domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Category:

Низкопоклонства злобный вирус

"ХОЧУ СТАТЬ ИНОСТРАНЦЕМ!"

Прогуляйтесь по центру, почитайте вывески. Л Етуаль, Рив Гош, Ми Пьяче. Мы вообще где? Или мы уже настолько граждане мира, что все наши соотечественники овладели основными иностранными языками? Так нет же! Когда в нашу компанию звонит по телефону иностранец, начинается беготня по этажам, в поисках кто бы ответил - секретарша может только "Джаст э момент". А секретарша "с языком" - это за отдельные деньги. В чём же дело? В мечте. Мы все мечтаем стать ... иностранцами.

В сознании нашего народа (или в коллективном бессознательном - если кто любит наукообразную терминологию) с незапамятных времён живёт бацилла. Своего рода ментальная зараза.

Зараза низкопоклонства перед Западом.

Иногда болезнь принимает острую форму, доходя до горячки с бредом, как это было в эпоху Перестройки и того, что ей воспоследовало. В то время, помнится, мой сын (тогда ему было лет десять) меня удивил. "Хочу, - говорит, - быть иностранцем". Не пожарным, не космонавтом - иностранцем. Ребёнок впитал общую атмосферу: лучшее - иностранное, значит лучшие люди - иностранцы. Я хочу быть лучшим, значит, хочешь-не хочешь, становись иностранцем. Вполне даже логичо.
Бывают периоды, когда очаг западнизма воспаляется, бывает - болезнь носит малозаметную, хроническую форму, но полностью никогда не исчезает.

Принято считать, что началось это с эпохи Петра I, с его насильственной модернизации. Но ведь и Пётр не на пустом месте возник.
Говорят ещё про географию. Предрасполагающий фактор - двойственное положение России - "между монголов и Европы". Кто-то из умных немцев сказал, что Россия - это запад Востока, а Германия - восток Запада; этим объясняется любовь-ненависть, искони связывающая наши народы. Полукровки часто ощущают острую потребность понять: кто же я на самом деле? Так и мы уж который век всё спорим, кто же мы и на кого нам надо быть похожими, кого "принять за образцы". Принимают чаще всего - Запад.
Классик русской литературы полунемец Герцен писал:
"Мы до сих пор смотрим на европейцев и Европу в том роде, как европейцы смотрят на столичных жителей, - с подобострастием и чувством собственной вины, принимая каждую разницу за недостаток, краснея своих особенностей, скрывая их, подчиняясь и подражая. Дело в том, что мы были застращены и не оправились от насмешек Петра I, от оскорблений Бирона, от высокомерия служебных немцев и воспитателей-французов". (Былое и думы. М Правда, 1983, с.138).

НИЗКОПОКЛОНСТВО ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ И ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ

Время от времени возникают попытки всё переиграть и сделать наоборот. Борьба с "космопоолитизмом и низкопоклонством" чаще всего оказывается ещё более уродливо-комичной, чем само низкопоклонство. Вообще, анти-что-то чаще всего глупее и пошлее самого явления: антикоммунизм глупее коммунизма, антисталинизм глупее сталинизма. О послевоенной государственной кампании за утверждение нашего национального своеобразия хорошо рассказала И.Грекова во многих своих произведениях.

Борьба с низкопоклонством - обратная сторона того же низкопоклонства. Это то же низкопоклонство только с обратным знаком. Разница лишь в том, что "положительный" низкопоклонник стремится во всём уподобиться Западу, а низкопоклонник, так сказать, "отрицательный", стремится ни в коем случае ничем не уподобиться Западу. Но отправной пункт у обоих один - Запад. Ни тот, ни другой не пытаются жить своим умом, заниматься своими делами и решать собственные задачи. К тому же все кампании носят истерический характер, а истерика не может быть длительной. К сожалению, борцы с низкопоклонстовом вошли в историю как русопятствующие идиоты, и, надо признать, они сами внесли существенный вклад в эту формирование этой печальной репутации. После пароксизма "национальной гордости" и "национального своеобразия" мы снова с облегчением возвратились (и всегда возвращаемся) в лоно привычного низкопоклонства.

Но всё же остаётся вопрос: а почему нашему народу непременно нужно кого-то копировать (или анти-копировать)? Откуда эта неодолимая потребность? Географическим положением этого не объяснишь. Слабовато будет.

"О ВЕЧНО БАБЬЕМ"

В подобострастной любви к Западу, в готовности признать в нём идейного вождя проявляется духовная слабость нашего народа. В психологии есть такое понятие - перцептивность: стремление получить все блага извне, от кого-то другого, внешнего, а не от себя самого. Нашему национальному характеру присуща перцептивность. В ней, а не в географиии - исток нашего западнизма.

