domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Categories:

ТУЛА! РОССИЯ! ПУТИН!

Только что вернулась из Тулы, куда ездила частью по работе, частью по личным делам. По работе встретилась с моими продавцами, мы прекрасно побеседовали, они накрыли в офисе чайный стол, даже испекли домашний торт, очень хорошо посидели, обсуждая наши дела. Удивительно, как зависит атмосфера от личности начальника. В этом офисе рулят супруги средних лет, люди деловитые, при этом добрые и позитивные. Прилично зарабатывают сами, формируют вокруг себя таких же маленьких бизнесменов, каждый из которых строит свои маленькие сбытовые сети. Кто в Туле, кто в городках вокруг Тулы. И все что-то зарабатывают, все с оптимизмом смотрят в завтрашний день, строят планы крупных покупок. Вот руководители тульской структуре приехали из Орла, оставив квартиру детям, подзаработали денег и купили квартиру в Туле, а теперь копят на дом. В течение ближайших пяти лет они запланировали переехать в собственный дом. Показывали, какого типа дом им хочется иметь. Домик вполне завидный. Приятно встретить людей, которые вот так деловито планируют свою собственную пятилетку.

Говорят, Тула – город небогатый, а ближайшие райцентры – вообще беднота. Однако ж покупают, дело идёт. Всё зависит от людей. Мне близка эта публика – низовая, трудовая мелкая буржуазия, выросшая «от земли». Наверно, в прошлой жизни я была небольшой купчихой. Была у меня лавочка где-нибудь на тульской окраине, торговали мануфактурой, галантереей, павлопосадскими платками…

Но это всё в прошлой жизни. (Кстати, одна астрологичка сказала мне, что я живу сейчас свою последнюю жизнь, а за плечами у меня было много разных воплощений, так что вполне возможно, была я и купчихой). А в этой – поинтересовалась невзначай, за кого мои нынешние «купчихи» голосовать собираются. Полное отсутствие интереса. Как говорится, ноль эмоций. Политикой не интересуются – вообще. «Не наше, - говорят, - это дело. У нас своих дел хватает. Вот распродажу организовать на выборах – это да, это наше. А за кого голосовать – не наше». Такой вот «выбор России»: не наше дело.

Мои друзья, у кого я останавливаюсь и которых знаю с детства (вернее, с детства-то я знаю только одну женщину – дочку маминой школьной подруги). В субботу поутру дочка этой женщины несмотря на повреждённую руку (она у неё на перевязи), одевается куда-то идти. Укутывается тепло, напяливает лыжные штаны, шерстяные носки, платок под капюшон…
- Куда это ты?
- Как куда? На митинг. В поддержку Путина.

Работает эта девушка в областном краеведческом музее. На митинг отправляются все работники музея, это человек 120 (включая сюда несколько мелких филиалов). Их никто не толкает, на аркане не тащит, не прельщает денежными подачками. Вовсе нет. Всё гораздо проще и лапидарнее. Они идут на митинг В ПОРЯДКЕ СЛУЖЕБНОГО ЗАДАНИЯ. Ну вроде местной командировки что ли… За этот день дадут отгул. Им всё понятно разъяснили: надо явиться к началу, зарегистрироваться в установленном порядке у организаторов мероприятия, пробыть в течение всего митинга, а с концерта можно уйти. Концерт – мероприятие увеселительное, это чисто по желанию. Их совершенно никто не агитировал, не говорил жалкие слова про «стабильность и развитие», не сулил новое повышение пенсии на 7% - вовсе нет. Им просто велели пойти, и они пошли. Такая вот провинциальная прямота и простота нравов.

Мне вспомнилось. Когда-то в юности я ходила вместе с однокурсниками встречать иностранные делегации на Ленинском проспекте. Тогда полагалось, чтобы трудящиеся Москвы, стоя по сторонам проспекта, махали иностранным гостям флажками. Такое вот выражение гостеприимства. Никого (из привлекаемых к этому делу трудящихся) эта процедура на возмущала: сказали махать – ну, помашем, если надо. Работников прилежащих к маршруту следования учреждений и организаций снимали с работы, но поскольку там преобладали НИИ, это вряд ли особо сказывалось на трудовом процессе в целом, это не то, что рабочих отвлечь от станка. Одно несколько раздражало: пригоняли на Ленинский очень уж заблаговременно – часа за два-три до светлого мига проезда кортежа. Ну, ничего: балагурили, травили анекдоты, знакомились с девушками, склонные к этому делу граждане даже ухитрялись сбегать за бутылкой. А теперь вот таким же порядком людей собирают на митинги. Нравы – вот что самое устойчивое в жизни.

