domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Category:

СОВЕТСКАЯ ШКОЛА: ОТ КАКИХ ИЛЛЮЗИЙ МЫ ОТКАЗЫВАЕМСЯ

АКАКИЙ АКАКИЕВИЧ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

С.Г. Кара-Мурза написал пространную статью «О новом образовательном стандарте», где критикует его за отступление от традиций и принципов советской школы, которая прививала учащимся университетский (в смысле – универсальный) взгляд на мир. Стандарт – конечно, бред. Вернее, - это очередная бюрократическая невнятица, сочинённая впопыхах безвестными акакиями акакиевичами, в затхлых департаментских недрах.

Смешно спрашивать у сочинителей подобных документов: а что вы имели в виду? а что подразумевается под этим? К чему приведёт вот то? А ничего не имели, ничего не подразумевается, ни к чему не ведёт. Просто положено столоначальникам время от времени испускать какие-то бумаги – ну и пишут. Искать во всём этом смысл – столь же наивно, как искать смысл в шелесте листьев. Мне даже, право, странно, что С.Г. Кара-Мурза, человек учёный, впадает в такую наивность. Нет там никакого смысла! Пишет это бессмысленный офисный планктон, которому, может, и задали общее направление сочинения, но он отчасти по лени, отчасти по глупости не способен написать что-то осмысленное. Радикально неспособен: как я написать осмысленную статью по химии. Поэтому обсуждать это бюрократическое произведение – дело совершенно бессмысленное.

Но я не об этом. С.Г. Кара-Мурза необычайно идеализирует советскую школу и вот с этим хотелось бы мне поделиться своими впечатлениями.

50-е И 70-е – РАЗНЫЕ МИРЫ

Разница нашего видения объясняется чисто исторически: Сергей Георгиевич окончил школу в 50-е годы, я – в 70-е. Отсюда и разница наших впечатлений. Мне вообще кажется, что максимальное раскрытие всех потенций социализма и советского строя приходится именно на 50-е годы. Именно это было временем самого быстрого развития, самых грандиозных планов, самой горячей веры в будущее. Моя свекровь училась в 50-е годы в институте и вспоминает это время как время романтики, бескорыстного энтузиазма и неомрачённой веры в будущее. Такое было ощущение у неё и её подруг и товарищей. У нас, в 70-е, преобладало настроение скучливого презрения к происходящему. Уже тогда активно формировалось ощущение убогости и второсортности нашей жизни, которую мы в конце концов успешно и разрушили.

Так вот о школе.

В начале 70-х среднее образование молодёжи было объявлено обязательным для всех. Прежде этого не было. Прежде обязательными были сначала 7, потом 8 классов. Много было школ-восьмилеток, а десятилеток было меньше. Так вот в девятые –десятые классы стекались школьники из разных школ. Пропаганда била в литавры: впервые в мире среднее образование стало обязательным для всех.

И что же получилось?

ХОРОШЕНЬКОГО ПОНЕМНОЖКУ

В 50-е годы очень многие уходили после 8-го класса на производство, в «ремеслуху», в техникум. Народ жил скромно, чтоб не сказать – скудно, поэтому учиться просто ради продления счастливого детства могли себе позволить немногие. Была какая-то «золотая молодёжь», но это тончайшая прослойка, не делавшая погоды. А значительной массе молодёжи просто требовалось зарабатывать. Да, многие потом заканчивали вечернюю школу, техникум, институт, но это уж те, кто на самом деле хотел и мог учиться. А мириады выпускников восьмого класса – шли работать или получать рабочую специальность или профессию техника. В девятый класс шли те, кто был строго нацелен на вуз. То есть лучшие.

При таком порядке вещей допускаю, что было возможно такое: «все предметы учебного плана даются на уровне, позволяющем продолжить профессиональное образование в вузе» (цитата из статьи С.Кара-Мурзы).

Давайте на этом остановимся и осмыслим. То есть что получается? Что человек, окончивший тогдашнюю среднюю школу, мог с равным успехом сдать экзамены, а потом учиться хоть на инженера, хоть на агронома, хоть на филолога. То есть он одинаково хорошо знал математику, химию, историю и биологию. М-да… Честно говоря, мне трудно вообразить, что лично сам Сергей Георгиевич готов сдавать в МГУ и химию, и литературу, и иностранный язык равно успешным образом. Но возможно именно так и было, тем более, что в дальнейшем он проявил себя как человек талантливый и разносторонний. Но дело даже не в конкретных людях – дело в принципе. Утверждается, что в советской школе равным образом осваивались основы всех наук. На уровне, пригодном для дальнейшего изучения их на уровне высшего образования. Так я Вас поняла, Сергей Георгиевич?

Так вот если это было на самом деле, то причиной тому – НЕ всеобщность среднего образования в Ваше время, в 50-е годы.

При всеобщем среднем образовании – в моё время – этого не было и близко.

Мы часто восхищаемся, как твёрдо и основательно учили в царской гимназии (с которой и была срисована сталинская средняя школа). Разумеется, гимназия гимназии тоже рознь была, но в среднем учили твёрдо. Но – избранных! Но – выгоняли! (Наверняка читали в детстве «Серебряный герб» Корнея Чуковского: выгоняли чуть что со свистом). Посмотрела бы я на эту гимназию, если бы ей вменили учить всех подряд и без права выгона!

ВСЕОБЩЕЕ СРЕДНЕЕ – ЗНАЧИТ ОЧЕНЬ СРЕДНЕЕ

Ровно то же относится и к советской школе. Как только среднее образование стало всеобщим – оно стало портиться. Скукоживаться. Становиться фиктивным: «три пишем, два в уме»). Основы образовательного симулякра были заложены уже тогда. Именно таким всеобщее среднее образование застала я. Это было далеко-о-о до всех перестроек-перетрясок, когда Советский Союз и советская власть казались незыблемыми, как сама природа.

Так вот в моё время все норовили закончить десять классов. В принципе были и другие возможности получить полное среднее образование. Можно было пойти в техникум: получишь и профессию, и среднее образование. Считалось, что там учат все те же общеобразовательные предметы, что и в школе (литературу, историю и т.п.), плюс специальность. Но конечно, по факту общеобразовательные предметы учили так, для галочки. Сами посудите: человек выбрал профессию, положим, технолога пищевой промышленности, как моя подруга. И что ж вы думаете: этот человек будет серьёзно вникать в перипетии судьбы Наташи Ростовой или там духовные искания Пьера Безухова? В замысле было именно так, а в исполнении – разумеется, непрофильные предметы учили по остаточному принципу, как придётся. Но замысел был такой: после среднего образования любого типа (школа, ПТУ, техникум) человек имел право поступать в любой вуз. Теоретически все предметы он изучал в надлежащем объёме. Но всегда и во всём бывает замысел, а бывает воплощение, и жизнь никогда не бывает воплощением высшего замысла. Есть язык – и есть речь, есть закон – и есть правоприменительная практика. И так во всём.

Была возможность после восьмого класса пойти в ПТУ – профессионально-техническое училище. За три года из тебя готовили квалифицированного рабочего и давали среднее образование. То есть теоретически выпускник ПТУ тоже был в принципе пригоден для поступления в вуз и тоже осваивал дисциплины по университетскому типу. Но на самом деле этого, конечно, не было. Контингент в ПТУ был такой, от которого с радостью освобождалась школа. Помню, мне рассказывала одна женщина-химик, которая, лишившись работы в НИИ, решила пойти преподавать химию в ПТУ. Так вот завуч ей прямо сказала: «Вы только не надумайте их в самом деле учить химии – никому это не нужно».

Поскольку в 70-е годы народ жил уже побогаче, чем в 50-е, не было острой необходимости начать поскорее зарабатывать. Поэтому родители, да и сами дети, стремились подольше посидеть в школе. Именно посидеть: в привычном уюте, в детстве. То есть фактически в девятый класс шли все, кто хотел, а хотели – большинство. Выгонять насильно формально успевающего ученика (а успевали все: двойки ставить запрещалось) – было нельзя.

Отсюда происходила нелепость. Активнейшая пропаганда ПТУ – и ноль результата: все смеются и валом валят в 9-й класс. Уж как, помнится, воспевала наша пропаганда эти ПТУ! Каждый год в Парке культуры собирался праздник, что-то вроде фестиваля ПТУ, где все они рассказывали о себе и заманивали восьмиклассников. Не шли! Хотя, глядя назад, по здравому размышлению недоумеваю: почему? Хорошая же возможность: чему-то полезному научились бы: ну там шить или стричь… Но – не престижно было. Престижно – девятый класс. ПТУ, техникум – это сразу переводило тебя во второй сорт. А раз второй сорт – это нам не надо. Подростки и их родители редко руководствуются анализом – в основном, престижем. Так вот это было непрестижно, фи.

В результате в 9-м классе оказались люди, которые к серьёзному изучению тех самых дисциплин, о которых говорит С.Кра-Мурза, были органически не способны.

Русское сознание противится всякому «биологизму»: как это органически не способен? Нет, он не дурак – он «педагогически запущенный». Мы традиционно склонны придавать огромное значение воспитанию, социальным условиям и минимальное – природным. Это русская привычка мышления. Лысенко, который пытался «воспитать» непородистые растения в породистые – чисто русское явление. Русские юристы с порога и яростно отвергли теорию Ломброзо, и не потому, что имелись данные в её опровержение, а просто – по морально-философским основаниям: не может быть так, чтобы «измерить, взвесить и повесить». Точно так советская школа как-то затушёвывает неоспоримый факт освоить все предметы на уровне, пригодном для продолжения их изучения в высшей школе, могут только избранные школьники и их относительно мало. В 50-е годы некая естественная селекция была: в девятый класс шли не все. В 70-е – никакой селекции уже не было, шлюз был открыт. Для всех. В том числе и для тех, кто максимум максиморум умел к концу 8-го класса кое-как читать и писать. Я помню свой восьмой класс (в 9-м я училась уже в другой школе – с уклоном). Так вот от четверти до трети моих товарищей и подруг не умели читать текст с полным пониманием, не говоря уж о чём другом. Да и не нужно им это было: их просто не интересовали книжные знания. В конце концов, это не единственный вид знаний: у некоторых людей руки умнее головы, вот и надо им создать условия для реализации их потенциала.

Словом, в 70-е годы с введением всеобщего среднего образования, в 9-10 классах, исходно замысленных для подготовки в вуз, оказались все подряд. В результате качество выпускника средней школы радикально снизилось.

ЖИЗНЬ НАХОДИТ РЕШЕНИЕ

Сама жизнь ответила на это явление: жизнь вообще находит решение – формальное или неформальное – реальных жизненных проблем. Нашла она и в этом случае.

Для тех, кто на самом деле хотел и МОГ учиться, стали возникать школы с разными уклонами, специализациями. Возникали эти школы почти что и неформально. Дело в том, что школам выделялись какие-то учительские ставки на факультативы, так вот директора-энтузиасты использовали эти возможности, чтобы создать хотя бы поначалу профильные классы, а там видно будет. Привлекались студенты – тоже энтузиасты, которые и преподавали, и кружки вели, и в походы ходили. Были математические школы, были и гуманитарного направления. Мой муж, например, учился в профильном матклассе школы №57. Сегодня она – знаменитая математическая школа – пятьдесят седьмая, так прямо буквами написано на вывеске. А у нас была специализация (или как тогда выражались «уклон») по литературе. Но никакой дальнейшей славы наша школа не стяжала. Всё зависит от энтузиаста-директора.

В профильных школах учили очень прилично профильные предметы, а остальные – ну, как получится. Что-то лучше, что-то хуже…

Что же происходило в обычных школах, каких было подавляющее большинство?

Было в них вот что. Уже в 9-м классе большинство знало, что намеревается делать после школы. Кто собирался идти работать, а там в армию – особо не напрягался. Не окончить школу было практически невозможно, хотя теоретическая возможность окончить школу «со справкой» была. Но учителям было себе дороже выпускать такого оболтуса. Так что троечный аттестат был гарантирован всем. Разлагающее влияние этого положения, надеюсь, разъяснять не требуется.

Кто в целом был ориентирован на высшее образование – тот выбирал себе вуз и учился практически только по тем предметам, которые туда сдавались. А сдавались тогда четыре предмета: сочинение (для всех), русский вместе с литературой, история, иностранный – это для гуманитариев. Для технарей: математика (письменно и устно) и физика (письменно и устно). Или вместо одной физики – химия. Или биология – для врачей или там агрономов. То есть по существу дела учили реально четыре предмета – привет «Стандарту»! На остальные предметы – плевали, как выражались тогдашние остряки, «с высокой стройки коммунизма». На прочие предметы просто не обращали внимания. Учителя относились с пониманием: не люди что ли. Ставили «четвёрки», ну тройки иногда. Помогали на выпускных экзаменах, в общем, тянули как могли.

Знали ли мы предметы, которые не собирались сдавать в вуз? Ответственно заявляю: нет. То есть на уровне некоторого представления, возможно, что-то знали, но того, о чём пишет С.Кара-Мурза, не было и близко. Какие-то отрывочные схоластически воспринятые обрывки, которые были затолкнуты в голову ради отметки или перед экзаменом.

Вот лично я училась всегда очень хорошо, была почти отличница в хорошей московской школе. Могла бы быть и вовсе отличницей, но любила выпендриваться и на биологии объявила себя сторонницей ламаркизма; были и ещё какие-то недоработки, так что полной отличницей я не стала. Так вот я мирно и благополучно вообще не понимала физики, да и математику понимала очень плохо. С физикой я обходилась просто: выучивала наизусть, даже и не пытаясь вникнуть в существо дела: меня оно не интересовало. Сейчас же вырисовывается образ бледной зубрилы-мученицы. Вовсе нет! Я была бойкой и краснощёкой. Просто выучить пару страниц наизусть мне тогда было – раз плюнуть, я и стихов знала – страницами. Задачки? А какие там особые задачки? Просто подстановка значений в формулы. Ну, перевернёшь ты формулу по потребности, но уж элементарные алгебраические преобразования в шестом классе проходят. Химию, правда, понимала вполне. К тому же я любил делать доклады о советском атомном проекте – ну просто восторг! Учитель сидит себе, отдыхает, а я заливаюсь соловьём. Пятёрка, ну конечно, пятёрка.

А что до математики, то тут я вполне умела решать требуемые примеры, а что они такое выражают, откуда вытекают и куда втекают – это, считала, не мой вопрос. Помню, в десятом классе была у меня заветная картонка, вырезанная из коробки от сахара. Там были записаны все нужные тригонометрические формулы, всякие там синусы-косинусы, тангенсы-арккотангенсы. Смотришь, бывало, в эту картонку и подбираешь, что требуется, а кому нужна эта тригонометрия – Бог весть. Не интересно, мне ведь в вуз её не сдавать, а для жизни есть вещи и позавлекательнее. Только уже выйдя замуж, я поняла, зачем нужна тригонометрия. Как-то стала рассказывать мужу о своих школьных годах, вспомнила про ту картонку, ну, он мне и объяснил доходчиво, зачем тригонометрия. А так бы умерла – не узнала. Вот так РЕАЛЬНО учились в 70-е годы.

Это было в Москве. А в провинции очень часто кончали школу с прочерком по некоторым предметам, например, по иностранному языку: ну не было в их глуши учителя, не виноваты они. Это – результат фактической отмены института распределения после вуза. Уже тогда не могли насильно послать выпускника работать, где надо государству, а не где хочется выпускнику. Именно тогда выпускники бесчисленных «педов» стали засаживаться в конторы, а не ехать учить детей на периферию. В результате – прочерк в аттестате. При поступлении в вузы им за этот предмет начислялась тройка; я с такими выпускниками встречалась лично.

Нельзя сказать, что начальство не осознавало положения. Понимали, что в 9-10-м классах учат только предметы будущих экзаменов в вуз. Чтобы заставить учить все предметы надумали такое. В число вступительных баллов включается средний балл аттестата. Я не знаю, сколько лет продержалось это правило, но по-настоящему учить астрономию или географию, если эти предметы не требовалось сдавать, не стал никто.

РЕПЕТИТОР – ПОРОЖДЕНИЕ ВСОБЩЕГО СРЕДНЕГО

Вторым приспособительным механизмом к падению качества выпускника школы стало распространение репетиторства. Десятикласснику обычной, не профильной, школы принято было брать репетиторов для подготовки в вуз. Обычно старались брать из того вуза, в который ученик собирается поступать. Чтоб уж наверняка. Рынок этих услуг в 70-е годы был огромен - в Москве, по крайней мере.
Разумеется, причиной этого массового явления было не только недостаток знаний выпускников. Просто тогда молодые учёные и молодые вузовские препы, не говоря уж об аспирантах, зарабатывали очень мало – вот и нашёлся способ подработать. Да что подработать – для многих это был приличный доход, почти что бизнес, поставленный на поток. Помню, моя подруга, занимавшаяся у «русички», поражалась конвейерному способу «окормления» репетируемых: одна группа одевается, а уж в узенькой малогабаритной прихожей толкается следующая.

Потом ещё был фактор, способствующий росту репетиторства. Это возросшее количество денег у населения. Появились не то, что лишние, но более-менее свободные деньги, а особых возможностей потратить – не было. И народ вкладывал в образование. Вернее сказать, даже не столько в образование, сколько в укрепление собственного селф-имиджа: самоотверженной матери, которая готова всё сделать для будущего ребёнка. Сегодня под этой маркой у населения выманиваются гигантские суммы, начиная с детсадовского возраста. А началось тогда.

К чему я обо всём об этом рассказываю?
Мне думается, что уж если искать образцов в советской школе, то это должна быть школа сталинской эпохи, а у ж никак не брежневской. И радикальную разницу я вижу в НЕ всеобщем характере обучения в 9-10-м классе. Как только туда повалили все – наступил упадок. Наступил тот самый «симулякр», который со временем охватил всю нашу жизнь и привёл к развалу.

«ВОТ МЫ В НАШЕ ВРЕМЯ…»

Кстати сказать, представлении о том, что выпускник советской школы был массово хорошо образован и имел научное мировоззрение – суть сильное преувеличение. Кто-то был, кто-то не был. Были какие-то победители олимпиад, впоследствии становившиеся физиками, классными инженерами ВПК, изобретателями. Но средний обыватель… Знаете, я тоже думала, что раньше было лучше (наверное, возрастное).

Иллюзия прошла, когда я в своей компании начала проводить занятия для наших так называемых дистрибьюторов, т.е., попросту говоря, для продавцов наших товаров. Эти люди в подавляющем большинстве – женщины 45-60 лет, т.е. безусловные выпускницы советской школы. Большинство с высшим образованием: инженеры, экономисты, врачи, учителя. Лишившись своих привычных рабочих мест, а то и выйдя на пенсию, они пришли к нам, и многие работают очень успешно и хорошо зарабатывают, любят своё дело. Я их люблю и очень уважаю. Но насколько же они, мягко сказать, наивны! Помню, группа продавцов, требовала от меня изменить текст на этикетке и написать, что щётка сделана из натурального каучука, а не из резины. Из чистого натурального каучука – у них товар охотно покупают, а резина – это химия, а химия – кому она нужна? Мы за экологию. Начинаю им рассказывать то, что проходили в 10-м классе: каучук – это сок дерева, из него ничего нельзя сделать; вспоминаю про вулканизацию каучука, даже рисую картинку, которую когда-то рисовали мы в школе: змейки-молекулы, скреплённые меж собой символом серы S. Слушают недоверчиво. «Мы поняли, - говорят, - но всё равно напишите лучше «каучук», так мы больше продадим». Изменили.
Меня совершенно не удивляет, что народ заглатывает любую рекламную чепуху под маркой новейших открытий «британских учёных» - почему-то именно британских. Конечно, свою роль в этом деле играет массированный выброс мракобесия по всем каналам массовых коммуникаций, но всё-таки если человек имеет о чём-то твёрдые представления, он этого не забудет и никакие россказни ему не повредят. Значит, не имели. Так что идеализировать советскую школу – не надо.
Вот что действительно было лучше – это орфографическая грамотность. Мои подопечные часто пишут послания мне, кляузы друг на друга, заметки в корпоративную газету. Пишут от руки на бумаге: не идеально, но всё-таки пограмотнее моих молодых офисных сотрудников. Те – просто такое впечатление, что никогда не учились грамоте. Я приписываю это раннему знакомств с компьютером. Поскольку есть проверка орфографии – человек расслабляется. Как всякие костыли это атрофирует собственные мышцы. Я и сама замечаю, что стала как-то сомневаться, как пишется то или иное слово, а ведь раньше писала весьма грамотно.

Поэтому сделать надо, на мой взгляд, простую вещь, о чём я писала много раз.

ДАЁШЬ ВСЕОБЩЕЕ СРЕДНЕЕ СПЕЦИАЛЬНОЕ!

Массовая обязательная и единообразная школа с 1-го по 8-й класс. Стабильные учебники, строго унифицированные учебные планы. Я знаю, что составление учебников – огромный бизнес и для авторов, и для издателей. Так вот к составлению учебников надо привлечь виднейших учёных страны – и пусть сделают это бесплатно, ради чести. Осознавая, какое большое дело они делают для будущих поколений. Кому неохота корячится даром – пускай отдыхает, наверняка найдутся те, кому и охота. Только это должны быть настоящие знатоки, а не безвестные проходимцы. Не надо стесняться использовать старые советские учебники: в основах наук никаких изменений не произошло.

После 8-го класса пускай все уходят из школы, чтобы никому не было обидно: кого-то взяли в 9-й, а кого-то выперли в ПТУ. Дальше пускай идут в средние специальные учебные заведения разного профиля.

Профили должны быть определены в соответствии с потребностями народного хозяйства. Тут, рзумееся, нужен народно-хозяйственный план, а не просто благое пожелание: юристов типа хва, идите учитесь на инженеров.

Подавляющее большинство средних специальных заведений должны быть техническими и естественными. Принимать туда на основе аттестата и вступительных экзаменов, с учётом олимпиадных грамот и иных внеклассных заслуг.

Всеобщее среднее специальное образование решает ещё один вопрос, который не решает специализация в старших классах, как она задумана сегодня.

У нас уже сложился колоссальный гуманитарный перекос в образовании. Если разрешить подросткам выбирать, какой предмет «брать» (выражаясь по-американски) – большинство выберет гуманитарные. Почему? Сами что ли не знаете? Потому что легче. Опять же занимательнее как-то, непринуждённее. Разумеется, есть прирождённые технари, которым вся эта говорильня – нож острый. Но в среднем человек, не имеющий определённых интересов и выраженных способностей, скорее выберет бла-бла-бла, чем формулы. У меня когда-то была секретарша, наблюдательная девушка, так вот она говорила: «Кто не технарь и не настоящий гуманитарий, для того милое дело – экономика: не то не сё».

А зачем они, не то – не сё? Если хотим развиваться, нужны знающие и умелые люди, принимающиеся за дело сызмальства. Всеобщее среднее специальное – наилучшее решение. Понятное, дешёвое, компактное.
Subscribe

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…