domestic_lynx (domestic_lynx) wrote,
domestic_lynx
domestic_lynx

Category:

НЕЧТО КОММУНАЛЬНОЕ

На днях в моём поле зрения столкнулись два разновеликих, но тематически сходных события.

Первое. Мой сын-строитель в субботу проводил собрание жильцов своего (уже не своего – квартиры распроданы) дома. Он с юмористическими подробностями рассказывал, кто что говорил, что он не без остроумия отвечал, как вообще развивались события. В доме его всего 21 квартира + небольшой участок, но содержать всё в порядке – ох, нелегко. Тем более, что он по молодости пытается сделать всё хорошо, как положено. На этой почве даже однажды курьёз произошёл. Он своими грузовиками раздолбал дорогу возле стройки. Ну, по молодости и наивности, он решил, что раз что-то испортил – надо починить. Ну, и починил. Так ему грамоту выдали – за участие в благоустройстве посёлка. Вот такие у нас нравы. Норма – это когда портят и не чинят; добровольно, во всяком случае не чинят.

В общем, судили они, рядили, и наконец пришли к выводу, что надо избрать - … управдома. И избрали его – из своих же жильцов. Какой-то начинающий пенсионер, кажется, из военных взялся за эту хлопотную должность – содержать дом и придомовую территорию в порядке. Что-то своими руками, что-то руками наёмных умельцев, но общая ответственность – его. Жильцы ему будут платить зарплату и, естественно, деньги на расходы по содержанию дома.

Второе событие – неизмеримо более масштабное. Я вычитала, что питерский губернатор публично обещал одержать победу над … сосульками. Чтобы они больше не падали с крыш и не зашибали (иногда и насмерть) прохожих граждан. Г-жа Матвиенко при всех её многообразных достоинствах с сосульками не справилась. А нынешний губернатор – обещал одолеть. Именно сосульки одолеть.

Сосулька – вроде мелочь, пустяк, что-то и не существующее почти. «Сосульку, тряпку принял за важного человека», - убивается городничий. Тут сосулька – символ пустяковейшего пустяка, просто тьфу да и только. Но она, как её ледяной сородич айсберг, имеет маленькую видимую и большую подводную часть. И слоёв у проблемы сосульки несколько. Обозначу два.

Проблема сосулек, поднявшаяся на поистине государственную высоту, выдаёт зримое изменение масштабов и амбиций нашей жизни. Сам губернатор второй столицы – озабочен - сосульками. И принародно грозит их извести, «как классового врага». В Питере, городе славных революционных традиций, - звучит впечатляюще. Ещё более впечатляюще звучит лозунг «Победа будет за нами!». Да, когда-то побеждали – и классовых врагов, и внешних супостатов. Теперь у ворот новый враг – сосулька. Предшественница г-на Полтавченко её била-била – не добила, и вот новый губернатор клянётся обороть сосульку. Такой у нас сегодня жизненный замах. Зато никакой тебе великодержавности и претензий на мировое господство. Наоборот - всё для блага человека, губернатор лично занимается сосулькой. Не об этом ли грезили на заре Перестройки?

То, что губернатор и что лично – тоже кое о чём говорит. Говорит об управленческой немощи. Не лично г-на Полтавченко – вообще нашего аппарата. О том, что вся эта громадная, необозримая, чрезвычайно дорогостоящая управленческая машина со всеми своими шестерёнками, гайками, трансмиссиями – крутится сама по себе, не оказывая существенного влияния на жизнь. То есть оказывает, конечно, но совершенно не пропорциональное своему гигантскому размеру. Ещё в благоприятном режиме так-сяк фурычит, но при каком-то малом затруднении (ну, погода плохая или ещё чего) – стоп машина. Только личное вмешательство ПЕРВОГО ЛИЦА способно снова запустить мотор. Ощущение такое , что только он имеет некий тайный кривой стартёр, который покрутит-покрутит – и машина заведётся. А с другой стороны, что прикажете делать, ежели по-другому не получается? Впрочем, когда первое лицо берётся – получается.

Почему так происходит? Ну, кроме общего падения энергетики и, так сказать, пассионарности, что относится к сфере скорее философско-эзотерической, есть простая тривиальная причина. Она состоит в том, что «управленцев» чересчур много и они ничего не боятся. И размножаются точь-в-точь как мыши в отсутствии кота и в присутствии изобильного корма. Ещё исторический закон Паркинсона гласит, что, если в организации свыше тысячи человек, она не нуждается во внешнем мире. Она полностью начинает обслуживать свои внутренние нужды: переписка ведётся внутри себя, предпринимаются какие-то внутренние совершенствования, реорганизации… Это закон любой бюрократии – неконтролируемое размножение с тенденцией к самозамкнутости и самодостаточности. Вывести её из этого состояния могут только меры самые решительные – вроде объявления особо пресидевшихся «вредителями» и «врагами народа». Город славных революционных традиций помнит и это. А что прикажете делать, если по-другому не получается?

А что надо – ежели по уму? Прежде всего, надо понять, что управление бюрократическое, с помощью бесчисленных организаций, служб, инспекций – не работает. Хотим сносной жизни – её надо налаживать капиллярно, в каждом дворе, в каждом доме, в каждом подъезде. Вот стоит дом. Большой, несколько подъездов, несколько этажей. И никто этим домом не занимается. Персонально не занимается, как своим собственным делом. То есть имеется, наверное, ТСЖ, оно, скорее всего, наняло управляющую компанию, которая что-то там иногда делает, вернее, пишет заявки на вызов специалистов, а те по зимнему времени заняты, в общем, ждите ответа, ваш звонок для нас очень важен. Много чего есть, но вот человека, который САМ, ЛИЧНО, ЕЖЕДНЕВНО, обходит и осматривает дом и выявляет недостатки – такого нет. А такой человек – нужен. Насущно нужен. Его не заменит никакая «служба», «инспекция» и т.п. Я лично живу в коттедже, и знаю, что надо постоянно всё осматривать и оперативно устранять неисправности. А коттедж – он во много раз меньше любого городского дома. И проблем у него, соответственно, меньше. И опасности от него могут происходить гораздо менее серьёзные и масштабные. А заниматься домом нужно постоянно, ежедневно.

Значит, нужна фигура управдома, главного по подъезду, если дом очень большой. Этот человек – делать нечего – должен жить тут же и знать дом, как свой. И жильцов знать должен. Так и было раньше. Даже я отчасти застала: у нас в Егорьевске в моё детство был управдом, которого все дети боялись. И сосульки у нас сбивали своевременно, и котельная на угле исправно работала, и даже настурции в вазоны высаживали. Оказавшись в том доме в наши дни, я сразу поняла: управдома больше нет. Хотя в подъезде моего детства, словно на смех, помещалась какая-то управляющая компания.

Перестроечные разоблачители разъяснили нам гнусную, стукаческую сущность управдома: он наблюдал за жильцами и докладывал куда надо. Кто бы сегодня наблюдал за происходящим и докладывал о подозрительных! Скольких безобразий можно было бы избежать. Не говоря уж о сосульках. О них бы он тоже доложил и добился своевременного сброса с крыши.

Это сегодня невозможно? А что тут невозможного? Напротив, только это и возможно. Только конкретный человек может установить конкретную неисправность и добиться её устранения.

Есть ещё слой проблемы – более глубокий. Собственно, сосульки откуда берутся? От недостаточной герметизации крыши. Это знаю не понаслышке. Кстати, в новостройке моего сына сосулек нет. А вот в нашем собственном доме – есть: крыша сделана халтурно, но речь не о том. Так вот о герметизации. Это трудно и дорого? Кто за это будет платить – в условиях города? На этот вопрос ответа не имеется. Он – лишь часть более масштабного и общего вопроса: кто будет платить за ремонт и обслуживание многоквартирных домов в целом? Кто будет оплачивать капитальный, к примеру сказать, ремонт? Время от времени по телевизору показывают, в каких свинских условиях проживают наши горемычные соотечественники, как у них всё, что может течь, - течёт, что может развалиться – уже развалилось, а всё способное гореть – того гляди сгорит. Это вызывает у телезрителей сочувствие, переходящее в высокое гражданское негодование, обращённое по нашему обычаю к начальству: доколе? И как-то уходит в тень вопрос о том, что эти страдальцы – собственники своего жилья. А собственность – это не только удобства и привилегии – это бремя и затраты. Так вот кто их понесёт? Приватизация жилого фонда – единственное из мероприятий властей, которое было всеми встречено на ура, но теперь она, приватизация, обнаруживает свою оборотную сторону. И неприятность состоит в том, что дома надо ремонтировать и технически обслуживать не только от порога своей собственной квартиры, но и в целом, включая фасады. К этому наши граждане оказались не готовы. При советской власти они были арендаторами своих квартир, и о состоянии жилого фонда закономерно заботился собственник, т.е. государство в лице своих органов. Теперь они стали собственниками, и… и ничего. Мы привыкли к государственному патернализму, к тому, что кто-то заботится обо всём, а мы… мы как-то вроде и ни при чём. Помню, стихотворение такое было, Агнии Барто: «Моссовет в Москве хозяин,/ Он заботится о нас./ В новый дом переезжаем - / Он даёт в квартиру газ». Здесь ключевое слово – «заботится». Нашему человеку нужно, чтобы о нём по-отечески заботилось начальство. Чтобы решало его проблемы. А его взяли и вытолкнули на холод и ветер жизни, и надо ему, свободному и независимому, вступать в холодные договорные отношения с себе подобными и добиваться от контрагента выполнения своих требований, и вникать в мелочи, и держать всё под контролем… - нет, это не для нас. И как выйти из этого положения, в котором вроде как никто не виноват, - непонятно. Известный учёный-социолог С.Г. Кара-Мурза считает, и, вероятно, не без основания, состояние ЖКХ в числе основных угроз нашему народу и государству. А ещё он считает, что государственный патернализм, пугало либерального дискурса, совсем не вредным делом. Не вообще, а в частности – для нашей жизни и для нашего народа. Потому что иначе сосульки будут падать и падать, и не остановишь их.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 109 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →