?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
ВЫМИРАЕМ?
рысь
domestic_lynx
Павел Парфентьев, председатель межрегиональной общественной организации «За права семьи» произнёс простые и верные слова: «Или мы возрождаем семью, или нашу страну ждут гибель и уничтожение». По его мнению, главная задача государства – не модернизация социальной сферы, а сохранение самого понятия семьи. Именно так оно и есть. Впрочем, это относится к любой стране.

Если окинуть взглядом историю, то бросается в глаза связь между крепкой семьёй быстрым развитием данного сообщества. Ранние, практически нерасторжимые браки, многодетные семьи, большие гендерные различия, т.е. у мужчин и женщин свои специфические задачи и соответственно разное воспитание девочек и мальчиков. Так было и есть у всех народов, которые растут и расширяют свою роль и своё присутствие в мире. Поздние браки, невнятные, ни к чему не обязывающие сожительства, малодетность или вовсе «чайлд-фри», неразличимость общественных ролей мужчин и женщин, одинаковое воспитание девочек и мальчиков – это характеристики народа, едущего «с ярмарки» истории, народа доживающего.

В наши дни такое происходит со всем белым человечеством. Об этом пишет Патрик Бьюкенен в популярной книге «Смерть Запада». Всё точно так же, как у нас; я даже по прочтении хотела написать об этом автору, но потом устыдилась своего неидеального английского и затею эту оставила.

Семья – ячейка общества – это не советский замшелый трюизм, это чистая правда. Кстати, сам это афоризм принадлежит Аристотелю, это из его знаменитой «Политики». Семья воспроизводит население, передаёт новым гражданам «язык и нравы», часто и профессию. Распадается семья - разъезжается, как гнилая ткань, и общество. Прежде всего перестают рождаться в должном количестве дети. Воспитание детей обществом – это принадлежность социальных утопий, в жизни так не получается. До этого просто не доходит: где семья как институт слаба – там дети просто не родятся. И всякие государственные поощрения, в том числе материальные, - не действуют. Так было в Риме эпохи упадка: разврат, вошедший в быт, матроны не хотят рожать детей, государство кормит за казённый счёт так называемых «пролетариев» - свободных римских голодранцев, чьей единственной задачей было – размножаться (proles и значит «потомство»), т.е. увеличивать поголовье римских граждан. Не сработало! Как не срабатывают всякие льготы, которые дают в Германии, во Франции или Швеции. И у нас они не срабатывают, о чём честно пишет знаток семейной проблематики Павел Парфентьев. Это очень важное признание, потому что казённые восторги по поводу материнского капитала застят неприглядную истину.

Можно ли изменить положение?

Думаю, можно. Но воздействовать нужно на причину явления.

Причина распада семьи заключается в массовой работе женщин вне дома. Здесь важна массовость: пока вне дома работали единицы, пока это было исключительным или аварийным случаем – семья как институт сохранялась. Как только такое положение стало массовым и, главное, желанным, когда идеалом женщины стала работница, профессионалка а не домохозяйка – вот тогда семья начала активно распадаться. Тут же произошло резкое понижение рождаемости – так называемый демографический переход, а дальше эти два фактора – снижение рождаемости и падение престижа института семьи и брака – идут рука об руку, поддерживая друг друга, как идиллическая семейная пара.

Началось это после I Мировой войны, массовым стало на Западе в 60-х годах ХХ века. Россия в этом пагубном процессе шла в авангарде.

Что сегодня? Современная молодая девушка ориентирована на профессиональный труд, на карьеру, самостоятельный заработок. Её интересы смещены с семьи и детей на совершенно иное поле. О роли многодетной матери и хозяйки дома сегодня мечтает разве что убогая лохушка, а современные и продвинутые – очень далеки от подобных жизненных планов. К тому же работать вне дома – гораздо проще и легче, чем по-настоящему заниматься домом и семьёй.

То есть произошло вот что. Раньше было своего рода разделение труда между мужчиной и женщиной. Мужчина исполнял внешнюю функцию – пахал, строил, воевал. А женщина была тылом: рожала детей и поддерживала дом. Именно в силу разности функций они были нужны друг другу. Семья ведь в первую очередь хозяйственный союз, а не романтический. Мужчина, собственно, и мог тяжко трудиться, «покорять пространство и время» именно потому, что не занимался домом и детьми: на это у него была «служба тыла».

