Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

рысь

ИНТЕРЕСНОЕ КИНО

Наши власти, надо понимать, включились в информационную войну, где поле боя – отечественная история. Накануне 100-летия Октябрьской революции явлены два сериала: «Демон и революции» и «Троцкий».

В обоих главный герой - Парвус, который якобы революцию организовал и профинансировал немецкими деньгами. Заодно и Троцкого создал. Не будь его – никакого б Троцкого и в помине не было. Забавная сцена: Троцкий выступает на митинге, а сбоку – Парвус, вроде суфлёра или учительницы начальных классов, переживающей за дебют своего ученика.

А нас-то учили: пламенные революционеры! На самом деле, внушают фильмы, никакого пламени на свете нет – только звонкая монета. Есть монета – будет тебе любая революция. Вернее так: будет всё, чего пожелает заказчик. Пожелает революцию – будет революция. А вожди – ну, найдут и вождей, находят же, в конце концов, корпорации PR-менеджеров и способных копирайтеров; вот так и вождей можно найти, делов-то. Большие люди – говорите? Исторические деятели? Да нет никаких больших людей – окститесь, батенька, это вы совковых букварей начитались. Есть большие деньги и ничего более. А большие люди – они движимы ровно теми же чувствами и побуждениями, что все прочие-остальные: жаждой наживы и тщеславием – в разных пропорциях и комбинациях. А быдло, оно вечно бурлит, с начала времён. Оно – ресурс, материал для Больших Денег. В обычных условиях Большие Деньги заставляют быдло на себя трудиться и не вякать, а когда понадобится - Большие Деньги решают вывести быдло на площади сковырнуть того, кого им, Большим Деньгам требуется сковырнуть и поставить того, кого требуется поставить.

Вот такая, с позволения сказать, историософия лежит в основании юбилейных фильмов.

Сравнивать эту картину с исторической реальностью – вещь бессмысленная. Получится вроде "Библии для верующих и неверующих", где в помощью научных фактов опровергаются религиозные тексты: всё правильно – и всё мимо цели. Точно так и с фильмами: они не про историю. Они – про современность. И это насквозь идеологические изделия. Агитки. Вроде листовок, которые печатал Троцкий сотоварищи.

В 20-е года известный историк-марксист Покровский прославился фразой «История – это политика, обращённая в прошлое». Фильмы именно и есть такая политика. Ничего нового в подобном подходе нет, особенно в художественной литературе, литературе вымысла. Ещё Гоголь советовал в письме поэту Н.Языкову: «Бей в прошедшем настоящее, и тройною силою облечется твое слово». Вот они и бьют. Не зря сказано: кошку бьют, а невестке наветки дают.

Так кого бьют и кому наветки?

Элементарно, Ватсон. В обоих фильмах с дубовой прямолинейностью утверждается: все эти народные движения, революции и т.п. – проплачено и организовано из-за границы врагами России. Из чего с очевидностью вытекает: если ты вышел на площадь, протестуя против чего бы то ни было, ты – наймит врагов России. Тебе не платили денег? Значит, ещё хуже: ты лох, которого вслепую использовали враги.

Вывод: ВСЕ протестные движения – это попытка цветной революции, а ВСЕ народные вожди и трибуны – предатели и наймиты, за которыми стоит свой Парвус. Этот современный Парвус умеет штамповать народных вождей, как умеют его коллеги из шоу-бизнеса превращать в звёзд безвестных и безголосых певичек на проектах типа «Зажги свою звезду». Хочешь помогать Парвусу? Тогда иди на площадь. Не хочешь помогать Парвусу? Тогда сиди смирно и голосуй за кого велят. Вот лапидарный месседж фильмов широким обывательским массам. Вот такую нам сконструировали альтернативу накануне выборов. В торговом обиходе такой приём называют выбором без выбора.

В сущности говоря, эти «исторические» фильмы – продолжение сериала «Спящие», только костюмированное. Костюмы, кстати, красивые: рукава буфф, шляпы в стиле art nouveau, похожие на летающие тарелки.

Всё это означает, что власть пуще огня боится протестных движений и, надо полагать, не безосновательно. И та манипуляция общественным сознанием посредством «исторических» фильмов, к которой прибегли для предотвращения протестов, кажется мне довольно удачной.

Но она имеет очень опасные побочные действия. Эти изделия оскорбительны для нашего национального чувства. Выходит, что без варягов у нас даже революции не происходят, а наши деятели – марионетки западных спецслужб и тамошнего капитала – не более того. Поэтому может легко возникнуть не предусмотренная организаторами мысль: если мы такие никчёмные – может, правда, «придите и володейте нами»?

Решая сиюминутную задачу – предотвратить Майдан, манипуляторы понижают самооценку народа, бьют по его самоуважению. А это в наши грозные дни – крайне опасно. Низкая самооценка - хоть отдельного человека, хоть народа – противоречит любому свершению, отнимает возможность сопротивляться. Уверена: народ наш заслуживает серьёзного и честного разговора о прошлом и настоящем. Понимаю и то, почему он не ведётся: страшно очень. Да и не принято нынче говорить честно и прямо: мы живём в век глобальной манипуляции, игры и спектакля. Доиграемся…Наши власти, надо понимать, включились в информационную войну, где поле боя – отечественная история. Накануне 100-летия Октябрьской революции явлены два сериала: «Демон и революции» и «Троцкий».

В обоих главный герой - Парвус, который якобы революцию организовал и профинансировал немецкими деньгами. Заодно и Троцкого создал. Не будь его – никакого б Троцкого и в помине не было. Забавная сцена: Троцкий выступает на митинге, а сбоку – Парвус, вроде суфлёра или учительницы начальных классов, переживающей за дебют своего ученика.

А нас-то учили: пламенные революционеры! На самом деле, внушают фильмы, никакого пламени на свете нет – только звонкая монета. Есть монета – будет тебе любая революция. Вернее так: будет всё, чего пожелает заказчик. Пожелает революцию – будет революция. А вожди – ну, найдут и вождей, находят же, в конце концов, корпорации PR-менеджеров и способных копирайтеров; вот так и вождей можно найти, делов-то. Большие люди – говорите? Исторические деятели? Да нет никаких больших людей – окститесь, батенька, это вы совковых букварей начитались. Есть большие деньги и ничего более. А большие люди – они движимы ровно теми же чувствами и побуждениями, что все прочие-остальные: жаждой наживы и тщеславием – в разных пропорциях и комбинациях. А быдло, оно вечно бурлит, с начала времён. Оно – ресурс, материал для Больших Денег. В обычных условиях Большие Деньги заставляют быдло на себя трудиться и не вякать, а когда понадобится - Большие Деньги решают вывести быдло на площади сковырнуть того, кого им, Большим Деньгам требуется сковырнуть и поставить того, кого требуется поставить.

Вот такая, с позволения сказать, историософия лежит в основании юбилейных фильмов.

Сравнивать эту картину с исторической реальностью – вещь бессмысленная. Получится вроде "Библии для верующих и неверующих", где в помощью научных фактов опровергаются религиозные тексты: всё правильно – и всё мимо цели. Точно так и с фильмами: они не про историю. Они – про современность. И это насквозь идеологические изделия. Агитки. Вроде листовок, которые печатал Троцкий сотоварищи.

В 20-е года известный историк-марксист Покровский прославился фразой «История – это политика, обращённая в прошлое». Фильмы именно и есть такая политика. Ничего нового в подобном подходе нет, особенно в художественной литературе, литературе вымысла. Ещё Гоголь советовал в письме поэту Н.Языкову: «Бей в прошедшем настоящее, и тройною силою облечется твое слово». Вот они и бьют. Не зря сказано: кошку бьют, а невестке наветки дают.

Так кого бьют и кому наветки?

Элементарно, Ватсон. В обоих фильмах с дубовой прямолинейностью утверждается: все эти народные движения, революции и т.п. – проплачено и организовано из-за границы врагами России. Из чего с очевидностью вытекает: если ты вышел на площадь, протестуя против чего бы то ни было, ты – наймит врагов России. Тебе не платили денег? Значит, ещё хуже: ты лох, которого вслепую использовали враги.

Вывод: ВСЕ протестные движения – это попытка цветной революции, а ВСЕ народные вожди и трибуны – предатели и наймиты, за которыми стоит свой Парвус. Этот современный Парвус умеет штамповать народных вождей, как умеют его коллеги из шоу-бизнеса превращать в звёзд безвестных и безголосых певичек на проектах типа «Зажги свою звезду». Хочешь помогать Парвусу? Тогда иди на площадь. Не хочешь помогать Парвусу? Тогда сиди смирно и голосуй за кого велят. Вот лапидарный месседж фильмов широким обывательским массам. Вот такую нам сконструировали альтернативу накануне выборов. В торговом обиходе такой приём называют выбором без выбора.

В сущности говоря, эти «исторические» фильмы – продолжение сериала «Спящие», только костюмированное. Костюмы, кстати, красивые: рукава буфф, шляпы в стиле art nouveau, похожие на летающие тарелки.

Всё это означает, что власть пуще огня боится протестных движений и, надо полагать, не безосновательно. И та манипуляция общественным сознанием посредством «исторических» фильмов, к которой прибегли для предотвращения протестов, кажется мне довольно удачной.

Но она имеет очень опасные побочные действия. Эти изделия оскорбительны для нашего национального чувства. Выходит, что без варягов у нас даже революции не происходят, а наши деятели – марионетки западных спецслужб и тамошнего капитала – не более того. Поэтому может легко возникнуть не предусмотренная организаторами мысль: если мы такие никчёмные – может, правда, «придите и володейте нами»?

Решая сиюминутную задачу – предотвратить Майдан, манипуляторы понижают самооценку народа, бьют по его самоуважению. А это в наши грозные дни – крайне опасно. Низкая самооценка - хоть отдельного человека, хоть народа – противоречит любому свершению, отнимает возможность сопротивляться. Уверена: народ наш заслуживает серьёзного и честного разговора о прошлом и настоящем. Понимаю и то, почему он не ведётся: страшно очень. Да и не принято нынче говорить честно и прямо: мы живём в век глобальной манипуляции, игры и спектакля. Доиграемся…
рысь

ИНТЕРЕСНОЕ КИНО

NIТSCHEGO, или ИНТЕРЕСНОЕ КИНО

Этот ролик снискал массу просмотров в Интернете.

Погожий зимний день, деревенская дорога, едет машина. Закадровый текст:
Что происходит у нас в Серове?
У нас в Серове ничего не происходит.
Это повторяется на все лады на фоне столь же однообразных, плоховато снятых трясущейся камерой пейзажей.

Чушь какая-то? Чушь, разумеется. Но ведь успех! А успех, что бы там ни бубнили завистники, на пустом месте не возникает. Значит, какие-то струны зрительской души эта чушь затрагивает. Какие же именно?

Мне кажется вот что.

Сегодня мир замер в ожидании. Даже не так: он оцепенел в ужасе, в котором боится признаться сам себе. В ужасе перед неизбежным и неизвестным. Он не может пошевелиться, сдвинуться, он как-то ослаб. Вы заметили, что уже давно не предпринимается ничего подлинно большого, значительного, такого, за что несколько десятилетий назад люди брались и доводили дело до результата? А сегодня – никак. Поглядите на все наши реформы: канителятся, канителятся – и всё никак. Только латание явных дыр. А на большое, перспективное – нет ни сил, ни идей. Это ведь только диванному воинству всё всегда ясно: убрать тех, назначить этих – и «всё будет чрезвычайно хорошо», как говорил герой Ильфа и Петрова.

В других странах иначе? Да нет, точно так же. Мир словно обнулился, превратился в ничего.

Крайняя слабость, бессилие. Вплоть до желания умереть – по причине неясности, «куда жить».

Такое было – чуть более века назад. Наше время изумительно похоже на канун I Мировой войны – во многих отношениях. Даже сегодняшними попытками копировать господствовавший тогда архитектурный стиль модерн.

И тогда была тоже эпидемия самоубийств – как сегодня.

Вот отрывок из статьи Корнея Чуковского. Речь о 1910-м годе. Тогда распространилась форменная эпидемия немотивированных самоубийств. Чуковский пишет:
"Новый рассказ Максима Горького:
"Макар решил застрелиться".
Новый рассказ Ивана Бунина:
"Захлестнул ремень на отдушнике и кричал от страха, повесился..."
Новый рассказ Валерия Брюсова:
"Она отравилась..."
Новая книга З.Н. Гиппиус:
"Прошлой весной застрелился знакомый, студент..."; "Муж и жена отравились..."; "Смирнова выпила стакан уксусной эссенции..."

Это не газетная хроника, а начало статьи Чуковского "Самоубийцы": "В наших современных книгах свирепствует теперь, как и в жизни, эпидемия самоубийств. Удавленники и утопленники - современнейшие нынче герои. И вот новая, небывалая черта: эти люди давятся и травятся, а почему - неизвестно". Прямо как сегодня, когда подростки из благополучных семей бросаются из окон.

Знаменательно, что в накануне I Мировой войны в Петербурге статистика самоубийств была почти сегодняшняя российская: 30 случаев на 100 тыс населения (сегодня 35). С началом войны количество самоубийств тотчас упало втрое: люди обрели хоть какой-то смысл; потому, наверное, вступление России в войну так бурно приветствовали. Век назад «обнуление» кончилось жесточайшей схваткой народов, гибелью империй, рождением первой попытки реального социализма, отмеченного всеми «родимыми пятнами» войны, из которой он вышел.

А какой будет выход из нынешнего обнуления? Хочется верить, что – не война. Во всяком случае, не глобальная: локальные-то идут беспрерывно. Мне думается, мы – весь мир – стоим на пороге обретения какой-то новой веры, нового смысла, нового взгляда, того, что наши трансатлантические друзья называют словом vision.

Этот новый взгляд будет столь же масштабен и влиятелен, как когда-то марксизм или даже христианство. Вероятно, это будет одновременно и философия, и религия, и политическая практика, как было в марксизме.

Нас ждёт иная нарезка границ, возрождение казалось бы забытых идей и форм государственной жизни и бытового уклада – того, что Бродель называл «структурами повседневности». Какой будет эта новая жизнь – зависит и не зависит от нас, наших желаний и намерений. В истории действуют роковые, провиденциальные силы, которые легко смахивают фигурки, выстроенные слабым человеческим разумом. Но и недооценивать человеческую сознательную активность – нельзя: «Мужайтесь, о други, боритесь прилежно, /Хоть бой и неравен, борьба безнадежна!» Главное – уловить тренд истории и встроиться в него. Но пока – затишье перед бурей.

Ролик из Серова – это своего рода «Чёрный квадрат» Малевича, показанный в 1915 году. Там тоже было изображено - ничего. Нуль. Кино кончилось, экран погас. Если суждено быть продолжению – это будет совсем иное кино.

Но сегодня пока – ничего.

Впрочем, не надо бояться «ничего». Рассказывают, будто Бисмарк, служивший послом Пруссии в России, очень любил и ценил это русское словцо, не имеющее полных аналогов в иностранных языках. Однажды он перевернулся в санях, оказался в сугробе, промёрз, промок, а потом услыхал от крестьянина на постоялом дворе: «Ничего, барин!» - и как-то сразу стало легче. Бисмарк даже заказал себе кольцо с надписью «NITSCHEGO” и в трудные минуты смотрел на него – и успокаивался.

Жизнь продолжается. А самое интересное кино, как говорил один опытный пожилой прораб, - это завтрашний день.
рысь

А БЫЛО ЛИ ЧЕМУ ЗАТМИТЬСЯ? (Про статью С.Кара-Мурзы «Провожая 2014 год»)

В «Точке.ру» небольшая заметка С.Г. Кара-Мурзы на его «фирменную» тему – о «затмении разума» http://tochka-py.ru/index.php/ru/glavnaya/entry/390-00038. Радостное разрушение советской жизни на рубеже 80-х и 90-х годов известный учёный объясняет именно этим самым «затмением» - неким массовым психозом – мои итальянские друзья называли подобное явление «коллективной галлюцинацией». Рассмотрение с разных точек зрения этого самого «затмения» и составляет основное содержание трудов Сергея Георгиевича. Ему удалось очень убедительно показать, что СССР рухнул, можно сказать, «на ровном месте»: не было даже существенного экономического кризиса. То есть, рассуждая в терминах истмата и пресловутого «примата экономики» - ничего не получается: материальное производство понемногу развивалось, все были сыты, благосостояние понемногу росло. Даже и пресловутая гонка вооружения, как обстоятельно, с цифралми в руках, показал С.Г. Кара-Мурза, не была для экономики СССР неподъёмной: была трудной, но переносимой.

И вот на этом не блистательном, но вполне заурядном фоне народ во главе с т.н. интеллигенцией, всякого рода учёными, писателями, публицистами - оказался охваченными умственной лихорадкой: «Так жить нельзя!». (Тем, кто забыл: так назывался перестроечный фильм режиссёра Говорухина – бешено популярный; его видел буквально каждый, я тоже видела и одобряла. В сущности, важнее всего там название). Очевидно: требовались улучшения советской жизни, какие-то реформы, но нам массово показалось: нужны не реформы, а слом. Та жизнь, которой мы жили вдруг показалась нам отвратительной, гадкой, какой-то анти-жизнью, придуманной злонамеренными коммуняками, ничего общего не имеющими с нами ради того, чтобы над нами издеваться, унижать нас и мучить. И эту гадкую жизнь нам страстно захотелось искоренить, сжечь, растоптать, превратить в прах. У наших украинских братьев эта умственная лихорадка протекает в ещё более острой форме: им хочется зачеркнуть даже собственную историю, заменив её наскоро сочинёнными байками про древних укров.

В жизни отдельного человека такое тоже бывает, обычно это кризис среднего, а то и предпенсионного возраста: собственная жизнь, объективно вполне нормальная и даже сравнительно успешная, вдруг представляется человеку чередой тяжких ошибок, а сам он кажется себе убогим неудачником, понапрасну прожившим жизнь. В подобном уморасположении человек может совершить разнообразные и разнокалиберные глупости – от побега из семьи до самоубийства. Но это отдельный человек, но так чтобы целый народ… Да, выходит дело, бывает, что и целый народ вдруг ощущает потребность зачеркнуть своё прошлое, да и настоящее заодно. Так или иначе, народ наш народ с гиканьем восторга разнёс в щепки ставший ненавистным «совок» - тот самый совок, который поколение назад грудью защищал от захватчиков, поднимал из руин, развивал и отстраивал.

« Вселенский опыт говорит,
что погибают царства
не от того, что тяжек быт
или страшны мытарства.
А погибают от того
(и тем больней, чем дольше),
что люди царства своего
не уважают больше. »
Булат Окуджава

Сергей Георгиевич в недоумении останавливается перед этим феноменом – «затмением разума». Вроде как он был, разум, а потом взял да и затмился. В своих книжках он приводит многочисленные примеры, как образованные люди, с учёными званиями и степенями, заболевали этой умственной лихорадкой как миленькие. Вернее, точно так, как невежественные болваны. А ведь учёным, принято считать, свойственно рациональное отношение к реальности!

Я тоже часто задумывалась над этим странным явлением. Мне даже, что называется, далеко ходить не надо, чтобы его наблюдать: достаточно припомнить, как я и сама в те времена была в полной мере подвержена этому заболеванию. А была я, как говорится, «бОльшенькой девочкой»: вуз окончила, работала, семья была. У меня был свой уклон: меня не особенно цепляли кровавые преступления режима, Гулаг и всё прочее, но я очень любила капитализм, эффективность, конкурентоспособность, книжку Хайека «Дорога к рабству» (довольно примитивную, как сейчас понимаю) и иностранные инвестиции. Я работала в зарубежной компании и создавала совместные предприятия прямо-таки «своею собственной рукой». И уж точно полагала себя рационально мыслящей личностью.

Мне кажется Сергей Георгиевич ошибается в одной главной вещи: он сильно преувеличивает роль разума, вообще рациональной составляющей психики в оценках, в принятии решений – даже самых важных. Мне даже кажется порой: чем важнее решение, тем меньше рациональная составляющая. Это я постоянно наблюдаю в бизнесе: главнейшие решения принимаются НЕ рационально. Рациональные приёмы, научные даже, применяются для того, чтобы обосновать то, что есть «в душе». Что ж говорить о простом обывателе? Простой, массовый, обыватель, даже если он старательный, хорошо учился и получил звание «доктора философских наук» (звание нелепое по своей сути: философия – это вовсе не наука и никогда ею не была, хотя иногда пыталась под неё мимикрировать) мыслит эмоциями, картинками, образами, мимолётными импульсами, но отнюдь не рациональными построениями. Вернее так: мыслит он по-разному, но к действию его побуждает только вышеперечисленные факторы.

Наши идеологические противники отлично это понимают и в своей пропаганде (и прежде всего в рекламе – главном современном виде пропаганды) адресуются не к разуму, а к эмоциям. Сегодня – даже не к эмоциям, а всё больше к инстинктам, к рефлексам. Если сравнить рекламу 100 или даже 50-летней давности, то ясно видно, что тогда рекламировали нечто полезное, что дают тебе товары: быстрый, тёплый, сладкий, питательный. Классическую книжку Филиппа Котлера «Маркетинг» читаешь сегодня, как ретро: она исходит из старых представлений о человеке, который имеет «нужды», на основании «нужд» он формирует «потребности» и т.д. Когда-то реклама, действительно, апеллировала к рационально формулируемым нуждам и потребностям. Сегодня подавляющее большинство рекламы – имиджевая. Купи – и ты будешь крут, современен, успешен. Ты будешь «правильным» - как пиво, которое тоже «правильное». Это связано с постоянным перепроизводством всего и вся, это нужно глобальному капитализму, чтобы впаривать монбланы ненужной бытовой муры, которая производится каждую минуту. Чтобы люди покупали всё это, надо если не вполне уничтожить, то, по крайней мере, существенно снизить рациональность. Я писала об этом в серии статей, широко разлетевшихся по интернету, «Невежество и мракобесие». Человек разумный всё больше уступает место человеку эмоциональному.

Но неверно думать, что человека эмоционального породил глобальный капитализм. Он скорее разнуздал его. Он сказал обывателю: «Ты мыслишь картинкой, элементарной эмоцией. Молодец! Так и надо!» Кому надо? Капитализму и надо. Если раньше, в индустриальную эпоху, в эпоху Модерна, хотя бы образованные люди стремились хотя бы поверять свои импульсы логическими построениями, то теперь это объявлено никому не нужной нудьгой и мурой. Я часто общаюсь со своими продавцами, людьми с высшим образованием, бывшими учителями, инженерами, экономистами, читаю им лекции, провожу занятия на профессиональные темы. Я часто замечаю: они не хотят никакой аргументации, они её отталкивают. Даже иногда говорят мне: «Вы скажите, как надо, а мы запишем. Мы Вам верим». Рациональная аргументация, с точки зрения современного человека, только усложняет и утяжеляет выступление. Гораздо лучше бодрые, эмоциональные слоганы – то, что Руссо называл «эмоциональными выкриками» и приписывал первобытным дикарям.


Человек, обработанный таким манером, на ура воспримет (и воспринял!) любую муру, лишь бы она была живенькая, эмоциональненькая, щедро наперченная. Людям ЭТО надо. Вспомните, как страстно любили советские обыватели муру про инопланетян, пришельцев, как перепечатывали на папиросной бумаге гороскопы. Никто из начальников нашего Агитпропа не обратили на это внимание. А надо бы. Принято считать, что советская школа давала прекрасное образование, С.Кара-Мурза называет его образованием «университетского типа»; на смену его пришло фрагментарное образование Постмодерна. Так-то оно так, но на переперченную эмоциональную муру повелись ведь выпускники именно советской школы. Значит, природа обывателя везде одинакова. Её можно подавлять, культивируя рациональное сознание, а можно, наоборот, поощрять, разнуздывая эмоционально-инстинктивную составляющую психики. На эмоциональных выкриках про «Так жить нельзя!», «Нигде нет такого уродства, как в совке» - развалили советскую жизнь.

По моему убеждению, никакого «затмения разума» не было: просто разум очень мало влияет на практику жизни. Даже у докторов философских наук.

Ещё на какой крючок зацепили «совков» - это природная доброта и душевная чувствительность русских людей. И их малая привязанность к личной материальной корысти. Именно поэтому они отлично велись на разговоры о пресловутой «слезинке ребёнка». Сказали, что совок – злой, жестокий - и они готовы уже его развалить. О личной выгоде или о риске потерять хотя бы то, что имеют, они и не думали.

