domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Category:

КАКАЯ ШКОЛА НАМ НУЖНА?

«НАМАЗОЛИВ ОТ ПЯТИЛЕТНЕГО СИДЕНИЯ ЗАДЫ, КРЕПКИЕ, КАК УМЫВАЛЬНИКИ….»

В последнее время моя давняя идея – о вреде всеобщего высшего образования – постепенно овладевает массами. Медленно, без верного понимания общей картины, но постепенно люди начинают понимать, что стопроцентно одипломленные работники – это дорогостоящая ненужность. Даже не просто ненужность – вредность. Потому что в результате пятилетнего сидения в чём-то эколого-культурологическом им. Натальи Гончаровой человек приобретает ровно два жизненных навыка. 1) Устойчивую привычку к праздности и 2) Убеждение, что физический труд – не для него, а ему подай офис. Это всё. Остальное – факультативно.

Собственно, вузы давно превратились из учебных заведений в место для «передержки молодняка» - что-то вроде детского сада, только в саду сидят люди от трёх до шести, а в вузе от восемнадцати до двадцати трёх. Разговоры о том, что они-де работают одновременно с учёбой – меня лично не умиляют. Работать – так работать, учиться – так учиться. Если работа связана с учением, если работа выполняется в рамках учебной программы - отлично. Работа в каникулы – понятно. А отдельная, независимая от учения работа – только мешает учёбе. Работающий студент – это студент, который не работает и не учится.

В сущности говоря, детсадом вузовское сидение является и на Западе. Не в химически чистом виде, но в значительной степени. Длиннейшие сроки обучения, когда высшее образование заканчивается в 25 и старше – рядовое явление в Италии и Германии. Это вовсе не какая-то необходимость – это просто маленькая хитрость «социальных» государств – оттянуть момент, когда молодой человек протянет руку за пособием по безработице, т.е. по сути возложить выплату этого пособия на родителей. Помню, немецкая ровесница моего сына начала университет в возрасте, когда мой его заканчивал. Зачем это? Да так… Куда спешить – наработаются ещё…

Но что происходит на Западе – не наше дело, нам важно, что делается у нас. А у нас делается настоящий абсурд.

БОГАЧ – БЕДНЯК

Какова роль народного образования в целом? Очевидно: подготовить детей ко взрослой, трудовой жизни и сформировать определённое количество нужных народному хозяйству специалистов высшей квалификации – врачей, инженеров, агрономов, учёных. В этом состоит социальная задача, решаемая системой образования.

Очевидно: любые задачи можно решить более дорогим способом и более экономным, «бюджетным». Можно отремонтировать квартиру гламурно и дизайнерски, а обставить мебелью, выписанной на заказ из Италии. А можно – с помощью дяди Васи из соседнего подъезда и отчасти своими силами, а обстановочку справить в ИКЕЕ. По деньгам будет различаться в разы, а по функциональности – как посмотреть. Может, оно и удобнее житься будет в икейских хоромах. В том и другом случае это будет чистая и пригодная для жизни квартира.

Можно наесться в дорогом ресторане, а можно – в народной закусочной, а можно – купить «суповой набор куриный» и сварганить вкуснейшую лапшу буквально за копейки. И всяко сыт будешь. Помню, когда-то в юности я всякий раз приходя по работе с иностранцами в ресторан (ходили мы, помнится, в «Националь» и «Метрополь»), невольно думала: «Да за такие деньги я неделю могу готовить, и вкуснее будет».

Это относится буквально к любой области человеческой деятельности: любую задачу можно решить дорого и дёшево, в зависимости от наличных средств и готовности их тратить. Разумеется, есть какой-то минимум, ниже которого не опустишься, но стоимость одного и того же РЕЗУЛЬТАТА может различаться В РАЗЫ. Всё зависит от организации дела.