Сейчас мы имеем в сущности мужчину и… другого мужчину – по функции. Женщина, как и мужчина, трудится вне дома, зарабатывает деньги, быт упрощён техническими приспособлениями, к тому же мужчина в нём, по современным воззрениям, тоже обязан участвовать на равных. Ну и нафиг ему и ей вся эта суета? Практика показывает: ни нафиг. Мимолётные «гражданские браки», браки выходного дня, гостевые и всякие иные, масса разводов – всё это говорит об одном: пожизненный брак с детьми становится исключением. Девушки не из кокетства, а искренне – замуж не стремятся. Чего я там не видела – носки стирать?

Именно отсюда, со стирания гендерных различий, и начался распад.

Как невиннейшая засвеченная фотопластиночка привела человечество впоследствии к атомной бомбе, точно так и хорошие, правильные и вполне невинные идеи женского равноправия – привели к атомной бомбе другого рода, которая к тому же уничтожает людей без лишнего грохота и радиационного загрязнения местности – так, знаете, деликатно и незаметно.


Теперь самое интересное: можно ли отыграть назад? То есть снова слепить распавшуюся «ячейку общества». Для этого нужно две вещи. Первое: вернуть женщину в семью. И второе: изменить характер расселения – люди должны жить преимущественно в маленьких домиках с участком. Этот тип расселения сам по себе предполагает семейное проживание.

На взрослых тётенек, конечно, не повлияешь, но если начать с младшеклассниц – следующее женское поколение можно воспитать в нужном духе. Тут нужна целенаправленная государственная политика.

Сразу скажу: в условиях демократии она невозможна – тут требуется, по меньшей мере, автократическое правление. Если иметь свободу действия, многое можно осуществить.

- Например, во многих случаях признать субъектом права не гражданина, а семью. В этом нет ничего нового: и полноправный римский гражданин, и член русской крестьянской общины – это семейный мужик.
- Серьёзный налог на бездетных – равный затратам на парочку детей. Отмена пенсий не помешала бы: чтобы растили себе будущую поддержку в старости – тогда и дети будут не обуза, а инвестиция, как оно и было на протяжении тысяч лет.
- Не вредно отказаться от сакрального принципа равной оплаты за равный труд. В старину мужику платили больше просто потому, что в его получке была доля жены и детей, а женщина, считалось, если работает – значит, одиночка.
- Неплохая идея требовать от женщины, идущей в политику или на госслужбу, иметь не менее двух детей свыше 10-летнего возраста. Она не может, она больная? Тогда пусть лечится, зачем нам больные в политике? (А от мужика требовать в соответствующих обстоятельствах отслужить действительную срочную службу).

Все эти мероприятия должны сопровождаться государственной тотальной пропагандой. Тотальная пропаганда означает непрерывную трансляцию по всем каналам требуемого контента + государственный запрет на любую трансляцию противоположного по смыслу. Очевидно, что это несовместимо с неограниченной свободой слова.

Это ужасно, неполиткорректно, феминистки в обмороке или в пикете? А политкорректно не получится. Политкорректно можно только вымирать. Вообще, многие вещи можно сделать только ценою определённых затрат – материальных, моральных, политических. Если эти затраты уменьшить – ничего не выйдет. Не то, что результат будет хуже – его не будет ВООБЩЕ. Если мы не готовы к затратам – лучше смириться с ходом вещей и не делать ничего, чем суетиться попусту.

Достичь результата можно. Вопрос в том, есть ли у государства силы, чтобы сделать нужное? Не деньги – одними деньгами дела не решить. Именно силы, решимость, готовность. Мне кажется, нет. Тогда лучше не дёргаться, а на выделенные бюджеты гульнуть как следует: одновА живём!

Это по факту и происходит.


  • 1
Тут ваш оппонент прав: приобретенные личностные признаки таки наследуются. Не в конечной форме, естественно, но в виде задатков. У спортсменов родятся в среднем более спортивные - сильные и выносливые - дети, у ученых - более умные, у гопников - соответствующие. Бывают исключения, да, велико влияние воспитания и социальной среды, но в целом - приобретенные признаки наследуются. Пример филиппинского диктатора Маркоса с его евгенической политикой - очень нагляден - найдите информацию, для интереса.
Это касается не только людей, а вообще всех млекопитающих. У собак, например, есть закономерность: у дрессированных родителей родятся более дрессируемые щенки. В среднем, разумеется. При наличии исключений. Так же и маршал Буденный вывел специальную породу лошадей - сильных, выносливых и пригодных как для пахоты, так и под седло. Тренировка и тотальная объездка там играла не последнюю роль.
И вот именно при этом тут психофизиология! Просто психика есть продукт деятельности головного мозга, а мозг есть система нейронов. Тренировка какой-либо функции приводит к образованию в мозге устойчивых нейронных связей, конфигурация каковых связей, в общем, передается по наследству.

Со многим согласен, но "конфигурация каковых связей, в общем, передается по наследству." это гипотеза ламмарка, 2 шага назад в теории эволюции(ламмарк-ТЭ дарвин-СТЭ).
То что можно вывести породы более обучаемые, более агрессивные итд это факт, но то что можно обучить особь чтобы она дала обученное тому же потомство- не доказано. Иначе дети рождались бы со знанием языка)
Поверю весомому научному источнику, если есть.
Желание завести детей, религиозность, чилдфришность итд это исключительно социальные параметры. Наследуются через культурное окружение.

+ Иначе дети рождались бы со знанием языка)
- Наследуются не готовые качества, а предпосылки, задатки к развитию этих качеств. Это большая разница!
Это Ламарк, да. Но ведь верность теории определяется фактами, а не личностью теоретика.
+ Желание завести детей, религиозность, чилдфришность итд это исключительно социальные параметры. Наследуются через культурное окружение.
- Но культурное окружение формирует человека, уже обладающего некими задатками! Дети - разные. Не во всем, да. Но во многом. И эти разные дети, попадая в одну среду, будут обработаны этой средой по-разному. Один станет христианином, другой - атеистом (просто потому, что протест у него - в крови). А желание завести детей во многом определяется гормональным фоном, который таки во многом наследуется.

Повторяемости опыта нет. 2 ребенка от одних родителей абсолютно разные по мировоззрению, стандартнейшая ситуация.
Да, у агрессивного альфамужика больше шанс что будут дети с повышенной выработкой тестестерона из которых не сделаешь послушных домоседов, но они могут стать как атеистами учеными, так и гопами или паладинами добра.

>Это Ламарк, да. Но ведь верность теории определяется фактами, а не личностью теоретика.
Личность то отличная, но это теория насколько я помню школьную биологию признана неподтвержденной еще при дарвине. И если вы будете вытягивать шею котятам, длинношеего котенка у вас не получится.

+ 2 ребенка от одних родителей абсолютно разные по мировоззрению, стандартнейшая ситуация.
- По моим наблюдениям, это - нестандартная ситуация. Братья, во многом, одинаковы.
+ теория насколько я помню школьную биологию признана неподтвержденной еще при дарвине.
- В школьную программу попадают только выгодные правителям сведения. Пример с историей Второй Мировой Войны приводить?
К тому же, Дарвин тоже уязвим именно в части "естественного" отбора. Он упирал на отбор через вымирание неприспособленных и начисто отметал (формально признавая) возможность ЛИЧНОГО приспособления к условиям среды. То есть, воробей, научившийся выковыривать зерна из шишек, никак не может передать это свойство потомству. Но опыт говорит об обратном: если какое-то приспособление оказывается выгодным его обладателю, оно передается по наследству. На уровне ВИДА это Дарвин признавал, а вот на уровне ОСОБИ - нет. Шиза - налицо. Ведь вид состоит из особей!
+ И если вы будете вытягивать шею котятам, длинношеего котенка у вас не получится.
- Очень смешной пример! =))) Когда ИМЕННО ТАК выводятся новые породы ИМЕННО КОШЕК. Например, для увеличения пушистости, кошек кормят очень жирной пищей (как-то это с шерстью связано) и держат в относительно холодном вольере. И котята родятся более пушистые!
Чернобурых лис тоже так же выводили: решили вывести более спокойную породу (оригинал - очень злой). Посадили лис в клетки, лисы подрались и постепенно успокоились. Потомство получилось более спокойным! Только шерсть была облезлая =))) (меховитость оказалась связана со злобностью. Наверно, один комплекс генов отвечал за то и за это).

>По моим наблюдениям, это - нестандартная ситуация. Братья, во многом, одинаковы.
Братья во многом одинаковы если погодки и воспитываются родителями. За счет единообразия обучения и окружения.
А вот если несколько лет перерыва, или брат с сестрой, получается по другому.

>В школьную программу попадают только выгодные правителям сведения.
>Пример с историей Второй Мировой Войны приводить?
То есть это не подтверждено наукой но на ваш взгляд справедливо. Торсионщики также считают.

>Ведь вид состоит из особей!
Это передается через то, что особи обладающие каким-то генетическим признаком полезным в данной ситуации дают больше потомства.

>Когда ИМЕННО ТАК выводятся новые породы ИМЕННО КОШЕК
Новые породы кошек, собак, лошадей выводятся селекцией. Выбирается пара обрадающая нужным признаком и скрещивается, повторять до достижения результата.
Если бы тогоже можно было достигнуть за поколение, выведение новых видов делали бы хирурги. Фигли, кости порезать, мышцы пересадить, и вот у нас шестилапая кошка и шестилапые котята.
Но таки все почемуто идут медленным путем.

Про лис думаю выбрали тех, кто выжил/был более спокоен. И повторяли много раз. Вполне научно.

(Suspicious comment)
(Suspicious comment)
Чадолюбие передается от родителей к детям на генном уровне. Во всяком случае я четко отслеживаю это на голубях, не думаю, что люди здесь оригиналы.

Гормональный фон мб, т.е. может быть что у потомства матери с высоким уровнем эстрогенов, прогестеронов и еще тысячи женских гормонов отвечающих за снос крыши будут дети с похожим уровнем. Но таки люди мыслят не только гормонами, в отличие от голубей)

Это не совсем на тему, но наш конюх в Ростовском хозяйстве сказал, что кобыла, которая принесла жеребёнка, теряет те навыки, которым её научили, поэтому они оберегают особо дрессированных от этого дела.

Ну. конюху виднее насчет кобыл, но речь не о кобыле а о ее детях! Жеребята от объезженных лошадей лучше поддаются объездке - факт. А дрессура у кобыл. скорее всего, ухудшается из-за гормонального сдвига при беременности.

У спортсменов родятся более спортивные дети, потому что спортсмены гораздо более сильные и выносливые от природы. Вне зависимости от тренировок. Просто хилые люди не идут в спортсмены.

Приобретенные признаки не наследуются. Если бы наследовались, это бы давным-давно успешно использовалось в сельской промышленности. Да, формально из этого правила могут быть исключения — например, отдельные белки иммунной системы. Но эти исключения вас только запутывают, лучше сначала разберитесь с элементарными вещами.

Вообще селекционеры такие суеверные, что диву даешься. Занимаются какой-то антинаучной ерундой, и если при этом им везет и котята родятся более пушистые, то селекционер по гроб жизни будет уверен, что это его заслуга. Телегонию тоже они придумали.

Аргументы, будьте добры.
И биологическое обоснование.

Я привел аргументы.
Объяснил, почему пример со спортсменами не работает.
Сказал, что если бы наследование приобретенных признаков имело место, это бы использовали в сельской промышленности, так как там работают не суеверные селекционеры, а нормальные специалисты. Не сумели применить ламаркизм за 200 лет — значит, он не работает.

Ни один предлагаемый механизм наследования приобретенных признаков не может обеспечить наследование признака, за который отвечает множество генов (длина шеи и т.п.).

+ если бы наследование приобретенных признаков имело место, это бы использовали в сельской промышленности, так как там работают не суеверные селекционеры, а нормальные специалисты.
- Нормальные специалисты именно этим и занимаются: отбором особей с нужными признаками. Но признаки эти отчасти наследуются от родителей. а отчасти позникают под воздействием внешних факторов и закрепляются в потомстве путем избирательного скрещивания. Сорта пшеницы, картофеля, породы собак, лошадей так и были выведены - скрещивались особи с нужными качествами. Но сами эти качества не с неба падали! Они отчасти возникали под воздействием среды.
+ Ни один предлагаемый механизм наследования приобретенных признаков не может обеспечить наследование признака, за который отвечает множество генов (длина шеи и т.п.).
- Механизм наследования, насколько я знаю, сейчас признается только один - через ДНК. Или еще что-нибудь уже придумали? И. разумеется, сложные признаки наследуются не в готовом виде, а в виде задатков к развитию в жизни особи.

Отбор особей с нужными признаками — это вовсе не использование ламаркизма.
Использование ламаркизма — это когда курице укорачивают клюв и ждут, что от нее родится курица с укороченным клювом.
Использование ламаркизма — это когда борова, предназначенного для разведения, откармливают до необъятных размеров, ожидая, что его объемы передадутся потомству.
Ничего такого в сельской промышленности не пытаются применить уже очень давно.

Механизм наследования — через ДНК, да. И чтобы приобретенный признак был передан через ДНК, необходимо, чтобы приобретение признака сопровождалось изменением ДНК в половых клетках. При том что для приобретения большинства признаков не нужно никаких изменений ДНК.

  • 1