После митинга Маша рассказала: народу было много (вечером по ТВ сказали: 5 000), ораторы напирали на стабильность (в 90-е годы не было-де стабильности, а теперь она появилась; хочешь стабильности – голосуй за Путина), поили горячим чаем из пластиковых стаканчиков и раздавали даром гречневую кашу из полевой кухни, горячую, но пустую. «Тушёнку, небось, украли», - посетовала любящая покушать Маша. Народ слегка жульничал: сами манифестанты раздавали антипутинские листовки. Меня это рассмешило: наши продавщицы иногда на мероприятиях компании жульничают подобным образом – раздают информацию о других подобных компаниях. Одну листовку Маша принесла для меня. Какая-то многословная мура.

В какой-то момент ведущий митинга затеял скандирование: «Тула! Россия! Путин!» Но вместо громового крика над площадью пронёсся невнятный шелест. Тогда он догадался крикнуть «ура». «Ура» прошло не в пример лучше, народ даже как-то оживился, ободрился.

Потом вечный Кобзон спел «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Народ толковал: сколько ж лет Кобзону, если даже старшее поколение не помнит времени, когда его не было. Впрочем, судили-рядили по-доброму: дай Бог ему здоровья и долголетия. А потом Маша ушла домой.

Я, конечно, спросила у моих друзей, за кого они голосуют. Ответ был прост: за Путина, конечно. И за Единую Россию. Почему? Да, потому что они – какие-никакие, но правители. А эти остальные – так, шелупонь. Эти остальные – так, для виду, потому что так теперь положено. (Я подивилась точности понимания моей совершенно аполитичной подруги). А Путин всё-таки навёл порядок (это она несколько раз повторила). Не то, что в 90-е, когда была голодуха. (Их семья, в самом деле, почти голодала одно время, в переходный период). Так что они все теперь голосуют за Путина и за Единую Россию.

Митинги за Путина, да и сами выборы и прочие демократические ужимки, воспринимаются народом как своего рода государственная вежливость, некая условная процедура, «так положено». Ну, принято говорить при знакомстве «очень приятно», «как вы прекрасно выглядите», «какой прелестный ребёнок», вот все и говорят. И я скажу – авось не убудет. А настоящего, глубокого, жизненного смысла во всём этом нет. Жизнь идёт своим чередом поверх этих ритуальных ужимок. Будем мы возмущаться обычаю говорить «очень приятно» в то время как тебе, может, и вовсе не приятно, а может, даже и противно? Конечно, не будем возмущаться. Раз принято – так принято, будем и мы так говорить.

Ровно так же народ не возмущается и митингами, и всякими этими ужимками и прыжками в пользу действующей власти. Не возмущается, потому что не придаёт этому всему никакого значения. Возмущается узкая московская умствующая тусовка. Та самая, которая четверть века назад возмечтала вдруг сделаться американцами. Недаром в Перестройку говорили: «У нас, как в тайге: верхушки шумят, а внизу тихо-тихо». Уже в 200 км от МКАД – совсем другая жизнь, другой народ и другая Россия.

Друзья мои в ельцинские времена голосовали за Зюганова и КПРФ. Глава семьи, бывший обкомовский работник, организованно водил своих домочадцев голосовать за коммунистов. Ну ладно, у него, положим, ностальгия. Но они-то могли повестись на что-нибудь новенькое? Помнится, я полная молодого энтузиазма, голосовала когда-то за гайдаровский «Выбор России». А они – за коммунистов.

Почему?