Русский человек бескорыстен. Он не способен (в массовом порядке) зубами и когтями драться за свой материальный интерес, как это делают передовые народы, которым мы неуспешно пытаемся подражать. Именно поэтому у нас плохо удаётся капитализм и никак не может сформироваться настоящий буржуазный класс. Мы очень мало буржуазный народ, мы постоянно обращены к высшему и горнему и не способны сосредоточиться на своих – назовём их своекорыстными – интересах. Именно так объясняется то дивное явление, перед которым С.Г. Кара-Мурза тоже останавливается в изумлении. Творческая и научная интеллигенция, кормившаяся от щедрот советского государства, все эти обитатели НИИ и т.п. – все они ПРОТИВ СВОЕГО МАТЕРИАЛЬНОГО ИНТЕРЕСА требовали развала «совка». Они не понимали, что буржуазный хозяин не будет их содержать и они станут нищими? Ну, знаете, если этого они не понимали, то они вообще ничего не были способны понимать. Мне всё-таки кажется, что понимали, но для них важнее была некая ПРАВДА, которую им внушили. Сегодня в точно таком (и даже худшем) положении пребывают наши украинские братья.

Ещё русскому человеку свойственно некое чёрно-белое мышление. Н.Бердяев называл его тотатлитарностью сознания; к тоталитаризму это не имеет ни малейшего отношения. Русский человек стремится к идеалу, а что-то среднее, относительное, просто приемлемое – это ему не интересно. Постепенное улучшение, череда мелких усовершенствований – это не по нему. Ему либо всё – либо ничего. Плохо воспринимается мысль о том, что всё хорошее имеет коррелят в виде чего-то плохого, и наоборот. Советская жизнь разочаровала – значит надо её объявить плохой и спихнуть. Вспомните, как в конце 80-х капитализм рисовался просто Раем, дивным градом на холме, цитаделью добра и правды. А что в любой системе есть сильные и слабые стороны, что каждую надо усовершенствовать и приноравливать к конкретным условиям – всё это русскому человеку скучно. В этом – «в голубиной чистоте души» (выражение Гончарова об Обломове), соединённой с несклонностью к занятиям собственными практическим делами – и состоит наша фирменная обломовщина. Она тоже сыграла свою роль в развале нашей жизни.

Засим с Новым годом! Желаю всем крепости духа и ясности мысли.
рысь

С НОВЫМ ГОДОМ, ДОРОГИЕ ФРЕНДЫ!

Дорогие френды, анти-френды и просто читатели!
Поздравляю вас с наступающим новым годом. Желаю всем… ну, скажем так: чего кому не хватает. Помните: «Господи, дай же ты каждому, чего у него нет». И, конечно же, плюс к этому - традиционного здоровья, бодрости, крепости духа.

Я вас всех очень люблю, включая моих записных критиков. Их даже и больше люблю, пожалуй. Потому что это самые внимательные и пристрастные читатели. Иногда даже поражаюсь: вот только выложила что-нибудь – тут же пошла реакция. Словно люди сидят где-то за углом и подстерегают. Или из-за компьютера не выходят. Ну ладно, не выходят, многие там сидят, но ведь эти-то сидят и меня читают – вот что радует. А могли бы в игру какую резаться или проходить тест «Есть ли у тебя шанс похудеть к празднику?».

Есть среди моих читателей такие, которые читают мой журнал все четыре года, что он существует. Огромное спасибо за верность! Есть такие, кто время от времени возвращается, делает залповый выброс критики и опять ныряет в глубины виртуального океана. В общем, люди разные, и всем спасибо!

Нередко читатели советуют мне какую-нибудь книгу, фильм, статью. Часто по такой наводке я находила что-то действительно ценное и интересное. Спасибо вам!

А иногда просто пишут: «Спасибо за хороший текст» или даже «полезный». И вам спасибо – за добрые слова.

Вас, дорогие френды, весьма немало – на данный момент 2254. Однажды я зашла посмотреть, сколько у меня друзей, - и увидела прекрасную цифру 2222. Прямо лебединое озеро. Но потом цифра быстро утратила свою красоту. Надо сказать, «текучесть кадров» – высокая: кто-то приписывается, а кто-то с возмущением отписывается. И это здорово: интересная движуха. Просто так «взаимообразно» никто ко мне не записывается: я ведь никого не френджу. Не из какого-то принципа, а просто потому, что некогда много читать. А зафрендить и не читать – как-то несправедливо.

2013 год был трудный какой-то: 13-й – он и есть 13-й. В моём окружении несколько человек умерло, двое наших сотрудников тяжело заболели, правда, сейчас оба на ногах, работают даже. Медицина, как я поняла на их примерах, не умеет лечить причину болезни, но наловчилась воздействовать на симптомы. Ну а поскольку жизнь человека вообще конечна – и такое лечение полезно. Но доступ к хорошему лечению – очень дорог. Оно у нас есть, но, повторюсь, это, как добродетельные женщины из анекдота, стОит очень дорого. На примере этих больных я поняла, как правы мои продавщицы, на все лады повторяющие: дороже здоровья только лечение.

В этом году я, как обычно, много суетилась, путешествовала, о чём писала в ЖЖ. На работе было более-менее стабильно, хотя общемировой кризис – чувствуется. Не вернулось то исступление консумизма, который был до кризиса. Люди стали оглядчивее в покупках. Но снижения у нас тоже нет, даже небольшой рост. Под занавес года мы объединили две наши компании, суета была большая, но, надеюсь, и рост будет.

В большой жизни ничего особо хорошего, равно как и плохого, - нет. Есть попытки, может быть, даже и неосознанные, возвращения к традиционной роли России. Когда-то Черномырдин изронил: «Как партию ни назови – всё КПСС получается». Из России понемножку, с оглядкой, с попятным движением – вылепляется нео-Советский Союз. На новом витке истории, на новом экономическом базисе, но – вылепляется. Так мне видится, во всяком случае. Хорошо это или плохо – обсуждать бесполезно: у каждого человека и у каждого народа есть, наверное, какая-то спущенная сверху роль – вот её и надо играть наилучшим образом. А чужие роли – к успеху не ведут.

Вылепление-вылупление нео-Советского Союза видится мне не во внешнеполитических успехах, о чём все говорят, а в том, о чём, напротив, почти не говорят. Вчера в программе «Постскриптум» мэр Собянин сказал, что есть намерение со стороны властей Москвы взять снова в руки управление ЖКХ. То есть, если попросту, собрались возродить ЖЭКи, пока всё не развалилось «к свинЯм», как выражается мой муж. Делать это, конечно, будут на добровольной, альтернативной и всякой прочей прогрессивной основе – но действовать власти собираются в первом лице. И не потому что большевики, а потому что и иначе – не фурыкает. В этом они убедились. Частник хорош в лавочках, парикмахерских и общепите: тут на него никто вменяемый и не покушается. А в ЖКХ – не получается. Не всегда и не везде, но по большей части.

Вот этот небольшой вроде бы эпизод и кажется мне важным симптомом возврата к нео-Советсткому Союзу. Разумеется, в деталях и подробностях история не повторяется никогда, но … у народов, как и у людей, есть судьба, которую по произволу – не изменишь.

Экономика продолжает себе деградировать. Разговоры о росте ВВП на 1 или 1.5%, или ещё на какую-нибудь величину – всё это статистическая суета. Во-первых, это невозможно подсчитать, т.к. все цифры искажены: какая подаётся в госорганы отчётность – мне ли не знать. Но будь она и самая правдивая – всё равно ВВП – это очень мало информативный показатель. Это сколь я понимаю сумма всех продаж (товаров и услуг)в государстве. При этом говорится, что в современной экономике главная отрасль – это услуги. В США, недавно читала, 80% занятых работают в сфере услуг. А у нас услуги редко попадают в статистику. Есть, например, целый громадный рынок репетиторства. И где он засвечивается в статистике? А ремонты? А строительство дач и т.п.? Включи это в ВВП – да мы такими богачами окажемся! На мой взгляд, всё это очень мало характеризует существо дела. Плохо то, что мы в России очень мало производим. Товары в большинстве – импортные. Промышленной политики как не было – так и нет. Ощущение такое, что что-то мешает сбросить с себя морок неолиберализма и вашингтонского консенсуса.

Вообще, год прошёл быстро и сумбурно. Это означает, что ничего по-настоящему значительного мне сделать не удалось. Так – отмахивалась от «вызовов» жизни. А надо бы жизнь формировать. Хотя бы свою, маленькую.

Чего от всей души позвольте пожелать вам, дорогие френды: формировать свою жизнь, вести её, а не просто оперативно реагировать, когда, как говорил Илья Ильич Обломов, «достаёт жизнь». И, конечно, весело встретить новый год. С новым годом!