March 14th, 2018

рысь

ЧУЖИЕ СМЫСЛЫ

Опубликован «Ежегодный доклад Временной комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращении вмешательства во внутренние дела Российской Федерации». Вообще-то предотвращать вмешательство поздновато: оно идёт полным ходом; просто до сих пор не было сил взглянуть на дело прямо. В докладе «много букв», слагающихся в правильные и солидные слова: враждебные действия через СМИ, вредоносные акции на выборах, всякие иные-прочие способы подрыва суверенитета. Всё это, спору нет, опасно, но есть один аспект, который опаснее всего остального, взятого вместе.

Речь идёт о западном влиянии на образование.

Да что там влияние! Если уж начистоту, образование у нас деятельно перекраивается и уж перекроено на западный образец. И речь не только и не столько о ЕГЭ или о нелепом разделение вузовского курса на бакалавриат и магистратуру – речь, в первую очередь, о трансляции враждебных нам смыслов. И эта трансляция у нас осуществляется вольготно и беспрепятственно; за неё ещё и спасибо говорят. Многие даже и не замечают её: а что тут, собственно, дурного? В результате народ наш заражается чем-то вроде аутоиммунного заболевания: иммунитет не опознаёт заразу и соответственно не может сопротивляться. Враг встраивается в наш народный организм, подтачивая его изнутри. А ведь образование – это матрица, с которой воспроизводится народ.

Это в нашей истории уже было: привозная наука и иностранцы-учителя привели в XIX в. к тому, что русский образованный класс возненавидел своё государство и его порядки, как не соответствующие иностранным прописям, по которым он учился. Набрасывая на русскую жизнь западную понятийную сетку, русский образованный человек видел, что всё в ней, жизни, не так, не правильно, и надо всё снести. Или просто брезгливо отойти от всякой деятельности. Это замечательно понял Ключевский: «Когда наступала пора серьёзно подумать об окружающем, они начинали размышлять о нём на чужом языке, переводя туземные русские понятия на иностранные речения, с оговоркой, что хоть это не то же самое, но похоже на то, нечто в том же роде. Когда все русские понятия с такою оговоркой и с большею или меньшею филологическою удачей были переложены на иностранные речения, в голове переводчика получался круг представлений, не соответствовавших ни русским, ни иностранным явлениям.
Русский мыслитель не только не достигал понимания родной действительности, но и терял самую способность понимать её.»
Вопрос вестернизации нашего образования настолько важен и болезнен, что мужи разума и совета, похоже, боятся сказать об этом вслух и даже, подозреваю, всерьёз об этом подумать. Не случайно, наверное, раздел об образовании был в т.н. «Предварительном докладе», а из окончательного текста - исчез. Сказано походя об антироссийской программе «Открытый мир Российская программа лидерства», которую прошли аж тысяча человек. Это вообще-то мелочи по сравнению с капиллярным проникновением враждебных смыслов в незрелые умы через школы и вузы.

В «Предварительном докладе» сказана ещё важная вещь: о «стимулировании деятельности лиц из числа профессорско-преподавательского состава» к этой самой враждебной деятельности. Вузовские преподаватели – это вообще благодатнейший контингент для антироссийской обработки. Люди они умные, но по натуре робкие, предпочитающие иметь дело не с жизнью, а с её моделями и отражениями. Таким людям легко вложить в голову любую модель: сравнить её с реальностью они не могут, поскольку реальности боятся, не знают и стараются держаться от неё подальше. И если их слегка приласкать, свозить на стажировку и деньжат подкинуть – они твои. И искренне уверуют, и будут рассказывать студентам, что Сибирь нам не нужна, поскольку у современной экономики знаний нет нужды в ресурсах. (Пример реальный). Эта работа продолжается уж четверть века, и конца-края не видно; вот недавно 25-летие ВШЭ отпраздновали – специализированной оранизации по трпнсляции чужих смыслов.