domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Categories:

А ГДЕ ВЫ ВИДЕЛИ ЛИБЕРАЛИЗМ?

Либерализм сегодня вышел из моды, либеральную идею больше не носят, как длинноносые туфли, это вчерашний день. Отошёл, как малиновые пиджаки и золотые цепуры. Даже Ходорковский из своей отсидки писал, что-де либеральные модели России не подошли. Вот ведь до чего дошёл в своём раскаянии. А в нашем разоре и раздрае, как теперь выяснилось, виноваты либералы. Как двадцать лет назад были виноваты «партократы», а сто двадцать – царское самодержавие. Теперь пришёл черёд либерализма и либералов. Темпераментные публицисты либералов иначе как «либерастами» не называют: прямо термин такой образовался. Он же и позывные, по которым опознаются патриотически мыслящие и государственно озабоченные. В общем, объявлять себя либералом сегодня стыдно, не полагается. Некрасиво, неизяЧно, не trendy. Принято считать, что либерализм себя не оправдал. По крайней мере, в нашей стране. Словом, либерал сегодня слово ругательное.

А мне вот хочется спросить. Товарищи дорогие, а где вы его видели – либерализм-то?

У либерализма (и не только у него, а у всякого большого вероучения и политического течения) есть три ипостаси:
1) человеческий характер; 2) дух; 3) политическая практика.

Основа либерализма, его фундамент, без которого он либо рухнет, либо превратится в мёртвый картонный симулякр, - это определённый человеческий характер. Определённый тип личности. Из неё, из личности, всё растёт.

Что это за личность? В общем-то, это всем известно. Это независимый, смелый, инициативный человек. Завоеватель, пионер. Индивидуалист, стремящийся прогнуть под себя изменчивый мир. Готовый трудиться – и не просто трудиться в смысле делать, что велят, а трудиться самостоятельно и инициативно, ставя перед собой собственные задачи.

Такие люди есть повсюду? Есть, конечно. Но важна их концентрация. Так вот впервые критическая концентрация таких людей была достигнута в Англии, и они-то и создали её величие и её либерализм. Собственно, более-менее удачным либерализм и был только в Англии. Судьба этой страны – особая, нетипичная, морская, колонизаторская. Такой её сделали её люди – торговцы, флибустьеры, завоеватели, труженики. В них был силён дух благочестия и одновременно торгашеский дух. Недаром Монтескьё считал, что англичане превзошли другие народы в благочестии, свободе и торговле. Пожалуй, только в Англии была трудовая знать. Трудиться, вникать в дело, знать, что к чему в хозяйстве – это было не зазорно английскому аристократу, а вот французскому – зазорно. Про русского барина и речи нет. Само слово «барин» в русском языке значит «бездельник». Классический английский – либеральный – характер заточен на обустройство своего мирка, своего поместья, своего домика: недаром даже сегодня англичане, растратившие дух своих предков, до сих пор любят жить в пускай маленьком, но своём домике, а не в какой-то там квартире. Либеральный характер – это человек, который готов вступить в борьбу со всем миром за своё благосостояние, за свой угол, умеет его обустроить, умеет сам добыть кусок хлеба. Этим человеком не требуется руководить, толкать его в должном направлении, он способен ходить своими ногами. У него есть движок внутри.

Такие люди склонны к равноправному и взаимовыгодному сотрудничеству с другими – такими же – людьми. Они способны объединяться для решения общих задач. Вообще, к эффективному объединению способны только индивидуалисты (не философские индивидуалисты, а индивидуалисты по характеру). Мы, русские, природные коллективисты, к объединению совершенно не способны. Нас способна объединить только внешняя сила, попросту говоря, палка. Это доказывают все наши провальные опыты кооперативов и в самое последнее время ТСЖ.

Разумеется, такие характеры были не только у англичан. Те голландцы, которые на утлых судёнышках плыли в Новую Зеландию, потому что там открыли плодородные земли, и можно обогатиться – безусловно, обладали сходными характерами. Вообще, лапидарное выражение либерального характера – это Робинзон. Один на острове, он вступает в борьбу и побеждает. Недаром, этот роман был столь любим и читаем.

Либерализм требует сильного, стойкого, непреклонного характера. Способного самого себя заставить действовать в том числе и в условиях отсутствия внешнего принуждения. У нас такие характеры – огромная редкость. При отсутствии внешнего принуждения («над нами не каплет») – наш нормальный средний человек обычно прекращает всякую деятельность и мирно разлагается, время от времени раскаиваясь в своём безделье в нетрезвых собеседованиях с друзьями. Впрочем я отвлеклась от либерального характера. Возвращаясь к нему, нельзя не сказать и о теневой его стороне.

