domestic_lynx

Category:

ДВА ИСТОЧНИКА И ДВЕ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ ДЕКАБРИЗМА

Показ широко разрекламированного фильма о декабристах «Союз спасения» заставил публику снова вспомнить о декабристах  настоящих, исторических. Кто они были на самом деле – эти элегантные «кавалергарды» и поэты? 

При советской власти нас учили однозначно считать декабристов героями.   Они входили в исторический минимум советского человека как первые революционеры, а значит, предтечи Октябрьской революции. Довольно вспомнить, что в учебнике 4-го класса «Рассказы по истории СССР», который охватывал всё: от Киевской Руси до чаемого коммунизма - декабристам был отведён особый рассказ. В 8-м классе  учили, что и Чацкий, и Евгений Онегин  - это будущие декабристы. Проходили статью Ленина «Памяти Герцена» - про три этапа русского освободительного движения. Декабристы принадлежали к первому – дворянскому. 

Поразительное получали мы воспитание-образование!  Героями велено было считать тех, кто стремился расшатать и опрокинуть собственное государство.  Достоинство исторической личности определялось  усердием в подпиливании несущих конструкций собственного дома.  И это не большевики придумали! Весь XIX век всякий порядочный и мыслящий человек просто обязан быть если не революционером, то фрондёром. Эта традиция – быть против -   пронесена российской интеллигенцией через все революции, репрессии и мировые войны.  СтОит ли удивляться, что великая империя «слиняла в два дня», притом дважды – в 1917-м и в 1991-м? 

Декабристы положили начало этой традиции, поэтому важно понимать её истоки. Главнейших истоков два. 

Первый: иностранное образование и заёмные мысли. 

Второй: неучастие в практической жизни (впоследствии названное обломовщиной). «Страшно далеки они от народа», - сказал Ленин в той же хрестоматийной статье. Не только от народа  был далёк образованный руководящий класс – он был далёк от практической деятельности. 

О воспитании декабристов  рассказал В.О. Ключевский в очерке «Декабристы»: «…воспитание давало очень мало знакомства с действительностью; просматривая в списке привлеченных к ответственности по делу 14 декабря графу о воспитании каждого, мы видим, что большинство декабристов училось в кадетских корпусах, сухопутных, морских, пажеских, а кадетские корпуса были тогда рассадниками общего либерального образования и всего менее были похожи на технические и военно-учебные заведения. Некоторые воспитывались за границей, в Лейпциге, в Париже, другие – в многочисленных русских пансионах, содержимых иностранцами, и в том числе в пансионе Николя. Из последнего вышли, например, декабрист князь Голицын и Давыдовы. Очень многие из 121 обвиненного учились дома, но тоже под руководством иностранцев».  

Всякое образование всегда транслирует ученику ту или иную картину мира. Так вот будущим героям Сенатской площади была вложена в голову иностранная картина. Совершенно  естественно, что вся российская действительность виделась им дурной, неверной и заслуживающей слома. Не потому, что она не подходила России (об этом они судить не могли), а просто потому, что не была похожа на усвоенную ими картинку. Что надо? Отменить крепостное право, завести конституцию и западный образ правления. И всё дивно наладится. Так думали декабристы.

Прошло почти 200 лет,  ровно так же думают наши прогрессисты. Чтобы  одним махом «обустроить Россию», всего и надо - свалить КПСС и завести западные «институты». Образ и стиль мышления «передовых людей нашего времени» и сегодня не изменился. Только «гувернёров» стало гораздо больше: вместо маленького пансиона – целая ВШЭ. 

Вернёмся, впрочем, к декабристам. Если бы руководящий дворянский класс серьёзно занимался бы делом, а делом тогда было сельское хозяйство, которое можно и нужно было развивать и усовершенствовать, он бы скорректировал свою картину мира. Но многие, слишком многие предпочитали жуировать жизнью и сочинять беспочвенные проекты в столицах, а то и за границей, где им было умственно комфортнее. Об этом замечательное стихотворение А.К. Толстого «Пустой дом». «Дворяне благородные у нас труду не учатся», - констатирует помещик в «Кому на Руси жить хорошо». 

Очевидно: делать дело трудно, а критиковать действительность и сочинять прожекты – просто и развлекательно. Чем меньше знаешь действительность, а узнать её можно только участвуя в будничной практической работе и никак иначе, тем легче сочиняются и радикальнее получаются прожекты. Но подлинное преобразование жизни достигается только медленной и неустанной многолетней работой – там, где ты находишься, с теми людьми и «институтами», которые тебя окружают, с теми средствами, которыми располагаешь. Эта мысль очень мало свойственна и «отцам», и «детям» нашего  «умственного» класса. 

Если бы дети советского руководящего класса не обретались в женевах после МГИМО, а ехали по распределению на заводы и в совхозы – глядишь они были бы больше привязаны к той действительности, для которой потрудились, и не дали бы её так легко раздолбать.  Но практическая работа  руководящий класс не пленяет. «Труд упорный ему был тошен» - это не только про Онегина.  

·   

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.