Только не надо обижаться и возмущаться. Признать за собой слабость (как индивидуальную, так и национальную) не только не стыдно - необходимо. Это первый шаг к преодолению слабости. Отрицание слабости, напротив, загоняет её внутрь и только её усугубляет. Только признание и преодоление слабости создаёт силу. Сегодня нам очень нужна сила. А основой любой силы, от интеллектуальной до военной, является сила духа. Она правит бал, она - основа всего. Её можно увеличить. Нравственные мышцы можно так же накачать, как бицепсы и трицепсы.

Василий Розанов, сто лет назад бешено популярный, говорил о "вечно бабьем в русской душе". Собственно, с этим выражением он и вошёл в историю: кто ровно ничего о нём не знает и не читал, про "вечно бабье" всё равно слышал. Действительно хорошо сказано и верно. Его современник Н.Бердяев писал, что душа русского народа - женственная, она всё "невестится" и ждёт "мужа", который всё организует и объяснит, как жить. Это чрезвычайно верно. Все наши основополагающие, руководящие и направляющие учения - западные: от ленинского марксизма до гайдаровского фритрейдерства. Налицо неодолимая потребность "отдаться", не жить своим умом.

Историческая легенда о призвании варягов - в высшей степени "бабья" (в розановском смысле): придите и всё организуйте. Может, ничего такого и не было (да скорее всего и не было), но самый факт, что выдумали именно это - о многом свидетельствует. Народная мечта: придёт кто-то умный и сильный, нас, дураков, научит и всё устроит как сам знает. А мы в это даже и вмешиваться не будем. Зачем вмешиваться, когда он и сам всё знает.
Мечта вполне обломовская. Помните, Илья Ильич Обломов доводил свои дела до ручки, и тут появлялся кризисный управляющий немец Штольц и всё разруливал. Можно было и дальше не заниматься своими делами.

Это и есть тайный идеал нашего народа - не заниматься СВОИМИ ДЕЛАМИ. Он широчайшим образом проявляется и на уровне частного существования, и в общей, народной жизни. Именно поэтому у нас не удаются даже вроде и незатейливые вещи: кондоминиумы, кооперативы. Неохота... Пускай нам наладят.

Кстати, прославленное долготерпенье русского народа, его способность переносить непереносимое - тоже, в сущности, бабское качество. Известно, что женщины и терпеливее, и живучее, чем мужчины. Напрячься, добыть, сделать, добиться сносного существования - это более мужская модель поведения. Перетерпеть, выжить, приспособиться - более женская. В каких-то жизненных ситуациях оказывается более полезной одна модель, в каких-то - другая. Когда требуется перетерпеть, а такая нужда в истории - нередкое дело, тут мы на коне, это наша сильная сторона. Когда требуется "строить и месть в сплошной лихородке буден", да ещё не имея погонялы с кнутом или наганом - тут мы немедленно садимся в лужу. И там уютно сидим. Вот как сегодня.

Как только ослабляется давление в историческом котле, как только падает общая энергетика народа, немедленно появляется и овладевает массами мысль: ничего не надо выдумывать - сделаем по западному образцу, и всё получится прекрасно. Это как микроб, который никуда не девается, но особенно мощно размножается в ослабленном организме.
Западнизм в нашем народе - это всегда упадок духа и воли, нежелание взять ответственность за свою жизнь на себя.

"Я ВСПОМИНАЮ ВСЁ СНАЧАЛА..."

Мои личные сознательные воспоминания начинаются с середины 70-х, со зрелого, так сказать, Застоя.
Говорят, в ту пору общество, в частности , молодежь, утратило идеалы. Ничего подобного! Идеал был ясен и крепок: Запад. Тогда редкие люди ездили за границу, но почему-то верили: ТАМ гораздо лучше, там всё сделано правильно и по уму. Такая была, выражаясь языком той эпохи, "чёткая идейная позиция". В житейско-практическом преломлении она выглядела как мечта как можно меньше присутствовать "в этой стране".

Помнится в начале 80-х годов мне довелось недолго потрудиться в Минвнешторге. Там я обогатилась таким речевым оборотом. "Х. уехал в длительную командировку в Италию". - "А сколько он ЖДАЛ?" Находясь в "этой стране", можно было только ЖДАТЬ, ждать истинной жизни, которая начинается только ТАМ.
В те поры похвалой удачливому карьеристу, произносимой со смесью зависти и восхищения, было: "Из заграниц не вылазит".