Давно известно: наши недостатки – это продолжение наших достоинств. Так вот предельное раскрытие либерального характера – это флибустьер, разбойник: один против всех и никто мне не указ. Этим людям удалось построить либеральную цивилизацию, а не воровскую малину, не знаменитую гоббсовскую войну каждого против всех, только благодаря своей религиозности. Известный русский историк Тихомиров вспоминает, что ещё в конце 19 века в Англии была совершенно живая религиозность, люди размышляли и рассуждали о религии, читали и знали Писание; простые люди вели настоящие богословские споры и старались жить по заветам Господа. «Либеральный» характер, не «причёсанный» религией – это разбойник, и притом далеко не всегда Робин Гуд.

Что тут причина, а что следствие: историческая судьба народа выковала такой характер или характер породил именно такую историю? Конечно, влияние тут взаимное, но что главнее, что основа взаимовлияния? Нам, русским, больше импонирует первая точка зрения. Мы ценим любые умопостроения, где от нас ничего не зависит: вот выдалась им такая история с географией, вот они такими и стали, чего ж вы от нас-то хотите? Мне же лично кажется, что основой взаимовлияния был всё-таки народный характер. Обусловленный природой, генетикой, биохимией мозга. Он создал такое, а не другое государство, историю, социальную среду. Как судьба человека – это развёртывание его характера в течение жизни, так и история народа – это развёртывание его характера в историческом времени.

Собственно, тот самый Запад, который создал ту самую – западную – цивилизацию, на которую мы попеременно молимся и плюёмся, так вот эту цивилизацию в определяющей степени создали вот эти – либеральные – характеры. Конечно же, они были и есть не только в Англии или в США.

Я знакома со множеством итальянских бизнесменов, по большей части из области Венето. Там бизнес по большей части мелко-средний, больших компаний мало. И все они созданы (и постоянно создаются) людьми именно с такими характерами. Они хотят и умеют работать на себя, терпеть не могут встраиваться в какую-то шеренгу, они выдумщики, с лёгким налётом жуликоватости, не переходящей, впрочем, допустимые рамки. Им нравится бороться и побеждать. Им нравится принять вызов судьбы, вступить в игру и нагнуть фортуну в свою сторону. Мне всегда был очень симпатичен этот человеческий тип. Помнится, много лет назад, ещё при советской власти, я думала: «Вот разрешат у нас частную собственность, бизнес – вот и у нас появятся такие люди. А не разрешают – вот их и нет». Теперь разрешено всё, уж двадцать лет как разрешено, а тип – как-то запозднился… Теперь-то я понимаю, что в тех своих давних размышлениях переставляла местами причину и следствие. Основой всего является характер. Все изменения начинаются из глубины человека.

Недавно к нам приехал наш поставщик пылесосов с парогенераторами. Такой всегда весёлый, улыбающийся, нарядный и душистый Джузеппе. Жизнь у него нелёгкая: конкуренция аховая, Китай подпирает, покупательная способность европейских обывателей не так чтобы сильно растёт… А он всё равно карабкается. И жизнь свою не променяет ни на какую другую. Мы сотрудничаем года три, и за это время он выпустил новые модели, заменил неудачные узлы, в том числе и по нашей подсказке – и всё как-то играючи. Он никогда не станет олигархом, но и жизнь свою никогда на что не променяет. Ему в ней комфортно. И таких до сих пор в Европе порядочно, на них, собственно, и держится ещё Запад как цивилизация. Хотя, конечно, «социальное государство» и всякого рода гарантии и субсидии изрядно попортили характер западного человека: он одряб и опустился.

У нас таких характеров гораздо меньше, они как-то жиже. Сила характера у нас преимущественно проявляется в стойкости, в способности претерпеть, а не в наступательности и самостоятельности. В конце 80-х, когда разрешили кооперативы, т.е., в сущности, малый бизнес, народ вроде рыпнулся, завозился, но потом быстро потух, разочаровался, отошёл. Не все, но многие. Сразу же нашлись объяснения: чиновники плохие, не поддерживают малый бизнес, трудно получить кредит, помещение, то, сё… Лучше бы куда-то в корпорацию, на госслужбу. Не Робинзоны, в общем, оказались. Не хватило вот этой самой хватки, позволяющей выстоять одному против всего мира.

Это первый аспект, или, как я это назвала, ипостась либерализма – характер.

Вторая ипостась – это дух либерализма.

Говорить о духе чего-либо вообще трудно: его к бумаге не пришпилишь. Но всё-таки – это реальность, и уловить его можно. Главная идея, образующая дух либерализма – вот она: «Я отвечаю за всё». Или, иными словами: всё, что происходит в моей жизни хорошего и плохого, зависит только от меня. Не от начальников, политиков, не от дурного климата, не от «этой страны», в которой сподобился родиться… Дух либерализма всегда ставит человека в центр жизни: от него всё зависит. Мы охотно подхватываем разговоры о том, что человек в центре всего, но у нас это понимается строго в смысле льгот и привилегий, и почти никогда – в смысле ответственности. Не уголовной, не гражданской, не административной ответственности, а той самой глобальной ответственности за свою жизнь, которую у нас лишь редкие люди готовы на себя возложить.

Вспомните манифестации обманутых вкладчиков, дольщиков и т.п. Я из жадности по-дурацки вложил деньги, а государство, глобально за всё ответственное, пускай меня защитит и вытрет слёзы – вот смысл этих манифестаций. В этом подходе нет ничего от духа либерализма. Это прямо обратный дух и стиль.

Все разговоры о роли и ценности личности у нас в конечном счёте сводятся к притязательному ощущению «мне от начальства недодали». Где вы тут видели либерализм?

Дух либерализма – это способность вступать в добровольные отношения с себе подобными, возлагать на себя обязательства и их выполнять. Выполнять так, как если бы это были требования самого что ни наесть строгого закона. У нас этого нет и близко.

Ну и третья ипостась – это политическая практика.

Политическая практика либерализма – это действия в соответствии с известными лозунгами «меньше государства», «всё разрешено, что не запрещено». Люди старшего поколения помнят, как наш народ был вытолкнут в либеральное плавание – вот так, враз, без подготовки и даже без предупреждения. Совершенно очевидно, что политическая практика либерализма при отсутствии в народе характера и духа либерализма - не могла привести ни к чему иному, кроме катастрофы. К ней всё и пришло. Людям сказали: «Делайте что хотите, вы свободны». Кто-то воспользовался открывшимися возможностями и что-то сумел сделать – вовсе не обязательно украл или «прихватизировал». А то у нас теперь что ни буржуй, то, считается, «прихватизатор».

Но большинство просто не умело – хотеть. Не было у них такого органа, чтобы хотеть что-то делать. Так они устроены. Это вовсе не значит, что они убогие совки или второсортные унтерменши. Убожество мысли проявили как раз те, кто ожидал чего-то иного. Не вообще, а от этого народа в этих обстоятельствах. В конце концов, главное профессионального умение любого управленца от бригадира до президента – понимать, с каким человеческим материалом ты имеешь дело и чего от него можно ожидать.

Выпустить на волю народ в то время – это то же самое, что выгнать на улицу двенадцатилетнего подростка. Кем он станет? Мелким воришкой, малолетней проституткой.

В результате никакого либерализма не было никогда, а была и есть воровская малина, растаскивающая наследие злополучного совка. В 90-е, при Ельцине, правили бал бандюки, в «нулевые» - чиновничья камарилья, т.н. вертикаль власти. То и другое – проявление одного и того же Гуляй-Поля; оно вообще очень близко расположено у русского народа и включается очень легко. Выключается только трудно.

Сегодня нигде никаким либерализмом и не пахнет – ни в каком смысле: ни характера, ни духа, ни политической практики. В 98-м году олигархам раздавали деньги – это что, либерализм? Это собес. То есть явление радикально противоположное либерализму. Притом собес, построенный на Гуляй-Поле. Для народа есть свой собес – какие-то убогие выплаты из нефтяных денег. Я не говорю, что этого делать не надо, но к либерализму это отношения не имеет.

Дух либерализма сегодня ещё слабее, чем в 90-е. В 90-е молодёжь хоть мечтала стать предпринимателями, работать на себя, была мода на бизнес. Поколение next мечтает о госслужбе, о госкорпорации – в общем, о мамке и о сиське. Самостоятельности н независимости никто не жаждет. «Они не виноваты, такая жизнь, вот были бы условия…» Совершенно с вами согласна! Вот именно такие рассуждения и показывают, что дух либерализма у нас едва дышит, если вообще не выдохся.

В «Анне Карениной» один из персонажей, философ и писатель Кознышев, говорит: из возможностей, которые открыли реформы в России, немцы или англичане выковали бы свободу, а наши только ноют и разочаровываются. Точно так и с либерализмом, с открывшейся свободой: вполне можно было многое сделать, но наш народ, не выдуманный, а реальный был к этому не готов. Он нуждался в руководстве, в медленном, но неуклонном обучении свободе.

Особую роль в нашем Гуляй-Поле сыграл всеобщий атеизм. Либерализм может быть более-менее успешным и даже просто может существовать только в соединении в живой религиозной верой в народе. В нашем народе живая религиозная вера была подорвана, по-видимому, ещё до революции, но уж поколения, жившие во время Перестройки и либеральных реформ, – гарантированно были повальными атеистами. И не надо про то, что кто-то там иногда заглядывал в церковь – себе-то уж не врите, ладно? Потому поток и разграбление некому и нечему сдержать.

Так что никакого либерализма у нас не было и нет.

Нужен он нам? Я считаю, что дух либерализма – это хороший и полезный дух, он нужен нам и полезен. Нам нужны и самостоятельные, независимые характеры: кто будет строить и осваивать страну, когда проедим совковое наследство? Но научиться самостоятельности в одночасье невозможно. Это дело постепенное. Как детей учат рисовать, используя по началу раскраски, где они раскрашивают по контуру, так и экономической свободе надо учить, поставив поначалу чёткие рамки.

Откуда он взялся – этот либерализм? Почему он вдруг овладел умами так быстро и так просто?

Если отбросить чисто конспирологическую версию – «англичанка (=американка) гадит» - вырисовывается вот что.

Либерализм (вернее неолиберализм) в России конца ХХ века был принят как марксизм в конце 19-го. Был принят сразу, догматически и безусловно. Принят он был ввиду идеологического вакуума. Наша интеллигенция имела очень мало идей, да и настоящей любви к идеологической работе не имела. Никогда. Николай Бердяев ещё сто лет назад писал, что русская интеллигенция всегда любила элементарные мысли – «карманный катехизис». «Что ему книжка последняя скажет, то ему сверху на душу и ляжет» - писал Некрасов о русском человеке.

Идеи – любые – всегда воспринимались у нас не критически, не аналитически, а - религиозно. Точно так когда-то был воспринят марксизм – как религия царствия божьего на земле. Точно так же был воспринят либерализм.

Любопытно, что тот и другой блистательно наложились на нашу исконную обломовщину. В марксизме обломовцам была особо полюбилась идея о том, что человек – это совокупность общественных отношений. А значит, чего вы от него хотите, раз отношения плохие.

В либерализме обломовцы нашли ещё более мощное вероучение, по которому всё сделается само, по щучьему веленью. А зовут ту щуку невидимой рукой рынка. Надо только разогнать Госплан, распустить колхозы, притаиться и ничего не делать – и всё замечательнейшим образом устроится. Ну как можно было не увлечься такой дивной доктриной? Нет, не зря третьего дня открыли Егору Гайдару мемориальную доску!

Я помню детскую радость, с которой в 1990 г. прочитывалось сочинение Хайека «Дорога к рабству»: журнал «Вопросы философии», где это было напечатано, буквально рвали из рук. Как же! Оказывается, плановая экономика не только не полезна, но и вредна. Вот, оказывается, где корень зла! План, проклятый план, который надо было выполнять. Отец приходил ночью: гнали план. Оказывается, ничего этого не нужно. Стоит перестать – всё магическим образом возникнет. Как? Да как-нибудь так. Когда читают, что Спаситель шёл по воде, аки посуху, не спрашивают ведь о коэффициенте поверхностного натяжения воды. Вот и с либерализмом такая же история.

Часто говорят, что никакого либерализма на свете нет. Это верно и неверно одновременно. Разумеется, дух западного человека оскудел, а с ним оскудел и дух либерализма. Агрессивное, молодое пионерство сменилось старческим, оглядчивым пенсионерством. Государственная практика – это поддержка всех, особенно богатых. Действия правительств во время кризиса наш насмешливый ирландский поставщик справедливо назвал «социализмом для богатых». Всё это есть, и всё это позволяет говорить о «смерти Запада» (так называется книжка американца Патрика Бьюкенена). Действительно всё это противоположно самой душе Запада, тому, что сделало Запад Западом.

Но одновременно с этим верно и то, что человеческие характеры и дух Запада – живы. Вообще, Запад – более многообразное и многосложное явление, чем мы привыкли воображать. И при всём почти социализме там продолжает подспудно жить дух либерализма. А вот нам бы не вредно его приобрести. Пока никакого либерализма у нас нет и близко. «Грабь награбленное» - это не либерализм, это пугачёвщина.

Что же до «англичанки» («американки»), которая «гадит», то наши американские и вообще западные учителя и советники виноваты лишь в том, что они отстаивали свои интересы. А чьи интересы они, по-вашему, должны отстаивать – мои что ли? Разумеется, идеи фритрейдерства всегда отстаивает тот, кто силён, умел и наступателен. А государственный протекционизм – это поведение тех, кто в данный момент слабее, кто прикрывает свои рынки. Что ж тут мудрёного? Об этом писано во всех букварях. А в том, что мы вступаем в ВТО – тоже американцы виноваты? Или, может, невидимая рука рынка…
Subscribe

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…