December 25th, 2017

рысь

ПРО ЕГЭ ПО АНГЛИЙСКОМУ - продолжение предыдущего

Что происходит в школе с изучением языков? Стало ли лучше сравнительно с советским временем? Моё твёрдое убеждение: в массовой школе стало хуже. В моё детство английский в обычной школе по престижу у учеников находился между пением и гражданской обороной. Никто всерьёз им не занимался, кроме тех, кто специально готовился в профильный вуз, но те учились на стороне. Уроков было мало: в 10-м классе в 70-е годы был один урок в неделю. Это было плохо и неправильно: любая возня без намерения достичь результата – расслабляет и приучает к симулякрам вместо дела.

С 1949 г. были заведены так называемые языковые спецшколы (английский, французский, немецкий, испанский). Там было много часов языка (не менее урока ежедневно), иногда даже были предметы, вроде географии на языке, иногда был технический перевод. Оттуда люди выходили с приличным практическим знанием языка, которого хватало для чтения, говорения, нахождения за границей и т.д.

Сегодня в массовой школе уроков языка – куча, практически как в прежние времена в спецшколе. И что же? Результата никакого. Хочешь, чтоб ребёнок знал язык - посылай на курсы, к репетитору и т.п. При гигантской суете – мизерный результат. При этом иностранный язык как предмет, в отличие от прежних времён, страшно уважается, все друг друга убеждают, что без языка нынче – никуда. Так почему же из школы люди не выносят приличного знания хотя бы одного языка, а могли бы и двух – в этом нет ничего невозможного.

Причина проста – совершенно неправильная система обучения, основанная на ложных принципах.

В основе её лежит современное убеждение, что учить надо весело, играя, никого не затрудняя и не огорчая. И главное – не напрягая. Меж тем, напряжение – это условие любой тренировки. Нет напряжения – нет продвижения. Это знает каждый, кто ходил в спортзал. А кто ходил в "качалку" знает и то, что без боли в мышцах – толку не будет. Ровно так происходит и в любом деле: не случайно "труд" и "трудно" - одного корня. А "дисциплина" и латинское discipulus, означающее "ученик" – тоже одного корня. Но современная педагогика настаивает: обучение – это сплошной fun. Все должны прыгать, дрыгать, топать, хлопать, дети это любят, и между делом всё выучат. Под это заточены и учебники – все эти "Хэппи инглиши" – несть им числа. Там сплошные картинки, текста нет вообще, а упражнения состоят в соединении стрелочками чего-то с чем-то. На просьбу: «Покажи мне твой вокабуляр», - современный школяр изумлённо моргает: он понятия не имеет, что обязан знать обусловленное количество слов. Учить слова? Это прошлый век, слова должны закачиваться в голову в процессе "фана", как-то так, сами собой.

Сегодня ничего не принято учить наизусть – ни по-русски, ни по-иностранному – вдруг кто-то перенапряжётся и огорчится?

Нет приличных учебников. В моде иностранные учебники, в которых почти нет грамматики и, главное, нет повторяемости слов: слово где-то возникло, а потом исчезло, больше к нему не возвращаются.

Обучение идёт неимоверно медленно: сегодня он с грехом пополам криво-косо говорит какую-то детсадовскую чепуху, через год – что-то в этом роде, а через два – у него уже твёрдое убеждение, что английский – это уму не постижимая мудрость, которой нужно учиться полжизни.

Ощущение такое, что на этом зарабатывают все: кто на продаже дико дорогих и часто бесполезных учебников с глянцевыми картинками, кто-то на организации дорогих же курсов, репетиторам тоже перепадает своя копеечка.

Что надо? В первую очередь, осознать, что в обучении языку критически важен быстрый старт. С места надо рвать как можно быстрее. За месяц можно научить тому, что сегодня проходят за два года. Но для этого нужны безусловные ежедневные занятия с домашним заданием и контролем словаря. Вообще, в обучении иностранному языку очень верно правило «лучше меньше, да лучше». Лучше учить два-три года интенсивно, чем семь-восемь так, как сейчас. Удовольствие от обучения человек, в том числе ребёнок, получает не от прыганья и хлопанья, а от реального продвижения в языке: вот он может прочесть простенькую историю, вот он понимает фильм, вот может рассказать о своей школе иностранцу. Если семиклассник владеет словарём детсадовца, то ему противна вся эта лабуда, нудная Мариванна со своей мурой, и учиться он не будет.

Овладев основами, можно заняться переводом – хоть художественным. Сейчас перевод как учебное средство почти запрещён передовой педагогической мыслью, однако он полезен для всего. Переводя сколько-нибудь сложный текст, ученик одновременно усовершенствуется в иностранном языке и незаметно для себя упражняется в изложении: содержание ему дано, а задача в том, чтобы выразить его на родном языке.

За два-три года можно достичь неплохих результатов в одном языке и приняться за второй. Каждый следующий легче предыдущего, к тому же у ребёнка есть опыт успеха, преодоления.

Вот когда всё это будет сделано, можно рассуждать о всеобщем ЕГЭ по иностранному. А при сегодняшнем положении – это просто даст заработок репетиторам.