Это полностью относится к образованию – и отдельного человека и народа в целом. Можно его сделать дорогим, а можно экономным – и никто не доказал, что дорогое лучше. У нас в 50-е годы, по общему мнению, было наилучшее образование в мире. Об этом свидетельствуют и успехи в космосе, и открытия, и нобелевские лауреаты. Так вот ТО образование было бедняцким. В классах – мел да тряпка, учителя начальных классов – из среднего педучилища, да и до восьмого класса много было выпускников так называемых «учительских» институтов – укороченных «педов», дававших право преподавать только до восьмого класса. Да и в полновесных «педах» учили не пять, а четыре года. И ничего – справлялись. Всё можно сделать, если правильно приняться за дело, понимая, чего хочешь достичь.

Можно, конечно, по-другому: 12 лет в школе, интерактивные доски (или как их там), спаньё на продлёнке. Можно ещё поездки за границу, собственный бассейн, много чего можно, если деньги есть. При этом совершенно никакой гарантии, что результат будет лучше. Прямой связи между затратами и результатом – нет. Ни в чём.

Теперь у меня вопрос. Наше-то положение какое? Мы желаем образовывать народ, т.е. формировать граждан и работников экономно или дорого? Нам беречь деньги нужно или наоборот – шикарно тратить? Попросту: мы богатая страна или бедная, развивающаяся?

Если надо экономить, то наробраз должен быть построен одним образом. Если надо шикарно тратить - другим. То, что происходит, свидетельствует о том, в верхах ответа на этот основовоплагающий вопрос не имеют. Возможно, они просто его не ставят и не осознают. Если посмотреть на реальную организацию дела, можно увидеть рпизнаки того и другого подхода одновременно. Так сказть, без штанов, но в шляпе.

Была на днях на родительском собрании в нашей, с позволения сказать, гимназии. Директриса в сдержанном ужасе. В этом году включилась система подушного финансирования – и денег в нашей небольшой школе оказалось меньше прежнего. Говорят, что порог рентабельности – школа на 800 человек, а у нас ну никак больше четырёхсот не поместится просто физически. Зарплаты у учителей такие, что молодёжь уходит. Ввели с барабанным боем третий урок физкультуры, но никто не сказал, что это – за счёт каких-то других уроков. Просто так ввести – нет денег. Любопытно ещё: в Москве за «душу» школьника дают 120 тыс. в год, а уже в Подмосковье – 22 тыс. Наша школа находится в трёх км от таблички на шоссе с перечёркнутым словом «Москва», но деньги на наробраз совсем другие. Но это так, к слову. Меня интересуют общие принципы, а не детали.

Получается, что вроде денег не хватает. Притом не хватает на самое главное, насущное – на зарплату учителям. Потому что школа может существовать без евроремонта, без интерактивных досок, без какого-то там особого спортзала, а вот без учителя – не может. Нет ничего более поучительного, чем общение с умным, образованным, любящим своё дело наставником. Это относится к школе любых ступеней – от начальной до высшей. Кому повезло встретиться с таким учителем – помнит об этом всю жизнь. А чтобы такие люди пришли в школу, а придя, не ушли, надо, чтобы у них была зарплата, на которую можно жить, не считая копейки. Богатым учитель и вообще интеллигент быть не должен, но вполне обеспеченным – учитель быть обязан. Иначе в школе будут оказываться разного рода социальные отбросы или просто случайные люди. И никакие интерактивные доски не помогут.

С другой стороны, прибавлен год к традиционным советским десяти классам. Когда учился мой сын, по факту их было 10, но считалось, что 11: из третьего перескакивали сразу в пятый. А когда учится дочка, на самом деле 11. Говорят, будет ещё и 12, но моя успеет кончить, слава Богу. Товарищи дорогие! Если у нас нет денег, зачем же растягивать обучение? Ведь это двойной убыток: прямые затраты на одиннадцатый класс и упущенная выгода от неработы всех этих одиннадцатиклассников. Это сколько же человеко-часов теряется по всему народному хозяйству! Чему такому особенному учат сегодняшних одиннадцатиклассников, чему не учили нас, но это признано насущно необходимым? Класс прибавлен, но при этом то и дело слышишь, что тот или иной раздел, а то и целый предмет теперь не «проходят». То черчение, говорят, отменили, то геометрическую оптику по физике. Если человек не способен овладеть программой за десять лет – значит, ему ею и не следует овладевать – это не его стезя. И ни одиннадцатый, ни двенадцатый класс – погоды не сделают.

