March 27th, 2018

рысь

УМЕР МАВРОДИ

Умер, ещё не старым, знаменитый Мавроди – строитель пирамиды МММ.
Я хорошо помню начало 90-х, когда по телевизору ежевечерне крутились ролики о простом парне Лёне Голубкове, который решил все свои материальные проблемы с помощью покупки и прибыльной перепродажи билетиков с портретом Мавроди. Лёня был дивно узнаваем, и дело шло ходко. Кто-то заработал, но в самый патетический момент, когда ничего не предвещало краха - пирамида рухнула. Это свойство всех пирамид: они обрушиваются на пике успеха. Мавроди ударился в бега, а многие «партнёры» потеряли квартиры и всё своё достояние.

Мавроди – подлинный герой 90-х, воплотивший в себе их дух. А дух был такой: хватит корячиться «на дядю» за три копейки, отныне будем делать деньги. Как во всём цивилизованном мире. Это было разлито в воздухе, этим дышали. Многих охватило такое ощущение: хватит, наработались! Капитализм мало ассоциировался в массовом сознании с производительным трудом. Помню, детей, школьников, учили… играть на бирже. Продавались книжки для подростков, где их обучали жестам биржевиков! Впрочем, с распространением компьютеров это ушло в прошлое. Жесты ушли, а дух наживы (предпочтительно халявной) – остался и только окреп.

После Мавроди было множество пирамид, и всякая новая находила клиентов. Да и сам Мавроди без дела не сидел, а конструировал новые пирамиды, даже в ЮАР отметился. Многие пирамиды пользовались технологией сетевого маркетинга: вознаграждение за привлечение новичков. Наладились использовать сильные психотехники, вроде НЛП.

Волею судеб я стала своего рода специалистом по пирамидам. Ко мне в компанию часто приходили люди, потерявшие деньги в пирамидах и имеющие острейшую необходимость заработка. Как они работали! И возвращали долги, и покупали квартиры, и приходили к убеждению, что честной торговлей можно заработать не так быстро, но гораздо надёжнее. Я же профилактически читала лекции о том, как отличить замаскированную пирамиду: тогда их расплодилось множество.

Пирамиды неотделимы от духа капитализма: они были, есть и будут. Первые возникли на заре капитализма в Голландии – так называемая «тюльпановая лихорадка», когда люди продавали дома, землю, чтобы купить и тут же перепродать драгоценные луковицы. Потом, разумеется, всё рухнуло: как в сказке о Золушке, золочёная карета вновь стала тыквой, а тюльпанные луковицы, купленные на вес золота – просто луковицами. Вернер Зомбарт рассказывал в классической книге «Буржуа»: «В 1634 г. … главные города Нидерландов были опутаны торгом, который разорял солидную торговлю, поощряя игру, возбуждал вожделение богатых так же, как жадность бедных, поднимал цену цветка выше его веса в золоте и закончился, как кончаются все подобные периоды, в нищете и диком отчаянии».

Пирамиды питаются двумя низкими страстями: к наживе и к азартной игре. Теми же страстями питается и биржевая игра, к которой полагается относиться с совершенным почтением. Сегодня биржевые котировки совершенно оторвались от хозяйственной реальности и живут сами по себе, подчиняясь законам массовой психологии и того, что что по-английски называется «хайпом» (hype). Обычное дело: предприятие генерит убытки, а акции его взлетают до небес. Таковы, между прочим, проекты великого Илона Маска.

В этой же самой области лежит психоз криптовалют. Вообще, реальный сектор экономики всё больше становится докучным придатком к «подлинной» экономике – той, где деньги делаются из денег или – ещё более по-современному - из «цифры». Постепенно формируется и овладевает массами представление: копают землю и растят свиней – убогие лохи, а настоящие, успешные, парни – сидят в кондиционированном офисе и гоняют цифирки по экрану. Делание денег из денег настолько привлекательно, что люди подлинно бросают реальную жизнь и она, естественно, приходит в упадок. Всё это «соблазнение малых сих», о чём говорил Спаситель.

Деиндустриализация развитых стран, происходящее вслед за этим падение образования – всё это результат господства финансового сектора над реальным. А финансы – это гигантская, всемирная пирамида, в которой мы все участвуем. Она активно препятствует развитию реального сектора, по сути жизни. Любые деньги, выделяемые на развитие попадают на финансовый рынок – и… никакого развития.

Если наша страна подлинно намеревается развиваться, насущно необходимо вовсе прекратить или хотя бы существенно ограничить любые возможности делать деньги из денег. Деньги должны зарабатываться только в реальном секторе, а финансовый сектор должен обслуживать реальный – и больше ничего. Я читала, будто в гитлеровской Германии была запрещена фондовая биржа – как еврейское изобретение. Не знаю, насколько это достоверно, но экономика, действительно, развивалась очень быстро.

Мне кажется, смерть Мавроди – это знак судьбы. Символ поворота от спекулятивной, пирамидальной экономики к экономике реального дела. За границей пускай себе живут, как сами знают, а нам в России предстоит ещё много сделать грубо-вещественного, индустриального. На этом и надо зарабатывать.