: экзамен, или предмет, или министра, или всё разом.

С «поколением ЕГЭ» я так-сяк знакома: это мои молодые служащие. Да, они часто не знают того, что, на взгляд старшего поколения, знать обязаны. Например, одна моя сотрудница забыла, сколько было мировых войн. Они пишут с громадным количеством орфографических ошибок: я то и дело снимаю со стенки объявления, написанные с ошибками – и это то, что прошло через фильтр компьютерного проверщика орфографии. Воображаю, что бы было, пиши они от руки. Но ведь у каждого поколения - свои знания. Нужна ли сегодня безупречная орфография, если её проверяет компьютер? Не знаю. Моя бабушка говорила: «Если я читаю текст, написанный с ошибками, я не доверяю содержанию». Признаюсь: и я тоже. Но вот насколько это верно… Нынешние молодые имеют какие-то свои знания, умения и навыки, прозванные на западный лад «компетентностями».

Словом, до последнего времени у меня не было никакого выраженного отношения к ЕГЭ.

Познакомиться мне привелось по причине личной: дочка кончает школу, целый учебный год готовилась, а теперь вот сдаёт ЕГЭ. И, знаете, ЕГЭ меня приятно удивил.

Прежде всего, для того, чтобы сдать его на хороший балл (90+), как требуется для поступления в приличный вуз, надо подлинно иметь знания. «Натаскаться», т.е. бессмысленно выучить правильные ответы на стандартные вопросы – нельзя.

Вот, например, история. Объём сведений, которые требуются от сдающего ЕГЭ, значительно больше, чем изучали мы, школьники советской поры, объявленной золотым веком нашей школы. Требуется множество фактов, имён, знание карты: это ведь и составляет историю. Вот, к примеру, такой вопрос: «При каком царе была ликвидирована в России внутренняя таможня?» Я, человек изучавший историю государства и права в контексте высшего юридического образования, этого не знала, а школьникам предписывается знать. Или отмена крепостного права. По истории государства и права в вузе мы проходили менее подробно именно юридическую сторону дела, чем сегодня спрашивают на ЕГЭ. Иногда даже сомневаешься: а так ли важно знать эдакие подробности. Например, как звали командира войска шведов, противостоящего Александру в Невской битве 1240 г.? Разумеется, речь идёт именно о высоком балле, а не просто проходном.

Мой муж, окончивший когда-то Физтех с красным дипломом, ради любопытства решил ЕГЭ по математике и физике. Говорит, самые трудные задачи по математике заставили по-настоящему задуматься; они подлинно олимпиадного уровня.
Вообще, предметы естественно-научного профиля лучше всего ложатся на ЕГЭ. Хуже – гуманитарные предметы, языки. Я в юности закончила иняз им.М.Тореза, но когда впервые попробовала ответить на ЕГЭ по английскому, поначалу даже не поняла, чего они от меня хотят. Потом-то, конечно, разобралась. Но всё-таки там очень много субъективного, необоснованного. Мало того, человек, подлинно хорошо знающий язык, может оказаться в худшем положении, чем тот, кто говорит и пишет примитивно, но так, как это требуется.
В экзамен по русскому включены вопросы по культуре речи: это, на мой взгляд, хорошо. Впрочем, культура речи – это скорее не результат школьного обучения, а семейного окружения и чтения.
А вот нужно ли любому школьнику знать по именам разные фигуры речи, вроде литоты, парцелляции или эпифоры – я лично не уверена. То есть об этом не вредно упоминать на занятиях, но гораздо умнее формировать навыки вдумчивого чтения и письма. Этого как раз очень не хватает школьникам. И не мудрено!
Сегодняшний школьник очень мало пишет текстов и даже мало их читает. Раньше как было? Перепишите и вставьте пропущенные буквы, или подчеркните деепричастия, или замените прямую речь косвенной. В любом случае требовалось переписывать, и зрительная память подкреплялась моторной, когда сама рука знает, как писать. Теперь у детей готовые «рабочие тетради», где они вставляют буквы прямо в тексте, соединяют стрелочками нужные слова, а всё целиком не переписывают. Результат многообразен: во-первых, они не запоминают, как пишутся слова – просто слова, не регулируемые никакими правилами, а таких слов в нашем языке видимо-невидимо. В результате моя сотрудница с дипломом учительницы начальных классов пишет слово «будто» как «бут-то». Во-вторых, у них не формируются в голове образцы текстов.
Поскольку всё обучение ориентировано на тесты и заполнение рабочих тетрадей, дети очень мало пишут сочинений, письменных ответов на вопросы. А дальше им велят писать какие-то «эссе», которые у многих вызывают подлинную панику. Приехали жать, где не сеяли!
Дети и говорят мало; в результате выпускник часто не может ничего внятно и вразумительно рассказать. На то и другое уже обратили внимание в министерстве, говорят, будут даже специальные «разговорные» испытания в 9-м классе. Так что ЕГЭ понемногу улучшается, и вовсе не так ужасно, как думает патриотически мыслящая интеллигенция.
А вот что ЕГЭ полностью уничтожил – это общее среднее образование. Нет его больше! Выпускники школы в последнем классе, а наиболее предусмотрительные – и в двух, а то и трёх последних, учат только те предметы, что будут сдавать на ЕГЭ. На остальные просто «забивают». Я была знакома с одной прагматичной мамашей, которая прямо говорила своей дочке: "Брось заниматься чепухой, не трать время". "Чепухой" были физика, химия, биология, по которым дочке не требовался ЕГЭ. И учителя входят в положение: они что — звери, что ли? В некоторых специализарованных школах всю программу по непрофильным предметам проходят в 10-м классе, а в 11-м изучают только профильные.
В наши дни мы всё-таки минимально занимались всеми предметами, по которым были предусмотрены выпускные экзамены. Не будь этих экзаменов — всё было бы, как сегодня. То есть никак.
Вот это положение надо бы сначала просто увидеть. Привести к осознанию факт: общего среднего образования — больше нет. После того, как увидят, можно обсуждать вопрос: что с этим делать? Я уже давно предлагаю ограничить обязательное и всеобщее образование девятью (лучше восемью) классами. А дальше – специализация: техникумы, училища, всякие профессиональные школы, после которых можно пойти работать, а можно – в университет. Зачем тратить народные деньги на симулякр образования и делать вид, что кто-то изучает физику или литературу, в то время как он её вовсе не изучает, т.к. она ему нафиг не нужна? Когда я развиваю подобные идеи, молодёжь меня поддерживает, а взрослые впадают в ступор или предполагают, что я так острю – по-дурацки. На самом деле, тут есть, о чём подумать. То, что видим сейчас, приучает детей сызмальства к симулякрам вместо дела.

Читайте об этом http://www.kp.ru/daily/26688/3712338/