Идём дальше. Дальше вуз. Пятилетнее ритуальное сидение. Неужели мы так богаты, чтобы ВСЕ отсидевшие школу пересаживались в вуз? Тут опять-таки следует учесть не только прямые затраты но и гигантскую упущенную выгоду от неработы молодых и здоровых на протяжении пяти лет. Конечно, если нам некуда девать денег и стоит задача как-то развлечь молодёжь – тогда понятно, но если речь идёт о формировании работников – нужды в этом никакой.

Сколько надо учиться. Чтобы приступить к работе – обычной, рядовой, массовой работе? Вот к этой самой работе в офисе, которой обычно взыскует верхнеобразованная публика? Я не буду рассуждать умозрительно, а приведу пример из личного опыта.

У нас в офисе на обучение нового сотрудника уходит 2-3 недели. При этом все вновь пришедшие сотрудники говорят, что такого углублённого обучения нет нигде. Новый сотрудник должен выучить общий порядок работы компании, овладеть так называемым маркетинг-планом, освоить ассортимент товаров с их свойствами, и, главное, овладеть компьютерной программой, в которой он будет работать. Поскольку она сделана под нас, никто заранее её знать не может. Дальше он должен сдать экзамен IT специалисту, специалисту по ассортименту и своему начальнику. Предметов несколько, есть специальные экзаменационные ведомости; были случаи, что претендент на работу трижды заваливал экзамен и не принимался. Сейчас к подобному экзамену готовится будущий секретарь.

К чему я это всё рассказываю? А вот к чему. Реально для рядовой офисной работы надо учиться – три недели. А граждане учатся – пять лет. Так мы богатая страна или бедная? Вопрос…

Я многократно писала, что для подавляющего большинства работ требуется среднее специальное образование, а для многих и этого много. Компьютеризация, на которую принято ссылаться для обоснования длинных сроков обучения, не усложнила, а упростила работу, иначе она была бы не нужна.

Если у нас не хватает средств на образование, то самый разумный и прямой путь экономии – это радикально укоротить срок сидения в школе и в вузе. В школе – укоротить, а вузы просто в значительном большинстве прикрыть твёрдой рукой. Гуманитарные, уж точно прикрыть. Тогда люди будут в среднем начинать работать гораздо раньше – не позднее двадцати лет. Это совершенно не означает, что они останутся невеждами или будут насильственно отсечены от образовательных благ. Они могут учиться где угодно и чему угодно: от НЛП до ландшафтного дизайна. Курсы могут быть разной длины и разного уровня углублённости – главное, чтоб делу помогали, а не были пустым ритуалом. Собственно, в этом и состоит идея непрерывного образования.

ЧТО МЕШАЕТ ЭТО СДЕЛАТЬ?

Вообразим: министр Фурсенко – ну, пускай не уволен (говорят, никогда нельзя желать человеку дурного, а то себе прилетит), а, к примеру, пошёл на повышение. Нет, его Фурсенко. А есть кто-то незашоренный и понимающий, с прямым взглядом на вещи. Он говорит что-то вроде этого: «Страна мы бедная, на дворе кризис, надо действовать по принципу «лучше меньше, да лучше». Закрываю 9/10 вузов; те, что открыты с 1991 г. – закрываем все. А финансирование сосредотачиваем в тех, что остались. Гуманитарное высшее образование сокращается в сто раз».

И что же будет?

Будет невиданная волна народного возмущения. Не потому что все любят знания (этого как раз нет), а потому что высшее образование сегодня – это социальный стандарт, это родительский долг – дать ребёнку в/о, это, как я писала прежде, микроскопическое, размером с булавочную головку, дворянство, некий знак качества. А вы хотите этого знака качества – лишить. Вообще, дать образование «кровиночке» - это мощный архетип народного сознания. Раз это есть – это должно быть у нас, - так рассуждают родители. Даже не рассуждают – так они чувствуют. Это не средство получения образования и приобретения квалификации – это форма родительского самоутверждения. И вот так взять да отнять – на это никто не пойдёт.

Единственный способ разрушить нынешнюю систему образования, впустую перемалывающую народные ресурсы (деньги, время) и не решающую задачи подготовки молодёжи к труду, - это … отменить высшее образование вообще. Не пугайтесь – не явление отменить – слово. Множество вещей в нашей жизни – это всего лишь слова, знаки, бумажки. Брак – бумажка, орден – висюлька, не говоря уж о разных там почётных званиях, которых многие домогаются и которыми гордятся: это уж вообще эфемерность.

Что же из этого следует? Следует перестать говорить о высшем образовании. То есть отменить его, как когда-то отменили сословные звания, вроде князь или граф, или почётный гражданин.

Вот и в области образования следует отменить самое деление на начальное, среднее, высшее образование. Пусть будет просто обязательное общее и специальное образование. У швеи одно специальное образование, у учительницы – другое специальное образование, у ядерного физика – своё специальное образование. Все хороши по-своему и на своём месте. Конечно, каждый учился столько лет и таким образом, сколько и каким образом требуется для овладения выбранной им профессией. Такой подход гораздо больше соответствует существу дела и задачам жизни. И при этом никого не обижает понапрасну.

В результате вырисовывается такая система образования – простая, дешёвая и эффективная.

КАК ЭТО БУДЕТ ВЫГЛЯДЕТЬ?

Все дети в шесть лет идут в школу и учатся в этой школе 8 (или 9) лет, осваивая единую программу. За ними следит психолог (или учитель, получивший соответствующую специализацию). Задача – выявить профессиональные склонности, хотя бы в самом общем виде. К двенадцати годам они уже видны. Кто-то склонен к работе со словом, кто-то с техникой, кто-то с растениями-животными, кто-то с цифрами. Это самое грубое, элементарное и общепринятое деление людей по профессиональным склонностям.

Собственно говоря, если ребёнка не особенно затыркивать, он сам знает, что именно ему нравится, а что не нравится, к чему влечёт, а к чему нет. Беда в том, что чаще всего родители заставляют заниматься именно тем, что противно, что хуже всего получается, а что нравится и получается – этим человек занимается часто по остаточному принципу: это и так хорошо идёт, чего время тратить.

Помню, в детстве мне больше всего нравилось писать сочинения и делать политинформации, но родители это как-то не уважали и заставляли подтягивать то, что шло хуже: математику с физикой. Впоследствии у меня сформировалось странное ощущение: если мне чем-то нравится заниматься, значит, это несерьёзно, неосновательно, бесполезно для жизни. А настоящее – это то, что трудно, противно. Вот это и есть труд. Вполне возможно, родители перенесли на меня свои ощущения и свой жизненный опыт, но так или иначе выросла я с убеждением, что никогда не смогу зарабатывать деньги тем, что мне приятно и интересно, нечего и пытаться. Возможно, сегодня воспитывают по-другому, но и сегодня огромное количество людей получают профессии, противоположные своим личным качествам. Одна из моих компаньонок по одному маленькому бизнесу – типичный массовик-затейник, может быть, телеведущая, экскурсовод. А получила она по настоянию родителей специальность экономиста в нефтяной промышленности. У неё абсолютно не цифровое мышление, она в некотором смысле – антиэкономист. Слава Богу, роль экономиста при ней играет её муж, а она делает то, что умеет: проводит презентации, привлекает людей, словом, - зажигает. Хорошо, что она нашла своё место, но в вузе она отсидела бесполезно.

Вообще, определение способностей детей и то, что в моём детстве называлось профориентацией, - важнейшая вещь, совершенно недооценённая. Это – средство сэкономить огромные ресурсы.

Что дальше, по окончании восьми (девяти) классов?

Дальше подросток уходит из школы. Все уходят. Выпускной вечер переносится на два года вперёд. Им раздают аттестаты, если будет сочтено нужным, - медали (только из настоящего золота, а то золотая незолотая медаль – это узаконенное жульничество, стыдно за государство).

После этого они поступают в специальные учебные заведения, которые наметили себе с помощью учителя, родителей, психолога. Учебные заведения могут быть потруднее, полегче, подлиннее, покороче. Способные к математике, физике – могут поступить туда, где в перспективе готовят учёных. Хорошо, что математические способности обнаруживаются рано, равно как и способности к дисциплинам естественнонаучного профиля. Этих парнишек надо выявлять рано и, как выражается моя свекровь, «пестовать и отслеживать». Именно они – те самые «яйцеголовые», которые обеспечивают технический прогресс. Это особые люди, их немного, и ими надо заниматься специально и целенаправленно. На физика получится учиться лет семь. На учительницу начальных классов – года четыре. На переводчицу – тоже года четыре хватит. На техника – года четыре. На парикмахера или дизайнера интерьера – года три хватит. Для специальностей попроще – и двух лет довольно.

В рамках специального образования человек получает не только специальные, но и общеобразовательные знания, общие для всех специализаций – что-то вроде нашей традиционной средней школы.

Закончив специальное образование, человек идёт трудиться. Поработав несколько лет, он может закончить какой-то новый курс, изучить новые дисциплины. Никто не парится, среднее это или высшее образование: оно такое, какое нужно, чтоб дело делать.

Должны быть учебные заведения, в которые поступали бы выпускники специальных учебных заведений. Это примерно соответствует старшим курсам сегодняшних вузов. Это должны быть совершенно отдельные учебные заведения, которые должны привыкнуть работать не с выпускниками школ, а с людьми, уже так или иначе освоившими азы профессии.

Какие специализации будут в специальных учебных заведениях? Это не вопрос наробораза. Он ответить на этот вопрос не может в принципе. Задание наробразу должен дать народнохозяйственный план: какие работники нужны народному хозяйству. Но в любом случае уклон должен быть в сторону технического образования. Если страна хочет развиваться – нужны техники, а не бесконечные гуманитарии. К тому же техник может с лёгкостью переквалифицироваться в гуманитария, а наоборот – никогда. Не все могут? Ну, кто не может, тому и не надо.

Откуда будут браться всякого рода политологи, экономисты, журналисты, историки? Прежде всего, их должно быть радикально меньше. А так – вполне возможны, учебные заведения, обучающие по этим профилям. Положим, на базе педагогического образования или там юридического, или того, где готовят переводчиков. Но гуманитарное образование должно занимать очень малый процент. При этом должны быть широко распространены разного рода народные университеты культуры, курсы при музеях, какие-нибудь авторские семинары – никому не возбраняется получать гуманитарные знания любым образом. Изучай искусствоведение прямо в музее, становись гидом, если хочешь. Никому не надо закрывать никакие пути.

Описанная система кажется очень беспорядочной. То ли дело раньше: все распределены по своим клеточкам, всем выданы «дипломы государственного образца». Но на самом деле предлагаемая мною вроде бы беспорядочная система – позволяет сэкономить бездну ресурса. Она как бы из ничего создаёт огромные трудовые резервы. Нужны ли они – вот в чём вопрос. Но это зависит не от наробраза – это выбор народа и его политического руководства: мы хотим развиваться или гнить. Если развиваться – нам потребуется много работников. Если гнить – обойдёмся таджиками.
Subscribe

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • ГРЯДЁТ РЕВОЛЮЦИЯ?

    В России явно готовится революция. Цветная или ещё какая – не так важно. Важно, что революция. Поэтому, глядя на школоту Навального, да и…