Реального, так сказать, эмпирического, Запада никто в то время толком не знал, за микроскопическим исключением, но тем беззаветнее была всенародная любовь. Это и понятно: обожать сподручнее далёкое и неведомое - вроде как рыцарь прекрасную даму. Кстати, в той давней распре славянофилов и западников знатоками Запада были скорее славянофилы, чем западники.
Интеллигенция обожала западные книги, фильмы, журналы - всем этим полагалось восхищаться. Это была своеобразная интеллигентская корпоративная норма - восторг перед Западом. И не моги усомниться: заклюют. Свои же и заклюют. Всё, что можно было прочесть плохого или просто не феерически прекрасного о Западе, - всё это решительно отвергалось как мерзкая в своём убожестве совковая агитка, придуманная большевиками, чтобы спрятать от народа земной рай - Запад.

На выставки вроде "Быт и моды Италии" стоял форменный лом, не протолкнёшься.
Помню, как-то подруга раздобыла журнал “Elle", мы его жадно прочли. Мне он показался дурковатым. "Ну тогда тебе надо читать "Работницу", - осадила меня подруга. Я, конечно, постеснялась признаться, что "Работница" кажется мне куда как умнее. Я даже сама, помнится, внутри себя устыдилась своей отсталости и провинциальности.
Я вспоминаю эту чепуху, чтобы воссоздать атмосферу. Такая была атмосфера. Мы все этим дышали. И покойный Гайдар, мой сверстник, дышал. И старшие товарищи Горбачёв с Ельциным...

Сегодня мы квохчем: ах, зачем мы стали насаждать западные модели, либерализм, то, сё... Даже Ходорковский из своей отсидки что-то против либерализма пишет.
А как могло быть по-другому? Что любили, то и насаждали. Ах, зачем, зачем мы подарили Западу Восточную Германию? Полноте, да разве жалко чего-то для любимого существа? "Коль любить - так без рассудка" - это ведь про нас сказано.

На рубеже 80-90-х годов ВСЁ, приходящее с Запада, автоматически объявлялось феерически прекрасным и подлежащим немедленному "претворению в жизнь", как чуть раньше исторические решения очередного съезда КПСС. При этом, обнаруженное в какой-нибудь одной стране - немедленно объявлялось общечеловеческой ценностью и неопровержимым признаком цивилизованности. Суды присяжных или двухступенчатая система высшего образования - всё это объявлялось общечеловеческой ценностью. И плевать, что на самом Западе это скорее исключение, нам не до этих нудных подробностей, нам надо поскорее свалить ненавистный совок и заменить сияющим Западом. "Во всех цивилизованных странах..." - дальше можно было нести любую бурду, возразить никто не смел.

И нечего хихикать - вас, товарищ, это тоже касается.

БЫЛ ЛИ ГОРБАЧЁВ ПЛАТНЫМ АГЕНТОМ ЗАПАДА?

Сразу скажу: я не имею доступа ни к каким секретам. У меня и нет к ним жгучего интереса. Гораздо занятнее делать выводы из того, что может видеть и читать каждый. К тому же мне свойственно думать о людях скорее хорошее, чем плохое.
Так вот о Горбачёве. Распространённое в народе предположение, что он был завербован - вообще-то понятно: слишком много он подарил Западу. Как-то, ещё в начале 2006 г, мне привелось посмотреть документальный фильм про маршала Ахромеева, погибшего при странных обстоятельствах в августе 1991 г. Говорят, генерал слишком много знал про наши чисто военные уступки Америке. Уступки вопреки своим интересам, ясное дело.

И несмотря на всё это, мне кажется, что Горбачёв действовал бескорыстно. Исключительно из нашей традиционной восторженности и радостной готовности распластаться перед Западом. Чтоб ПОХВАЛИЛИ, ПРИЗНАЛИ СВОИМ. Чтоб полоумные западные обыватели махали флажками и орали: "Горби! Горби!" - вот радость-то! Прямо светлый праздничек. Да за это полстраны не жалко! Забирайте!
С Ельциным такая же история: ведь это ж надо, простой уральский парень - и вдруг принимают его на самом Западе, по плечу хлопают, за своего держат.
В этом желании нравиться та же слабость и "вечно бабье".

Это глубоко укоренившийся оборот мысли. Даже не мысли, а чувства, даже не чувства, а чего-то глубоко въевшегося в обмен веществ русского человека. В общем, "поведенческий паттерн" - скажем по-западному, уж извините.

Тургенев в мало читаемой (а зря!) повести "Дым" рассказывает: степной помещик, богатый, с трепетным пиететом входит в "позорную гостиную" какой-то дамы полусвета, шлюхи, если по-простому. "Где же это я? - думает он с восторгом. - У самой Адель!" В общем, повезло парню, жизнь удалась - признали на Западе. Таким степным помещиком (и правда ведь - из степи!) был Горбачёв.

НАС НЕПРАВИЛЬНО НАУЧИЛИ!

Сегодня только ленивый не пинает либерализм, глобальную экономику и прочее фритрейдерство. Ах, для нас это не годится! Нас неправильно научили "чикагские мальчики". Ах, оказывается (оказывается! - у нас всё как-то случайно оказывается) Запад при развале СССР преследовал свои цели. А какие он должен преследовать цели - мои? Или ваши? Каждый должен преследовать свои цели, если он не самоубийца. А цели Запада искони были противоположными нашим, и в этом нет ничего потрясающе нового. Об этом в любом учебнике написано - от "Истории СССР" за 8-й класс до "Гражданской обороны".
Оказывается, для процветания сельского хозяйства развалить колхозы недостаточно. Оказывается, западная фермерская система у нас не действует. Она, оказывается, и у них-то действует только благодаря гигантским госвливаниям и то через пень колоду.
Оказывается, отмена проклятой прописки, исчадия кровавой гебухи, привело не к процветанию свободной личности, а невиданной преступности и перенаселению Москвы. Оказывается...

Ах, какие бяки эти дяди из Мирового банка или откуда они там нас учили.

Дорогие друзья! Ну сколько ж можно? Вас учили те, у кого вы пожелали учиться. Учили в своих (не ваших) интересах. К тому же сами учителя не семи пядей во лбу. Чему умели - тому научили. В конце концов, они так живут, и вроде получается. А получится ли у нас - тут уж сами должны были думать.

Кто именно должен был думать? Интересный вопрос. У меня тут есть некоторые соображения.
В каждом народе есть "думная" прослойка. Она освобождается от грубого труда для того, чтобы думала и снабжала общество знаниями. Истинными знаниями. Её задача - знать. Мой любимый писатель Михаил Веллер придумал хорошее слово - "пониматель". Быть "понимателями" - такова задача интеллектуалов. Которые в очках и яйцеголовые.

У нас интеллектуалов нет. У нас на их месте - интеллигенция. Наша замечательная интеллигенция, печальница горя народного, против которой не смей слова дурного молвить, наше всё.
Только вот наша интеллигенция чрезвычайно напоминает мне дурных, нерадивых служащих. По опыту руководителя компании я давно заметила: если служащий не исполняет толком своих прямых обязанностей, он не просто бездельничает, нет. Он непременно делает массу лишнего: кому-то помогает, во что-то лезет, где-то интригует, даёт дурацкие советы и выдвигает нелепые инициативы. Ровно так и интеллигенция. Вместо того, чтобы наращивать понимание общественных процессов, она страдала, печалилась, жертвовала собой, ну там ещё интриговала по кафедрам и НИИ - смотря по личной склонности. Андропов произнёс, в гроб сходя, загадочную фразу:"Мы не знаем общества, в котором живём". А где же были все эти академии общественных наук, бессчётные НИИ? У самого Андропова, говорят, были в подчинении обществоведы в штатском и с погонами. Ну и...?

Любопытно, что и сегодня никто не отказывается от достижений "цивилизованного человечества". Низкопоклонство неистребимо, и никакие эмпирические факты не способны его поколебать. Инновации в образовании, которые в ближайшее время добьют то, что ещё осталось - один из многих примеров.
Низкопоклонство перед Западом - это слабость, духовная вялость, неготовность думать своей головой и работать своими руками.

Борьба с низкопоклонством - это борьба за личную активность. Низкопоклонство преодолевается мужеством и активной самостоятельностью. Низкопоклонству противостоит личная ответственность, деятельная бодрость с ясным сознанием своего интереса и своих целей. Знаменитая фраза Черчилля "У Британии нет постоянных друзей - у неё есть постоянные интересы" хорошо выражает позицию, противоположную низкопоклонству. Именно такому подходу к делу - самостоятельному и мужественному - нам надо учиться. Безо всякого низкопоклонства.

А что касается технических навыков - не вредно и поучиться. Я слышала по радио, что немцы свои пятиэтажки реконструируют за неделю, приводя в современный вид и надстраивая ещё этаж. У нас попробовали, провозились два года, потом Лужков пожалел жильцов-страдальцев и велел ломать. Вот бы нам того немца позвать... Впрочем, у нас на стройках ковыряются одни таджики.
Subscribe

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments