Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

рысь

ИНТЕРЕСНОЕ КИНО

Наши власти, надо понимать, включились в информационную войну, где поле боя – отечественная история. Накануне 100-летия Октябрьской революции явлены два сериала: «Демон и революции» и «Троцкий».

В обоих главный герой - Парвус, который якобы революцию организовал и профинансировал немецкими деньгами. Заодно и Троцкого создал. Не будь его – никакого б Троцкого и в помине не было. Забавная сцена: Троцкий выступает на митинге, а сбоку – Парвус, вроде суфлёра или учительницы начальных классов, переживающей за дебют своего ученика.

А нас-то учили: пламенные революционеры! На самом деле, внушают фильмы, никакого пламени на свете нет – только звонкая монета. Есть монета – будет тебе любая революция. Вернее так: будет всё, чего пожелает заказчик. Пожелает революцию – будет революция. А вожди – ну, найдут и вождей, находят же, в конце концов, корпорации PR-менеджеров и способных копирайтеров; вот так и вождей можно найти, делов-то. Большие люди – говорите? Исторические деятели? Да нет никаких больших людей – окститесь, батенька, это вы совковых букварей начитались. Есть большие деньги и ничего более. А большие люди – они движимы ровно теми же чувствами и побуждениями, что все прочие-остальные: жаждой наживы и тщеславием – в разных пропорциях и комбинациях. А быдло, оно вечно бурлит, с начала времён. Оно – ресурс, материал для Больших Денег. В обычных условиях Большие Деньги заставляют быдло на себя трудиться и не вякать, а когда понадобится - Большие Деньги решают вывести быдло на площади сковырнуть того, кого им, Большим Деньгам требуется сковырнуть и поставить того, кого требуется поставить.

Вот такая, с позволения сказать, историософия лежит в основании юбилейных фильмов.

Сравнивать эту картину с исторической реальностью – вещь бессмысленная. Получится вроде "Библии для верующих и неверующих", где в помощью научных фактов опровергаются религиозные тексты: всё правильно – и всё мимо цели. Точно так и с фильмами: они не про историю. Они – про современность. И это насквозь идеологические изделия. Агитки. Вроде листовок, которые печатал Троцкий сотоварищи.

В 20-е года известный историк-марксист Покровский прославился фразой «История – это политика, обращённая в прошлое». Фильмы именно и есть такая политика. Ничего нового в подобном подходе нет, особенно в художественной литературе, литературе вымысла. Ещё Гоголь советовал в письме поэту Н.Языкову: «Бей в прошедшем настоящее, и тройною силою облечется твое слово». Вот они и бьют. Не зря сказано: кошку бьют, а невестке наветки дают.

Так кого бьют и кому наветки?

Элементарно, Ватсон. В обоих фильмах с дубовой прямолинейностью утверждается: все эти народные движения, революции и т.п. – проплачено и организовано из-за границы врагами России. Из чего с очевидностью вытекает: если ты вышел на площадь, протестуя против чего бы то ни было, ты – наймит врагов России. Тебе не платили денег? Значит, ещё хуже: ты лох, которого вслепую использовали враги.

Вывод: ВСЕ протестные движения – это попытка цветной революции, а ВСЕ народные вожди и трибуны – предатели и наймиты, за которыми стоит свой Парвус. Этот современный Парвус умеет штамповать народных вождей, как умеют его коллеги из шоу-бизнеса превращать в звёзд безвестных и безголосых певичек на проектах типа «Зажги свою звезду». Хочешь помогать Парвусу? Тогда иди на площадь. Не хочешь помогать Парвусу? Тогда сиди смирно и голосуй за кого велят. Вот лапидарный месседж фильмов широким обывательским массам. Вот такую нам сконструировали альтернативу накануне выборов. В торговом обиходе такой приём называют выбором без выбора.

В сущности говоря, эти «исторические» фильмы – продолжение сериала «Спящие», только костюмированное. Костюмы, кстати, красивые: рукава буфф, шляпы в стиле art nouveau, похожие на летающие тарелки.

Всё это означает, что власть пуще огня боится протестных движений и, надо полагать, не безосновательно. И та манипуляция общественным сознанием посредством «исторических» фильмов, к которой прибегли для предотвращения протестов, кажется мне довольно удачной.

Но она имеет очень опасные побочные действия. Эти изделия оскорбительны для нашего национального чувства. Выходит, что без варягов у нас даже революции не происходят, а наши деятели – марионетки западных спецслужб и тамошнего капитала – не более того. Поэтому может легко возникнуть не предусмотренная организаторами мысль: если мы такие никчёмные – может, правда, «придите и володейте нами»?

Решая сиюминутную задачу – предотвратить Майдан, манипуляторы понижают самооценку народа, бьют по его самоуважению. А это в наши грозные дни – крайне опасно. Низкая самооценка - хоть отдельного человека, хоть народа – противоречит любому свершению, отнимает возможность сопротивляться. Уверена: народ наш заслуживает серьёзного и честного разговора о прошлом и настоящем. Понимаю и то, почему он не ведётся: страшно очень. Да и не принято нынче говорить честно и прямо: мы живём в век глобальной манипуляции, игры и спектакля. Доиграемся…Наши власти, надо понимать, включились в информационную войну, где поле боя – отечественная история. Накануне 100-летия Октябрьской революции явлены два сериала: «Демон и революции» и «Троцкий».

В обоих главный герой - Парвус, который якобы революцию организовал и профинансировал немецкими деньгами. Заодно и Троцкого создал. Не будь его – никакого б Троцкого и в помине не было. Забавная сцена: Троцкий выступает на митинге, а сбоку – Парвус, вроде суфлёра или учительницы начальных классов, переживающей за дебют своего ученика.

А нас-то учили: пламенные революционеры! На самом деле, внушают фильмы, никакого пламени на свете нет – только звонкая монета. Есть монета – будет тебе любая революция. Вернее так: будет всё, чего пожелает заказчик. Пожелает революцию – будет революция. А вожди – ну, найдут и вождей, находят же, в конце концов, корпорации PR-менеджеров и способных копирайтеров; вот так и вождей можно найти, делов-то. Большие люди – говорите? Исторические деятели? Да нет никаких больших людей – окститесь, батенька, это вы совковых букварей начитались. Есть большие деньги и ничего более. А большие люди – они движимы ровно теми же чувствами и побуждениями, что все прочие-остальные: жаждой наживы и тщеславием – в разных пропорциях и комбинациях. А быдло, оно вечно бурлит, с начала времён. Оно – ресурс, материал для Больших Денег. В обычных условиях Большие Деньги заставляют быдло на себя трудиться и не вякать, а когда понадобится - Большие Деньги решают вывести быдло на площади сковырнуть того, кого им, Большим Деньгам требуется сковырнуть и поставить того, кого требуется поставить.

Вот такая, с позволения сказать, историософия лежит в основании юбилейных фильмов.

Сравнивать эту картину с исторической реальностью – вещь бессмысленная. Получится вроде "Библии для верующих и неверующих", где в помощью научных фактов опровергаются религиозные тексты: всё правильно – и всё мимо цели. Точно так и с фильмами: они не про историю. Они – про современность. И это насквозь идеологические изделия. Агитки. Вроде листовок, которые печатал Троцкий сотоварищи.

В 20-е года известный историк-марксист Покровский прославился фразой «История – это политика, обращённая в прошлое». Фильмы именно и есть такая политика. Ничего нового в подобном подходе нет, особенно в художественной литературе, литературе вымысла. Ещё Гоголь советовал в письме поэту Н.Языкову: «Бей в прошедшем настоящее, и тройною силою облечется твое слово». Вот они и бьют. Не зря сказано: кошку бьют, а невестке наветки дают.

Так кого бьют и кому наветки?

Элементарно, Ватсон. В обоих фильмах с дубовой прямолинейностью утверждается: все эти народные движения, революции и т.п. – проплачено и организовано из-за границы врагами России. Из чего с очевидностью вытекает: если ты вышел на площадь, протестуя против чего бы то ни было, ты – наймит врагов России. Тебе не платили денег? Значит, ещё хуже: ты лох, которого вслепую использовали враги.

Вывод: ВСЕ протестные движения – это попытка цветной революции, а ВСЕ народные вожди и трибуны – предатели и наймиты, за которыми стоит свой Парвус. Этот современный Парвус умеет штамповать народных вождей, как умеют его коллеги из шоу-бизнеса превращать в звёзд безвестных и безголосых певичек на проектах типа «Зажги свою звезду». Хочешь помогать Парвусу? Тогда иди на площадь. Не хочешь помогать Парвусу? Тогда сиди смирно и голосуй за кого велят. Вот лапидарный месседж фильмов широким обывательским массам. Вот такую нам сконструировали альтернативу накануне выборов. В торговом обиходе такой приём называют выбором без выбора.

В сущности говоря, эти «исторические» фильмы – продолжение сериала «Спящие», только костюмированное. Костюмы, кстати, красивые: рукава буфф, шляпы в стиле art nouveau, похожие на летающие тарелки.

Всё это означает, что власть пуще огня боится протестных движений и, надо полагать, не безосновательно. И та манипуляция общественным сознанием посредством «исторических» фильмов, к которой прибегли для предотвращения протестов, кажется мне довольно удачной.

Но она имеет очень опасные побочные действия. Эти изделия оскорбительны для нашего национального чувства. Выходит, что без варягов у нас даже революции не происходят, а наши деятели – марионетки западных спецслужб и тамошнего капитала – не более того. Поэтому может легко возникнуть не предусмотренная организаторами мысль: если мы такие никчёмные – может, правда, «придите и володейте нами»?

Решая сиюминутную задачу – предотвратить Майдан, манипуляторы понижают самооценку народа, бьют по его самоуважению. А это в наши грозные дни – крайне опасно. Низкая самооценка - хоть отдельного человека, хоть народа – противоречит любому свершению, отнимает возможность сопротивляться. Уверена: народ наш заслуживает серьёзного и честного разговора о прошлом и настоящем. Понимаю и то, почему он не ведётся: страшно очень. Да и не принято нынче говорить честно и прямо: мы живём в век глобальной манипуляции, игры и спектакля. Доиграемся…
рысь

ИНТЕРЕСНОЕ КИНО

NIТSCHEGO, или ИНТЕРЕСНОЕ КИНО

Этот ролик снискал массу просмотров в Интернете.

Погожий зимний день, деревенская дорога, едет машина. Закадровый текст:
Что происходит у нас в Серове?
У нас в Серове ничего не происходит.
Это повторяется на все лады на фоне столь же однообразных, плоховато снятых трясущейся камерой пейзажей.

Чушь какая-то? Чушь, разумеется. Но ведь успех! А успех, что бы там ни бубнили завистники, на пустом месте не возникает. Значит, какие-то струны зрительской души эта чушь затрагивает. Какие же именно?

Мне кажется вот что.

Сегодня мир замер в ожидании. Даже не так: он оцепенел в ужасе, в котором боится признаться сам себе. В ужасе перед неизбежным и неизвестным. Он не может пошевелиться, сдвинуться, он как-то ослаб. Вы заметили, что уже давно не предпринимается ничего подлинно большого, значительного, такого, за что несколько десятилетий назад люди брались и доводили дело до результата? А сегодня – никак. Поглядите на все наши реформы: канителятся, канителятся – и всё никак. Только латание явных дыр. А на большое, перспективное – нет ни сил, ни идей. Это ведь только диванному воинству всё всегда ясно: убрать тех, назначить этих – и «всё будет чрезвычайно хорошо», как говорил герой Ильфа и Петрова.

В других странах иначе? Да нет, точно так же. Мир словно обнулился, превратился в ничего.

