Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

рысь

КОВИД: ИСПЫТАНО НА СЕБЕ

Признаюсь: я никогда не боялась ковида.  Мне как-то было скучно бояться: умру – так умру;  слава Богу - пожила, а умирать раньше смерти – не стОит. Я соблюдала (почти) все правила, носила в общественных местах намордник и рукавицы, но внутри себя – как-то не верила, что со мной лично может приключиться что-то ужасное. Ужасное и не произошло, но – я заболела.  Расскажу, как это было. 

Сначала заболел муж. Он как-то неважно себя чувствовал, была небольшая (тапа 37,3) температура. Потом – больше. Так он болел дня три. Наконец я решила вызвать врача. Чтобы не затруднять собой государственную систему здравоохранения, которой и так трудно, я вызвала из платного медцентра – Семейной клиники, найденной наобум в интернете.  Врач взяла мазок на ковид, велела сделать КТ – компьютерную томографию лёгких, т.к. ей слышались хрипы.

Тут и я решила заодно сдать анализ на ковид и попросила и меня послушать, тем более что я тоже чувствовала себя  гриппозно.  У меня тоже была небольшая температура и ломило кости. Это вышло и дешевле: приезд один, а пациентов двое. В целом мы заплатили пять с чем-то тысяч. 

Нам выписали какие-то лекарства, витамины С и Д.  Лекарство называлось азитромицин. Мне 1 раз в день, мужу – 2. Сказала: если подтвердится воспаление лёгких у мужа – надо делать уколы антибиотика. Выписала. Мне, сказали, делать КТ не надо, т.к. в лёгких чисто.

Collapse )
рысь

«УСЛЫШАТЬ БУДУЩЕГО ЗОВ…»


Сегодня в метро полицейский велел мне надеть маску.  Людей  в масках было гораздо больше, чем, к примеру, месяц назад. 

Похоже, антивирусные меры возвращаются, глядишь, и до изоляции дойдёт. 

Количество заражённых в РФ опять перевалило за 5 000  ежедневно. Одна  моя продавщица, очень пожилая,  переболела, даже в больницу её клали. Говорит, что перенесла болезнь легко, почти без температуры. Бодра, возобновила свою небольшую торговлю. Но карантинные меры могут повториться.  Они и повторяются: у дочки в МГУ проходят практические занятия лично, а лекции – онлайн. Научная конференция, в которой она будет участвовать, - тоже будет онлайн. А она-то мечтала пообщаться вживую!  Школьные классы, где есть хоть один заболевший – сажают на карантин. 

Я не буду обсуждать, правильно ли это, обоснованно ли – я просто хочу представить наше будущее. Недалёкое, а потом и подальше. 

Collapse )
рысь

ЗАРАЗА ИЛИ ДЕЗИНФЕКЦИЯ: ЧТО ОПАСНЕЕ?

Когда я вижу, как улицы поливают дезинфекцией, как моют полы с хлоркой, как повсюду стоят бутыли с дезраствором, которым по замыслу устроителей надо протирать руки – мне вспоминается давняя встреча, казалось, прочно забытая. 

Это было  лет пятнадцать назад на нашей профессиональной  выставке Interclean в Амстердаме, посвящённая технологиям профессиональной уборки. Эта представительная выставка проводится раз в два года. Не удивительно: уборка сегодня – важная профессиональная работа, за нею стоит серьёзная технология. Это раньше уборщица была тётя Клава с гремучим ведром – сегодня это квалифицированный современный рабочий. 

На этой  выставке, как всегда, был так называемый симпозиум –  выступления специалистов на важные профессиональные темы. Так вот на той выставке выступил немецкий учёный из института им. Роберта Коха. Рекомендации этого института в Германии  являются национальными стандартами гигиены. Немецкий специалист на том удивительно ясном английском языке, которым говорят учёные немцы, рассказал об уборке больниц и прочих медицинских учреждений. Он начал с того, что мощь антибиотиков и дезинфицирующих средств за последние десятилетия возросла в несколько раз. Тщательность обработки всех поверхностей в соответствующих учреждениях – тоже выросла существенно. А вот частота внутрибольничных инфекций… тоже возросла.  В разы. И продолжает расти. 

Collapse )
рысь

THE SHOW MUST GO ON

ЕЩЁ НЕМНОГО О КОРОНОВИРУСЕ 

В Москве проведено более-менее массовое обследование на наличие антител к ковид-19. И что же оказалось? Из 50 тыс. обследованных у 12 процентов такие антитела имеются. «Президент общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов», член экспертного совета при правительстве России Александр Саверский прокомментировал это впечатляющее известие. 

«Ну и вот почти приговор всем действиям властей, как и ожидалось. Конечно, дальше цифр будет больше, но первые данные на 50 тыс. позволяют делать первые выводы. Если 12% имеют антитела, то для Москвы это около 2 млн. переболевших. Умерло 2 тыс. Летальность 0,1%. Обычное ОРВИ». 

При этом общая (не ковидная) смертность в апреле возросла. И то сказать,  попробуй-ка посиди взаперти, да в небольшой квартирке. Верно многие писали: даже в тюрьме предусмотрены более длинные прогулки, чем на карантине. Многие психиатры прогнозируют вспышку душевных расстройств всякого рода. 

Кому и зачем всё это понадобилось? Это мы узнаем лет через двадцать, если вообще узнаем. Вполне возможно, этим манёвром решались какие-то задачи, далёкие от медицины, но не менее важные. Может, было для чего-то нужно обвалить весь бизнес. 

Collapse )
рысь

ГОРОД-САД (продолжение предыдущего)

Карантин располагает к размышлениям о новой организации жизни.  

Разбухание больших городов, строительство всё более высотных монстров –   не только эстетически уродливо и депрессивно для психики, но, как теперь выяснилось – эпидемиологически опасно. Скученность вообще опасна: недаром скученные средневековые города вымирали при всяком моровом поветрии, а наши предки, селившиеся более широко – оказывались в лучшем положении. 

Так что теперь вопрос «Как жить?» встаёт по-новому актуально. Говорят,  с таким вопросом ходоки являлись к Льву Толстому в Ясную Поляну. 

Самое время вспомнить  идею города-сада. В 1898 г. англичанин Э. Говард опубликовал книгу "Завтрашний день. Мирный шаг к подлинной реформе" (при переиздании в 1902 г. книга получила новое название - "Города-сады завтрашнего дня"). Там он развил идею нового поселения – соединяющего достоинства города и села без их недостатков. Англичане  в глубине души всегда считали, что единственно нормальная жизнь – это жизнь в коттедже, окружённом садом. 

В России эта идея быстро нашла понимание. В 1913 г. было запланировано строительство таких городов в Центральной России и в Сибири; а на Дальнем Востоке в 1912 г. был заложен такой город - Алексеевск. Город-сад  начали строить и на месте нынешнего Жуковского. 

Collapse )
рысь

МАЛЕНЬКАЯ ПОБЕДОНОСНАЯ ВОЙНА С… КОРОНОВИРУСОМ

Карантинные меры всё строже и строже, страхов всё больше и больше, короновирус наступает, захватывая всё больше пространства. Покуда - умственного и информационного. И тут – несомненный успех. Сосед, одноклассник и товарищ по институту моего сына отказался лично получить дары, привезённые моим сыном из нашего ростовского хозяйства, потому что тот отказался дать ему отчёт, когда и с кем он контактировал. И это не старая бабка, а парень цветущего возраста. 

В новостях – сплошь о вирусе, как спастись, как организовать жизнь в изоляции, как питаться, как учить детей, даже Патриарх рассказал о библейском примере самоизоляции – пустыннице Марии Египетской. 

Меж тем количество заболевших, а паче того - умерших, во всём мире ничтожно. На эпидемию уж точно не тянет.  На 30 марта в мире было 722 000 заражённых. Умерло 34 000. 

В России 1552 заражённых и 9 умерших. Исчезающе малая величина. 

А тем временем, по данным ВОЗ, гриппом заболевает ежегодно 3-5 млн. человек в мире. Умирает ежегодно 280-640 тыс. человек. То есть за ¼ года, когда «бушует» короновирус, от него умерло в два раза меньше людей, чем в то же самое время от гриппа. Это в мире. 

А в России в 2017 г. от гриппа умерло 430 человек, а в 2018 – 470. 

И это только грипп. А если прибавить сюда пневомонию, гепатит, да ту же корь – потрясающая цифра получится. Но никто этим особо не впечатляется и не заморачивается. 

Collapse )
рысь

ПОХУДЕТЬ К ПЛЯЖНОМУ СЕЗОНУ

«Похудеть к пляжному сезону!», «Похудеть навсегда!» - соблазняют объявления в сети, СМИ, на столбах и дверях подъездов. Буквально на памяти живущих поколений проблема ожирения превратилась из частной проблемы немногих во всеобщую, мечта похудеть – в недостижимый идеал, а худоба – в признак жизненного успеха.  Оно и понятно: модно и престижно всегда то, что редко и трудно достижимо. Знаменитый доктор Мясников говорит, что в мире каждый второй страдает от лишнего веса. Даже если под «всем миром» подразумевается только «золотой миллиард» - и то многовато.  (В целом-то мире 2 млрд. недоедают). 

Как-то будучи на нашей профессиональной выставке в Амстердаме,  зашла в музей, где  «старые голландцы». А в зале на полу сидели голландцы новые – недоросли обоего пола лет пятнадцати и непрерывно отхлёбывали из бутылок  жёлтое пойло. Перед ними стоял учитель и что-то объяснял. Боже правый! Как уродливы были девицы!  Да будь я такой – не только в её, но и в своём теперешнем возрасте – я бы просто перестала есть. Вообще. До тех пор, пока не привела бы себя в нормальные кондиции. А эти – хоть бы хны. Трясут себе жирными ляжками, трёхэтажными спинами, многослойными подбородками – и ничего. «Боди позитив» называется: принимай себя такой, как ты есть. Если я узнаю, что пропаганда  «позитива» профинансирована гигантскими пищевыми корпорациями – ничуть не удивлюсь. 

Collapse )
рысь

МЕДИЦИНСКИЙ ФАКТ

Геннадий Онищенко, доктор медицинских наук, депутат Госдумы РФ от партии "Единая Россия", бывший руководитель Роспотребнадзора порекомендовал старшему поколению: «Надо не забывать, что объём потребляемой пищи, особенно у возрастных людей, когда снижены обменные процессы, тоже должен быть эффективным. Сочетание — жить чуть-чуть впроголодь и заниматься физической нагрузкой — самое эффективное».

Ор поднялся вселенский. Он, который из Единой России, «партии жуликов и воров», советует пенсионерам даже не просто есть ставшие легендарными «макарошки», а вообще есть поменьше. И это тот самый Онищенко, который, по общему мнению, злонамеренно допустил на рынок отраву в виде пальмового масла, Е-добавок и прочих ужасов. И вот теперь – обнаглел до того, что вообще советует  есть совсем чуть-чуть. И кому же? Обиженным и оскорблённым пенсионерам, нашим доблестным ветеранам труда, которые по сорок лет и т.д. и т.п. до бесконечности.

Вот уж подлинно «лучше жевать, чем говорить», как сказано в какой-то давней рекламе.

Collapse )
рысь

ЕЩЁ РАЗ ПРО ЕДУ - З

Послушаешь обычные женские разговоры и диву даёшься, что мы вообще живём на свете. Вокруг – вредоносная химия, которой нас злонамеренно травят корыстные производители. При известии о любом недомогании непременно кто-нибудь вздохнёт скорбно: «А что мы едим?!! Сплошная химия!» Народ с энтузиазмом пересказывает известия об ужасных, канцерогенных, аллергенных Е-добавках, вызывающих импотенцию у отцов и умственную отсталость у детей, о курицах, обработанных хлором, о яблоках, намазанных для лучшей сохранности страшным воском и т.д. и т.п.

Несколько беглых штрихов к портрету страшной химии.

Начать с того, что ненависть публики к агрохимии - это чёрная неблагодарность. Т.н. «зелёная революция», которая произошла в середине ХХ века и отвела, по крайней мере от развитых стран, угрозу голода, состояла именно в химизации сельского хозяйства. Стали массово применять минеральные удобрения, которые резко подняли урожайность, а также химические средства борьбы с вредителями и болезнями растений - т.н. пестициды.

Публика часто валит в одну кучу средства защиты растений и удобрения. Так вот это – разное. В удобрениях ничего ядовитого нет, и наше сельское хозяйство страдает скорее недовнесением, чем переизбытком минеральных удобрений. Пестициды, т.е. средства защиты от вредителей и болезней, в самом деле, вещества ядовитые. Их надо использовать в правильное время, в правильных дозах. Уверяю вас, никто ничего сверх нужного не «льёт», не «сыплет», как мне доводилось слышать от далёких от поля горожан. Хотя бы потому что всё это – дорого. Надо сказать, что постепенно «отрава» становится всё более изощрённой и одновременно менее вредной для человека. Например, вещество, которым мы работаем по сорнякам, не убивает их, а просто подавляет точку роста и они не забивают пшеницу. Человеку это вещество не вредит вообще. В советское время агрохимия была более гораздо более ядовитой.

В Европе употребляют намного больше пестицидов. В 90-е годы я изучала, как выращивают яблоки на севере Италии. Там делают в три раза больше обработок за сезон, чем под Тулой. А вы думаете, почему у них получаются такие гладкие, словно муляжи, яблоки? Они придают меньшее, чем мы, значение севооборотам, которые именно для того и придуманы, чтобы в почве не накапливались вредители и болезни. Они эту проблему решают химией.

Можно ли обойтись без химии? Можно. Но продукция, как добродетельные женщины из старинного анекдота, стоит очень дорого. В нашей стране продукция, выращенная без химии, устойчивого сбыта не имеет. Люди не прочь порассуждать об ужасах химии, но платить в полтора-два раза больше за «органическое» - не готовы. Если посмотреть на экономику этого дела с позиции агрария, то ему безразлично, что выращивать – органическую продукцию или обычную. Урожайность ниже, цена – выше: то на то и выходит.

Кстати, первыми потребителями органической продукции были руководители партии и правительства СССР. Теперешний директор нашего хозяйства в прошлом возглавляла совхоз, поставлявший продукцию с столовые ЦК КПСС, Совмина – вроде как «поставщик двора Его Императорского Величества». Она с гордостью говорила, что выращивали всё только на органических удобрениях и без пестицидов.

Вообще-то, как работник торговли, я уверена: вся эта буза насчёт органических продуктов – это маркетинговый ход, направленный на диверсификацию рынка и выделение премиального сегмента. При соблюдении технологий – в готовой продукции этой самой «химии» - исчезающе мало. Не она нас губит, а курение, выпивка, переедание и малоподвижный образ жизни. Но это так скучно, и никакой тебе сенсации.

Другая сторона «химии» - это всякого рода улучшители, консерванты, пищевые красители добавки, что используют уже на предприятиях пищевой отрасли. Вообще-то первый консервант – это простая соль, которой в какой-то момент люди начали солить рыбу, сохраняя этот ценный белковый продукт. Бродель пишет, что соление сельди когда-то стало пищевой революцией.

Некоторые вещества кладут для сохранности: сроки хранения у современных продуктов в несколько раз длиннее, чем было «в старые добрые времена». Некоторые – для товарного вида. Не будь в варёной колбасе одиозного нитрита натрия – она была бы серая, как мясо из супа. У нас в хозяйстве делается абсолютно экологичная колбаса, очень вкусная, но годится она только для своих, внешняя публика такую серую колбасу покупать не станет.

Что касается колбасы без мяса или сосисок из крахмала, о чём любят говорить в передачах ТВ (и что было и при СССР), то это просто стремление производителя создать крайне дешёвый продукт. А это, уж извините, никак невозможно. На мой взгляд, лучше просто хлебушка поесть, чем такую колбасу.

Пищевая промышленность совершенствуется. Возможно, придёт день, когда от Е-добавок можно будет отказаться. А может, изменится весь строй жизни, когда каждая семья будет выращивать себе пищу на огороде и готовить дома. Некоторые уже сегодня так делают. Попробуйте и вы: будете гораздо здоровее, хотя бы благ
рысь

СИЛ НЕТ

Учебный год едва начался, а мы уже прикоснулись к цивилизации и прогрессу: у нас , как в Америке, в школе стреляют. Пока из пневматики, но лиха беда начало. Можем гордиться: наш народ чахнет от тех же немощей, что и «цивилизованные» страны.

Что это за немощи? Мне кажется, всё прогрессивное человечество охвачено психической эпидемией – нежеланием жить по причине тотальной утраты смысла жизни. Депрессия становится массовым заболеванием, вроде насморка или близорукости.

Медики говорят, что главной причиной нетрудоспособности скоро станет она – депрессия. Отсюда, от мучительной слабости, – подсознательное стремление к смерти. Скорей бы уж! Чтоб отделаться от этой мучительно длящейся, бестолковой и тягостной волокиты.

Люди хотят смотреть картины смерти. Они – притягивают. Любовью к смерти пронизана вся наша жизнь. Без известий о чём-нибудь кроваво-криминальном современный человек, что называется, за стол не садится. Фильм без мочилова – просто не пройдёт, смотреть не будут. Должно быть что-то острое, пряное, бьющее по нервам.

Удовлетворить любовь к смерти можно и в интерактивном режиме – с помощью всё более изощрённых компьютерных игр. Кровожадные игрушки – это огромный бизнес, а продаётся лучше всего то, что резонирует с подсознательными влечениями человека.

Кто-то смотрит смерть на экране, а кто-то – хватает винтовку и ну фигачить направо-налево. Такие случаи происходят всё чаще и чаще, во всех странах.

Чем отличаются геймеры или даже зрители криминала от немотивированных убийц? Качественно, на мой взгляд, ничем: просто вторые – более остро чувствующие натуры, у них и отчаяние сильнее. Это люди максимальных действий. И стремление к смерти у них – максимальное. Что убийства эти – сродни самоубийствам и растут из одного корня – сомневаться не приходится. Хотя бы потому, что последнюю пулю они чаще всего оставляют себе. Кстати, и ивантеевский стрелок, как установили постфактум, проявлял склонность к суициду.

Эти стрелки - жестокие? Скорее, отчаявшиеся, неимоверно слабые. Жестокость – это вообще проявление слабости, а не силы, это своего рода истерика. Сильный и выдержанный – если и использует насилие, то строго дозированно и по делу. Оно у него всегда «мотивированное». А если «немотивированное» – значит, истерика. Кто-то в истерике бьётся головой об стенку, а кто-то палит из ружья. Американские законы, дозволяющие ношение оружия, родились в эпоху сильных и выдержанных, привязанных к жизни. Истерикам, подсознательно тяготеющим к смерти, даже бейсбольную биту доверять страшно.

Для экстренной энергетической помощи обессилевшим горемыкам придумано несколько современных средств. Например, ритмичная, рвущая перепонки, уродская музыка. Многие люди без неё просто жить не могут, она – везде, и спасу от неё нет. Но она – нужна. Она несёт некую энергию. Дурную, ненастоящую, но хоть какую… Это что-то вроде ватки с нашатырным спиртом, поднесённой к носу обморочного. А когда эта «музыка» соединена ещё с мельканием – тогда ещё лучше, больше энергии. Дрянной, суррогатной, но всё же энергии.

Постоянный ор – из этого ряда. Посмотрите телевизор. Все непрестанно орут – по самому ничтожному поводу. Ор – это ярчайший проявитель слабости и бессилия, энергетического упадка.

Всё это напоминает вселенское уродство Саши Чёрного:

О дом сумасшедших, огромный и грязный!
К оконным глазницам припал человек:
Он видит бесформенный мрак безобразный -
И в страхе, что это навек!

Уродство в том числе эстетическое. Современный горожанин крайне мало видит красивого: только бетонные громады, рядом с которыми он ощущает себя маленьким и потерянным; травы, деревьев – всё меньше, даже снега зимой – не видно. Постройки – подавляют его, высасывают и без того скудные силы. У итальянцев есть выражение, касающееся архитектуры – «по мерке человека». То, что сегодня строится, эту меру не то, что нарушает, - перечёркивает. Необъятные супермаркеты, аэропорты, гостиницы – всё это очень удобно и вроде бы правильно, но превращает человека в микроскопического и ничего не значащего муравьишку.

Одно время высказывалась идея, и, возможно, верная: огромная, расчерченная клеточками-окнами, геометрически правильная поверхность способствует росту агрессии. Скорее, дело обстоит слегка иначе: житьё в современном городском поселении угнетает и обессилевает человека, внушает ему чувство социальной пыли, гонимой ветром. А это чувство – чревато агрессией. Она может быть направлена или вовне, или на себя – это уж как придётся.
Поразительно уродлива современная архитектура, живопись, скульптура, мода – видимо, всё это отражает привычный ужас нашей комфортабельной повседневности.

Что будет дальше? Сто лет назад подобное ощущение ужаса разрешилось Мировой войной. Её – вопреки здравому смыслу - все радостно приветствовали: она давала хоть иллюзию смысла.

В любом случае, несчастный парень из Ивантеевки – это лишь симптом недуга, вроде сыпи на коже. А болезнью охвачен весь общественный организм. И лечение, похоже, понадобится весьма радикальное. Усилением школьной охраны не обойтись.