Потому что они голосовали – всегда! – за господствующую власть и порядок. В сущности – за царя. За коллективного самодержавного монарха. В ту смутную пору им казалось, что у власти всё-таки КПСС под другим названием, что морок вот-вот рассеется, и всё будет по-прежнему. И, надо сказать, предчувствие их не обмануло: сходство современного режима со зрелым брежневизмом буквально бьёт в глаза. Истинным приемником КПСС эпохи упадка сегодня является Единая Россия. И народ в высочайшей степени лоялен власти. При всём том, что он готов при случае сжульничать, обмануть, слямзить, не подчиниться власти. Это что-то вроде отношения детей к родителям: и врут, и хамят, и сбежать готовы, но родители есть родители. Других нет. В этом проявляется какой-то генетический монархизм русских людей.

В Суздале рассказывала экскурсовод. Город этот всегда был глухой, в стороне от железной дороги (там и сегодня нет ж/д). И вот в Петербурге – Февральская революция, пало самодержавие. Никто в Суздале ничего об этом не знает. И вот через две недели после события, уже в марте, приехал в Суздаль из Питера один молодой человек, непосредственный свидетель Февральской революции, и стал рассказывать, что-де царя больше нет. Так прохожие его побили, чтоб не болтал пустое, а потом сдали городовому, а тот запер его в кутузку за распространение антиправительственных слухов. Царя скинули в Питере, а у народа он ещё долго оставался, он и сейчас есть в народной душе. И народ готов приладить эту потерянную корону к тому, кто во власти. Не видеть этого – крайняя ненаблюдательность и легкомыслие.

Хотят ли они сменяемости, подконтрольности власти, формирования институтов гражданского общества и прочих плодов западного политического высокоумия? Да ни боже мой! Они хотят, чтобы царь (пусть по имени Путин или КПСС) ими прилично правил, чтоб одёргивал зарывающихся бояр, чтоб не утеснял народ до самой крайности. А участвовать во власти - и активно, и пассивно – вовсе не хотят. Они хотят жить своей жизнью, работать, зарабатывать. Хотят, чтоб была возможность открыть свою лавчонку (как мои продавцы) или иметь стабильную работу на заводе или в школе. Кстати, в Туле народ очень возмущается закрытием военных заводов, требует их открыть заново.

Очень мудрую (не по годам) мысль высказала Маша из музея. Она сказала: «Я политикой не интересуюсь и не разбираюсь в ней. Мне кажется, чтобы в самом деле участвовать в этом сознательно, надо очень много знать и понимать. Может, даже учиться специально надо, чтоб понять». Изумительное, редкостное проявление здравого смысла!

Демократия – очень трудное дело. И совершенно не универсально пригодное. Демократию надо осваивать, учиться ей. Начинать снизу, с кооперативов, с уличных комитетов, с ТСЖ. А то у нас люди с собственным подъездом управиться не в силах, а туда же – президента выбирать. При таком положении вещей демократический образ правления всегда будет манипуляцией. Да, в сущности, везде он – манипуляция. Где-то меньше, где-то больше. Надо учиться управлять на низовом уровне – района, посёлка.

И, что любопытно, народ своим коллективным здравым смыслом это интуитивно понимает. И противится этой самой демократии. И верит царю. Который, к тому же, за стабильность. И пускай себе сидит десять, двенадцать, да хоть двадцать лет – до самой смерти. Так не думает, но - чувствует народ.

По дороге на вокзал в такси по радио напористый мужской голос обещал стабильность, стабильные отношения. «Опять за Путина, - подумала я. – Сколько ж можно!» Оказалось: реклама пищевой добавки, сулящей укрепление мужской потенции.
Subscribe

  • ЗАСТАВИТЬ ВСЕХ ПРИВИТЬСЯ ОТ КОВИДА

    Опять заболеваемость ковидом пошла вверх, словно в довакцинные времена. Люди реально болеют и умирают; теперь уже у каждого есть какие-то…

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 194 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ЗАСТАВИТЬ ВСЕХ ПРИВИТЬСЯ ОТ КОВИДА

    Опять заболеваемость ковидом пошла вверх, словно в довакцинные времена. Люди реально болеют и умирают; теперь уже у каждого есть какие-то…

  • ОТКУДА ВЗЯТЬ СЕЗОННИКОВ?

    Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Министерству труда, Министерству внутренних дел и Министерству сельского хозяйства проработать вопрос о…

  • ЧТО Я ПОМНЮ О ЕЛЬЦИНЕ

    По телевизору казённые торжества по случаю 90-летия Ельцина. Путин произнёс прочувствованную речь: «Что отличало Бориса Николаевича - отличало…