April 29th, 2018

рысь

ОПЯТЬ О РАСПРЕДЕЛЕНИИ

Депутат Госдумы Сергей Вострецов подготовил поправки в Закон об образовании, обязывающие выпускников бюджетных отделений вузов работать по распределению; об этом на днях сообщила «Парламентская газета».

Дело это не новое: ещё в 12-м году была такая инициатива. Началось-то почти случайно: во время визита Медведева в Мурманск сотрудники ОАО "Апатит" пожаловались на нехватку врачей – вот тогдашний президент страны и предложил заключать со студентами-бюджетниками договоры об отработке по профессии. Тогдашний депутат Государственной думы РФ Владимир Бурматов заявил, что нет предпосылок к возврату существовавшей в СССР системы обязательного распределения молодых специалистов после окончания ими высших учебных заведений: "Мы живем в другой стране с другими экономическими потребностями". И с ним нельзя не согласиться.

Тема распределения эпизодически возникает и – глохнет. Почему? Да потому что в нынешних условиях распределение – неосуществимо. Оно – атрибут плановой экономики. Её неотделимая часть. И начинать надо с плановой экономики, а не с распределения. Говорить сегодня о распределении – это рассуждать о цвете обоев, когда у дома нет фундамента и стен.

Прежде чем что-либо распределять, надо сначала ЭТО произвести. В нашем случае подготовить специалистов нужного профиля. А чтобы их подготовить в должном количестве и надлежащего качества – нужно знать, сколько их потребуется, каких и какого уровня квалификации. А для этого нужно знать, что мы собираемся делать – сегодня, завтра, через десять лет. Именно для этого нужно иметь народнохозяйственный план.
Подготовка специалиста – процесс долгий: квалифицированный рабочий – два года, техник – три, инженер – целых пять. Значит, и горизонт планирования должен быть соответствующим. Планировщик должен представлять себе хотя бы в общих чертах, какие работники потребуются через три – пять – десять и даже, страх сказать, через двадцать лет.
Работник с его знаниями, умениями и навыками – это инструмент, как бы цинично оно ни звучало. Определить, какой нужен инструмент, можно только зная, что мы собираемся изготовлять. А что мы, в самом деле, делать-то собираемся? Этого не знает НИКТО. Сочиняются разного рода концепции и программы, но все они – просто благие пожелания, а не планы. Что такое план? Это цель, ресурсы, ответственные, увязка с другими планами. Если всё это определено – значит, план, если нет – маниловщина.
Более-менее уже сегодня можно распределить врачей-учителей. Но и это непросто: пока не понятно, будет наш народ стекаться в несколько гигантских агломераций или жить в небольших поселениях: от этого зависит, где и какие будут школы и поликлиники. К тому же врачам-учителям нужно не только рабочее место, им нужна квартира, какая-то социальная инфраструктура. Иначе – сбегут, и ищи их.
В проекте депутата Вострецова есть верная вещь: распределение лет на пять. Именно за этот срок человек может укорениться и стать подлинным специалистом; после вуза он только лишь заготовка для специалиста.
Ну, хорошо, врачей и учителей так-сяк пристроим, а другие? Нужны нам или нет инженеры и техники? Какие и сколько? На этот вопрос может ответить только народнохозяйственный план. Которого как не было, так и нет. И скоро вымрут люди, которые что-то об этом знают.
Поедут ли люди в глушь на работу, как некогда деды и прадеды? За хорошие деньги, да на интересное дело, да за перспективой карьерного роста – мне кажется, поедут. Молодым хочется настоящего дела, им надоело пустопорожнее прозябание. Но в любом случае нужно жильё.
Ещё вот такой вопрос возникает: если государственного спроса на специалиста такого-то профиля в настоящее время нет – надо отменить бюджетные места по этому профилю? Логически рассуждая, вроде бы так. Тогда надо немедленно прекратить готовить за казённый счёт юристов, экономистов, лингвистов, журналистов (т.е. сделать именно то, о чём я пишу уж второй десяток лет). Кое-что в этом направлении сделано: в МГУ есть несколько факультетов, где бесплатного обучения нет вообще - это иностранные языки, телевидение, глобальная политика, что-то, кажется, ещё. И такой подход кажется мне разумным: государство должно платить лишь за то, в чём непосредственно заинтересовано. Но всё это полумеры: в основе всех решений должен лежать ПЛАН, а его-то и нет, и подступиться к нему боятся.
Распределение и плановая экономика столь неразрывны между собой, что эрозия социализма шла рука об руку с разрушением института распределения после вузов. В 50-е годы, в пору молодости моих родителей, распределение было строго обязательным; «уклониста», как мне рассказывали, могли водворить на место с милицией. В мою молодость, в 70-80-е – всё стало зыбко. В результате у выпускников сельских школ 70-х годов в аттестатах по некоторым предметам стоял прочерк: этого предмета они не изучали ввиду отсутствия учителя. При этом педвузы исправно клепали учителей, которые оседали в больших городах машинистками в конторах.
Так что начинать надо – с плана. А уж план потребует распределения.