domestic_lynx

Category:

ПЕРЕВОДЧИЦА


Нельзя не восхититься: подбор и расстановка кадров у организаторов белорусской бучи - на недосягаемо высоком уровне. Нам до такого – работать и работать. 

Вот говорят: у протестов в Минске – женское лицо. А зачем оно женское? Мужиков что ли нет? А вот зачем. Женщины – более зависимые и ведомые. Ими легче управлять.  Что ни говори, а командуют в мире всё-таки мужчины. И вдруг тётку возвышают и ставят на важное место – естественно, она  испытывает нежную благодарность к патронам и преданную готовность.  К чему готовность? Да ко всему. К чему велят – к тому и готова. Не тут ли разгадка секрета, почему министры обороны в Евросоюзе – сплошные бабы, сроду не изучавшие военного дела?

Но в Белоруссии не просто бабы. Главная там - тётенька-переводчица. Это важная кадровая находка. Кстати, на днях прошло  сообщение: Минский Лингвистический университет - это центр оппозиции.  Именно так и должно быть! 

Я сама по давней своей профессии – переводчица. Училась в Инязе им. М. Тореза, в молодости работала переводчицей. Естественно, знала множество толмачей. Всякая профессия накладывает отпечаток; Маркс говорил даже о «профессиональном идиотизме». Переводчик – это профессиональный попугай: его профессия – повторение того, что говорят другие. Думать своей головой, вникать в события и явления он не должен. Да и нет у него для этого инструментов: в инязах этому не учат, а практический опыт его – попугайский.  Сам он может думать о себе всё что угодно, но реальность – такова. Желающие выйти за пределы этой реальности и своей попугайской роли должны перестать быть переводчиками и стать чем-то иным: иногда - получить другое образование, всегда - заняться другим делом, например бизнесом. Собственный бизнес исключительно прочищает мозги – как и всякое руководство людьми и работа на результат, где оценку ставит жизнь. 

Но кто остаётся в переводчиках и кому это нравится – с годами коснеют и костенеют в своей попугайской роли. Навык повторения чужих слов распространяется на всё, что говорит западная и прозападная пропаганда. Грубый агитпроп ощущается как слово истины и глоток свободы. Кстати о свободе: я знала одного старика-переводчика, который постоянно обосновывал свои представления ссылками на сайт радио «Свобода». При этом он ненавидел и презирал пропаганду как таковую.  

Типичное отношение переводчиков к Западу – восторженное обожание. Запад для них – «отечество мысли и воображения», как назвал Францию один автор XVIII века. Всё, что там есть – дивно-прекрасно, а чего нет – того и не надо. Запад они любят называть «нормальными странами». «Нормальным» противостоит их горемычное и презренное отечество. По восторженной привязанности к странам изучаемого языка, как выражаются в инязовском обиходе, переводчиков превосходят разве что преподавательницы этих самых языков. Впрочем, случается, что это одни и те же лица: в этом веке работы «с языком» стало существенно меньше, вот и подрабатывают чем придётся. 

Кто-то наверняка спросит: а почему переводчики обожают то, что говорят их западные клиенты, а не русские: в переводе ведь две стороны? Ответ прост. Всякий инязовец ощущает носителя языка как что-то  высшее: как бы ты ни старался, он, носитель, всё равно знает язык лучше тебя. Ты никогда не превзойдёшь его, в лучшем случае, ты можешь только смиренно подражать. Вообще, ситуация, когда ты говоришь на чужом языке, а твой собеседник на своём собственном, ставит тебя в проигрышную позицию по отношению к нему: он подбирает слова к потребностям мысли, а ты – адаптируешь мысль к твоим возможностям выражения. Не зря Лев Толстой отмечал, что при говорении по-французски у него возникают какие-то тривиальные, плоские мысли. А ведь он знал французский почти как родной! 

Люди, которые говорят по-иностранному и с иностранцами, но язык для них инструмент, а не единственная профессия, такого священно-восторженного отношения не имеют. У инязовца же за душой нет ничего, кроме языка, ну а превзойти в этом иностранца он не может: выходит, иностранец – бог. Что-то похожее, наверное, испытывали жители колониальных империй по отношению к белым сахибам. 

Не хочу сказать ничего худого о ремесле переводчика. Любой труд почётен и уважаем. Таксист, официант, секретарша – занятия нужные и достойные. Но всё-таки это … не совсем желательный профессиональный background для первого лица государства. Если, конечно,  править будет он. А если он – марионетка – тогда толмач в самый раз.  Он способен легко и искренне поверить, что «заграница нам поможет», а чтобы процвести и разбогатеть – достаточно свалить нынешнюю власть. Человек, который чем-то управлял, понимает, как минимум, насколько это нелепо. 

Какая профессия оптимальна для первого лица? В первую очередь – управленец высокого уровня.  Или силовик, военный, «ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого», - писал Макиавелли.   В том и другом случае этот человек понимает людей, не ждёт от них невозможного и умеет организовывать их взаимодействие.  Попугай тут не сладит. 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.