Крайняя слабость, бессилие. Вплоть до желания умереть – по причине неясности, «куда жить».

Такое было – чуть более века назад. Наше время изумительно похоже на канун I Мировой войны – во многих отношениях. Даже сегодняшними попытками копировать господствовавший тогда архитектурный стиль модерн.

И тогда была тоже эпидемия самоубийств – как сегодня.

Вот отрывок из статьи Корнея Чуковского. Речь о 1910-м годе. Тогда распространилась форменная эпидемия немотивированных самоубийств. Чуковский пишет:
"Новый рассказ Максима Горького:
"Макар решил застрелиться".
Новый рассказ Ивана Бунина:
"Захлестнул ремень на отдушнике и кричал от страха, повесился..."
Новый рассказ Валерия Брюсова:
"Она отравилась..."
Новая книга З.Н. Гиппиус:
"Прошлой весной застрелился знакомый, студент..."; "Муж и жена отравились..."; "Смирнова выпила стакан уксусной эссенции..."

Это не газетная хроника, а начало статьи Чуковского "Самоубийцы": "В наших современных книгах свирепствует теперь, как и в жизни, эпидемия самоубийств. Удавленники и утопленники - современнейшие нынче герои. И вот новая, небывалая черта: эти люди давятся и травятся, а почему - неизвестно". Прямо как сегодня, когда подростки из благополучных семей бросаются из окон.

Знаменательно, что в накануне I Мировой войны в Петербурге статистика самоубийств была почти сегодняшняя российская: 30 случаев на 100 тыс населения (сегодня 35). С началом войны количество самоубийств тотчас упало втрое: люди обрели хоть какой-то смысл; потому, наверное, вступление России в войну так бурно приветствовали. Век назад «обнуление» кончилось жесточайшей схваткой народов, гибелью империй, рождением первой попытки реального социализма, отмеченного всеми «родимыми пятнами» войны, из которой он вышел.

А какой будет выход из нынешнего обнуления? Хочется верить, что – не война. Во всяком случае, не глобальная: локальные-то идут беспрерывно. Мне думается, мы – весь мир – стоим на пороге обретения какой-то новой веры, нового смысла, нового взгляда, того, что наши трансатлантические друзья называют словом vision.

Этот новый взгляд будет столь же масштабен и влиятелен, как когда-то марксизм или даже христианство. Вероятно, это будет одновременно и философия, и религия, и политическая практика, как было в марксизме.

Нас ждёт иная нарезка границ, возрождение казалось бы забытых идей и форм государственной жизни и бытового уклада – того, что Бродель называл «структурами повседневности». Какой будет эта новая жизнь – зависит и не зависит от нас, наших желаний и намерений. В истории действуют роковые, провиденциальные силы, которые легко смахивают фигурки, выстроенные слабым человеческим разумом. Но и недооценивать человеческую сознательную активность – нельзя: «Мужайтесь, о други, боритесь прилежно, /Хоть бой и неравен, борьба безнадежна!» Главное – уловить тренд истории и встроиться в него. Но пока – затишье перед бурей.

Ролик из Серова – это своего рода «Чёрный квадрат» Малевича, показанный в 1915 году. Там тоже было изображено - ничего. Нуль. Кино кончилось, экран погас. Если суждено быть продолжению – это будет совсем иное кино.

Но сегодня пока – ничего.

Впрочем, не надо бояться «ничего». Рассказывают, будто Бисмарк, служивший послом Пруссии в России, очень любил и ценил это русское словцо, не имеющее полных аналогов в иностранных языках. Однажды он перевернулся в санях, оказался в сугробе, промёрз, промок, а потом услыхал от крестьянина на постоялом дворе: «Ничего, барин!» - и как-то сразу стало легче. Бисмарк даже заказал себе кольцо с надписью «NITSCHEGO” и в трудные минуты смотрел на него – и успокаивался.

Жизнь продолжается. А самое интересное кино, как говорил один опытный пожилой прораб, - это завтрашний день.