domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

ТРУДОВОЙ КОЛЛЕКТИВ НА ВЫЕЗДЕ

То, в чём я недавно участвовала, более того – что возглавляла, - это выдающаяся реминисценция советской жизни. Совок на марше. Торжество социалистического лайф стайла. Мечта ВЦСПС. Картина Налбандяна (или кого там?) «Победители социалистического соревнования в доме отдыха профсоюзов».
И происходит всё это дело в пустыне. Орошённой и окультуренной. Помнится, в моём октябрятском детстве читала про то, что, когда мы, октябрята, вырастем большие, бесплодные пустыни по воле партии и трудом советского человека превратятся в цветущие города, и, быть может, мы будем там жить и работать. «Может, и я поеду», - думала я, сидя перед окном, выходящим в заснеженный двор подмосковного Егорьевска с дровяными сараями и грибками, разрисованными под мухоморы. Я была отличница с тугой русой косой, и всегда хотела того, чего положено: капроновых бантов, потому что капрон современный материал, городов в пустыне, потому что «воля и труд человека дивные дивы творят».
«И всё сбылось, и не сбылось», - как пелось в популярной тогдашней песенке. Город в пустыне построен, но пустыня не наша, и город, соответственно, чужой. Иностранный город. И в этом городе никто не работает, а все вдумчиво и старательно отдыхают. Потому что отдых сегодня – это наше всё. Центр жизни, высшая цель бытия, средоточие амбиций и устремлений. И море, кстати, исключительно подходящего цвета – Красное.
В общем, мы в Египте в огроменном пятизвёдочном отеле, отгроханном итальянцами в пустыне 30 лет назад. Это даже не отель, а целый город, состоящий из жилых зданий с гостиничными номерами, бесконечными лавочками, торгующими местной экзотикой, ресторанами, бассейнами. Есть даже ферма, где можно побывать и удостовериться, что фрукты-овощи, поставляемые к столу отдыхающих, – экологически чистые. По территории бегают открытые мини-автобусики по кличке «таф-таф» – вроде как у нас на ВДНХ. Место красивое – всё оформлено под восточный сказочный город в мавританском стиле. Вернее, в том стиле, который у современного человека ассоциируется с понятием мавританский, потому что кто же его знает, какой он там был, настоящий-то мавританский. Белые стены и тёмное дерево. Встречается и яркая окраска стен. Множество арочек, заострённых кверху. А некоторые арочки даже вырезаны затейливым фасоном, на манер арабской вязи. Всё-таки умеют итальянцы выдумывать дизайн – ничего не скажешь. Может, они одни и умеют на целом свете – выдумывать. Остальные народы только подражают. Но это так, к слову.
Основные отдыхающие в этом кругологодичном городе отдыха – итальянцы: тут даже консульство итальянское есть, чтобы выдавать паспорта тем, кто их теряет; говорят, это часто случается.

Среди итальянцев – мы, наша делегация из 130-ти человек. Это работники-ударники нашей торговой фирмы. Их видно по фирменным бейсболкам с логотипом. Они - победители соревнования. Чуть не сказала – социалистического. На самом деле, соревнование, вроде, капиталистическое, а ухватки все вполне социалистические. Народ приехал со всей страны, с Украины тоже есть, и довольно много. Есть и из Белоруссии, хотя, говорят, Батька крепко зажимает малый бизнес. Но малый бизнес, мелкая торговлишка – как сорняк: только заглядишься, а он тут как тут. Все члены нашей делегации отличились в продаже наших товаров для чистки и уборки без использования химических веществ. При них - несколько человек из персонала компании, в числе их и я, хозяйка бизнеса. Впрочем, своей хозяйской роли я не выпячиваю, держусь скромно, при случае говорю об их заслугах. Ничего не поделаешь: век масс. У нас принято говорить, что мы – народная, социально ориентированная компания, дающая возможность миллионам домохозяек отказаться от вредной химии при уборке да к тому же ещё и заработать распространением наших товаров. Про миллионы – это, конечно преувеличение: у нас зарегистрировано около полумиллиона этих самых распространителей, а реально что-то продаёт – хорошо если одна десятая. Для жителей маленьких городков, где приличной считается зарплата в 10 000, а заурядной в пять, такая поездка – почти сказочная возможность. И одновременно мощная приманка для привлечения новых продавцов: смотри, какую я выиграла поездку – присоединяйся, выиграешь и ты.

За 12 лет, что существует наша компания, мы всё больше и больше приближаемся к стилю существования большой советской организации. У нас имеется нечто вроде совета трудового коллектива – называется он «лидерский совет», в который входят самые опытные и лучшие, наиболее результативные, работники. Есть у нас колоссального размера доска почёта – называется «Галерея лидеров». Мало того, есть у нас почётные звания, которые для многих являются очень желанными и долгожданными, хотя сами по себе они дохода не приносят. У нас очень любят всякого рода чествования, награждения грамотами, присвоение почётных званий, вручение золотых и серебряных значков с драгоценными камнями в соответствии с заслугами. Значки из настоящего золота – не то, что школьная медаль – из условного.
Есть у нас и свои ветераны труда (это те, что с нами с самого начала), и своя корпоративная мифология, и свои праздники. И съезды, и слёты, и конференции… На стенах висят плакаты, иные из которых являют дословную цитату из советского прошлого: «Сегодня работать лучше, чем вчера, а завтра – лучше, чем сегодня». Каждый год у нас, как в брежневские времена, имеет какое-нибудь название, вроде «год эффективного лидера», «год высоких технологий». И народу – нравится. Никаких кривых усмешек и интеллигентских издёвочек, которыми принято было встречать все проявления советского агитпропа.

Собственно, сложилась эта система в высокой степени по инициативе снизу. Не то, чтобы мы её как-то спроектировали заранее – скорее, мы ответили на потребность народа.

А потребность вот какая. Этим людям, которые в 90-е годы лишились своих рабочих мест, привычной жизни и часто куска хлеба, хочется иметь трудовой коллектив. Или что-то похожее на него. Они – совершенно не наёмные работники. Они – индивидуальные, можно сказать, предприниматели-торговцы. Кто-то микроскопического размера, кто-то покрупнее. Они продают наш товар ради собственной прибыли. По либеральным прописям, они должны интересоваться только ростом собственного оборота и прибыли, а они – мечтают о присвоении почётного звания и получении грамоты. А ещё мечтают вместе с коллективом поехать куда-нибудь. Некоторые, кто не выигрывает путёвку, покупают за собственные деньги – лишь бы с коллективом.
Каким потребностям отвечает этот коллектив? Да многим. Людям зябко на ветру жизни. Эта самая свобода, которую они получили в результате нашей капиталистической революции, - она холодная, пустая. Бессодержательная. Василий Розанов давно заметил: свобода – бессодержательна, это отрицательное понятие. Что значит «этот стул – свободен» - значит на нём никто не сидит; «эта женщина свободна» - значит у неё нет мужа и детей. Так вот коллектив, в данном случае, коллектив нашей компании, наполняет бессодержательную свободу содержанием. Тут тебе дают методику работы, объясняют, как действовать. Хвалят, если действуешь правильно, и журят, если неправильно. Злостных нарушителей могут даже вызвать на лидерский совет и пропесочить – это тоже входит в правила игры, это тоже отвечает какой-то потребности.
Вообразите: тётенька, ежели она хочет зарабатывать мелкой торговлей, может прекрасно торговать на рынке, открыть киоск, покупать что-то у оптовиков и сбывать в розницу. Но она идёт к нам, потому что тут ей не столько выгоднее материально, сколько комфортно душевно. Так она больше себя уважает.
Что ещё даёт ей трудовой коллектив, к которому она принадлежит? Даёт некую идеологию. Попросту говоря, ей объясняется, что она должна думать по какому поводу. Т.е. по поводу себя, своей работы, окружающей жизни. Наша идеология вращается вокруг экологии, защиты своего дома от всяких химических вредностей. Это вполне стыкуется с их собственными представлениями (возможно, предрассудками и фобиями) и тоже придаёт их мелкой торговле некую значимость. За 12 лет работы с этими людьми я поняла, что человеку свобода мысли ещё более невыносима, чем свобода экономическая. Среднему человеку для душевного комфорта и чувства реализованности нужно принадлежать к коллективу сотрудников-единомышленников и иметь единую с ними идеологию. Думать хором, в унисон.
Имеется потребность иметь героев-маяков – лучших работников, чтоб было с кого брать пример. Имеется потребность в корпоративной истории. Я уж, наверное, раз двадцать в разных аудиториях рассказывала, «как всё начиналось» - и слушается это с неослабевающим интересом, хотя описано и напечатано в наших изданиях, и не по одному разу.

К чему я обо всём этом рассказываю? А вот к чему.

Мы вот уж третий десяток лет призываем друг друга строить какое-то неведомое гражданское общество, которое будто бы решит все вопросы нашей незадачливой жизни. Что ж вы хотите? У нас нет пока гражданского общества. Вот построим – «вот тогда и приходите, вот тогда поговорим».
Что это такое – гражданское общество? Вроде как считается, что свободные граждане будут свободно объединяться в какие-то свободные организации – и вот тут-то у нас и запляшут лес и горы. А когда им объединяться? Они же работают: «Тут за день так накувыркаешься» - не до объединений. Значит, объединяться будут не граждане, а какие-то особые люди, которые будут этим делом заниматься профессионально. И представлять они будут совершенно не граждан, а самих себя и тех, кто за ними стоит.
При этом у нас уже есть объединения граждан. Вот они – это трудовые коллективы. Мне думается, что именно трудовые коллективы и должны стать первичной ячейкой политической системы. Трудовой коллектив – это нечто живое, онтологическое. Оно не придумано политическими теоретиками, оно – есть. Именно коллективы должны выдвигать депутатов местных собраний. Собственно, при советской власти так и было задумано, но многие гениальные прозрения к концу «совка» были превращены в пустую форму.
Более крупными политическими силами должны стать объединения трудовых коллективов сходного профиля и, следовательно, сходных интересов. То есть, в сущности, профессиональные объединения. Вроде средневековых ремесленных корпораций. Вообще, если человечество хочет выжить, ему придётся вернуться ко многим средневековым «паттернам», но это предмет особого разговора.
Профессиональные объединения, в отличие от современных политических партий - это живое, жизненное явление. Учителя, шахтёры, медики – это что-то жизненное. А партии, не имеющие никакой различимой идеологии и одну-единственную цель – протащить на верх своих – это пустая трата жизненного ресурса общества. Они никого не представляют и ничьего мнения не выражают, кроме своего. И все это, что интересно, понимают, но вся эта безжизненная конструкция – священная корова, которую все боятся тронуть даже словом, даже мыслью. Любопытно, что простые западноевропейцы думают точно так же: от партий их массово тошнит.
Когда разрушался Советский Союз и советская власть, вообще старая жизнь, была поставлена задача (по-видимому, в рамках модернизации) разрушить системы естественных объединений людей, разъединить их (как теперь принято говорить «атомизировать»), а потом собирать на какой-то новой неведомой основе гражданского общества. Разъединить во многом удалось: был народ – стал электорат. Разобщённый и замороченный.
Но жизнь – неистребима. И внутри самой жизни происходят интересные процессы – нового объединения этой атомизированной массы – и во что же? – в старые добрые трудовые коллективы. Мой (возможно, чересчур длинный) рассказ о нашей компании и имел цель показать: этот процесс идёт, люди сами этого хотят. Это не я придумала – я просто наблюдала их потребности и шла им навстречу.

Нашему народу ещё предстоит создать подходящую к нашему народному духу систему жизнеустройства. Политическая система – это лишь часть системы жизнеустройства. Систему жизнеустройства нельзя списать у соседа, как двоечник контрольную. Её нельзя выдумать в кабинете или лаборатории – её можно только увидеть в глубине народной жизни. Клеточками этой системы жизнеустройства должны стать жизнеспособные «структуры повседневности», которые уже есть, только их нужно увидеть непредвзятым глазом.

Один из сильный немецких юридических умов XIX века пустил в оборот формулу: «Законодатель не создаёт, а лишь угадывает право». Имелось в виду, что писаное право только тогда крепко, когда оно коренится в народном правосознании, психологии, когда писаное право закрепляет народные правовые обычаи. Это относится не только к праву, а и ко всем сторонам жизни государства. До сих пор единственным критерием принятия государственных решений было – стать, как в Европах. Называлось это по-разному: «войти в Европейский дом», «выйти на дорогу цивилизации». Сейчас уже всем видно, что дорога привела в болото, а от цивилизации мы только отдалились. Так или иначе, придётся искать верную дорогу. И это не единовременный акт – это процесс. Надо напрягать свой, а не чей-то ум. Думать надо, а не списывать. Это трудно, особенно с непривычки, но – неизбежно.
Subscribe

  • ЗАСТАВИТЬ ВСЕХ ПРИВИТЬСЯ ОТ КОВИДА

    Опять заболеваемость ковидом пошла вверх, словно в довакцинные времена. Люди реально болеют и умирают; теперь уже у каждого есть какие-то…

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments