?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: образование

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СКЕПТИКИ
рысь
domestic_lynx

Есть евроскептики, а есть скептики образовательные. Их идеи недавно изучил ВЦИОМ, о чём рассказано на сайте Piter.tv.

Что же выяснилось?

Большинство россиян считает: не образование - главный фактор для устройства на высокооплачиваемую работу. И для карьеры оно не главное. Уровень образования, - считают россияне, - не влияет на материальное положение человека.

Такое мнение – не новость: так думали и в эпоху «перестройки», и теперь.  Некоторая новость в том, что убежденность в этом существенно возросла.  В 2019 году около 70% россиян не видят влияния образования на материальное благополучие человека. Для сравнения, в 1991 году так высказывались лишь 47% опрошенных. Особенно тверды в этом мнении молодые. При этом они же полагают, что получить диплом – это необходимость для современной России. "Потому, что так принято" - ответили 18% опрошенных. Наличие диплома о высшем образовании – это нынче род социального суеверия: пускай на всякий случай будет.

Специалисты ВЦИОМ отметили ещё вот что: россияне считают, что образование стало менее доступным. Об этом заявили 63% респондентов. Чем уж оно недоступно, если, по данным этого года, для 40% выпускников школы заготовлены бесплатные места в вузах? Мне такая сверхъестественная доступность кажется социальной распущенностью, почти развратом, а кому-то – недостаточной доступностью образования.

Read more...Collapse )

ЭКОНОМИКА (У)СЛУГ
рысь
domestic_lynx

Раньше, говорят, была экономика производства, а потом стала экономика услуг. История давняя: ещё, помнится, когда в институте училась, нам говорили, что в передовых странах услуги занимают всё большее место в ВВП. И это вроде как прогрессивно, именно туда и направлен вектор развития. Услуги, конечно, разные бывают: транспортные, например, без которых нефигурально ни тпру-ни ну. А бывают, как бы это помягче сказать, странноватые какие-то, прямо-таки высосанные из пальца. У нашего знакомого жена – консультант по расстановке мебели в офисе (дело происходит в США). И что-то зарабатывает своими консультациями. 

Мы тоже не отстаём, тянемся за лидером. Вспомните, чем занимались ваши родители и чем занимаемся мы. Родители работали на заводах, трудились в НИИ, а мы нынешние – оказываем услуги. Кто какие может. Причём услуги эти всё больше упрощаются и примитивизируются. Сейчас куда ни глянь – везде ребята с коробами за спиной: все разносят еду из ресторанов и кафе. Или бомбят на Яндекс-такси. Если ты тётенька – швабра тебе в руки, и пошла убирать квартиры. Но этим делом больше занимаются приезжие. А ещё уход за стариками: продолжительность жизни растёт, а с ней и спрос на такие услуги. Говорят, что в передовых странах прирост рабочих мест наблюдается именно в сфере таких вот личных услуг, которые не заменишь роботами. 

Read more...Collapse )

ЭЛЕКТРОННОЕ ПОРТФОЛИО И КРЫЛОВСКИЙ МИШКА
рысь
domestic_lynx

Продолжаю о выступлении Ольги Четвериковой об «электронной школе». 

Замена учителя на дивайс – это однозначно «нет».  А вот электронное портфолио – дело, на мой взгляд, недурное.

Сегодняшние бумажные портфолио, которые ведут школьники и часто студенты – это симулякр, говоря по-современному, и показуха, выражаясь по-советски. «Творческие достижения» школьника в нынешнем их виде – это чаще всего достижения взрослых: родителей, учителей. Теперь никто не заботится, чтобы дети делали ЭТО сами; есть даже теория, что совместное с родителями «творчество» укрепляет семейные узы и продвигает семейные ценности.

Вот как это функционирует в реальности. Дочке моей сотрудницы – первокласснице, было задано нарисовать плакат, пропагандирующий здоровый образ жизни. Мама, педагог по образованию, придумала сюжет, а папа, профессиональный художник, исполнил. Плакат занял первое место на каком-то  конкурсе и, надо понимать, улучшил показатели школы, формирующие какой-то там рейтинг.  Это, конечно, дурь. 

А вотучёт всех оценок по всем предметам за все годы – дело вполне полезное. Потому что сегодня многие школьники при поощрении родителей учатся только по «нужным» предметам, а на ненужные – «забивают». Возможно, было бы полезно иметь какой-то интегральный показатель школьной успеваемости, составленный из текущих оценок по всем предметам. Тут открылось бы много нового и интересного. 

Read more...Collapse )

ЭЛЕКТРОННЫЕ ИГРУНЫ
рысь
domestic_lynx

Борьба с «цифровым концлагерем» в образовании, возглавляемая Ольгой Четвериковой, содержит в себе заметную пользу и менее заметный вред. Суть, напомню, в том, что в московских школах сейчас проводят широкомасштабный эксперимент под названием «Электронная школа». Уже сформировалась довольно упорная оппозиция этой начальственной инициативе. 

Мне кажется, надо более чётко выделить аспекты продвигаемой  руководством наробраза «Электронной школы», и говорить отдельно о каждом. Так будет яснее. 

Таких аспектов, по меньшей мере, два: 1)обучение он-лайн и 2)цифровое портфолио ученика. Начнём с обучения он-лайн. 

Это полный вздор. Сакраментальный вопрос: глупость или измена? – тут, как мне кажется, неуместен. Тут нет «или» - тут всё вместе: глупость, ведущая к измене. Измене самим принципам образования, т.е. формирования мировоззрения, базовых понятий, умения рассуждать и понимать. А это, в свою очередь, насаждает и поддерживает глупость, делая её нормой жизни. 

Read more...Collapse )

ОБРАЗОВАНИЕ - ЭТО ИНСТРУМЕНТ. ДЛЯ ЧЕГО?
рысь
domestic_lynx

Про образование сегодня говорят много. Ужасаются его низким качеством, ностальгируют по советской школе, есть попытки возрождать её в частном порядке, переиздавать «сталинские учебники» и даже учить каллиграфии. Вот и в докладе Изборскому клубу тоже говорится об уродствах современного образования: невежестве, и бюрократизме, упорном нежелании школьников и студентов учиться. Всё это так.

Однако ж большинство пишущих об образовании рассматривают его как некую самодовлеющую сущность. А оно – инструмент. Не существует образования вообще, как не бывает инструмента вообще. Образование такое, какое нужно для целей общества.

Именно поэтому большие педагогические новации возникают на рубеже эпох, когда перед обществом возникают новые задачи. Потребовала английская промышленная революция минимально грамотного работника, притом в массовом порядке – родилась система «ланкастерских взаимных обучений» - быстрого обучения массовых контингентов грамоте, помянутая даже в «Горе от ума». Потребовалось большевикам «пробежать», по выражению Сталина, за десяток лет историческую дистанцию, на которую другие народы тратили сотни, - тут же возникает система ликбезов, рабфаков, техникумов и вузов, нацеленных на индустриализацию.

Все разговоры об образовании, попытки его реформировать, обсуждения, нужно или нет ЕГЭ– вещь радикально бессмысленная, пока наконец не прояснится, для какой деятельности мы готовим кадры и учим детей. Для отсутствия деятельности или её симулякра нынешнее образование – самое оно.

Read more...Collapse )

РАССЛАБОН И ЗУБРЁЖКА, или Как я была волшебницей
рысь
domestic_lynx


На днях привелось мне выступить в роли эксперта – по предмету, весьма далёкому от теперешних занятий. Внуку знакомой не даётся английский. Взяли репетиторшу – не помогает. Я поначалу пыталась увернуться: не лучше ли, - говорю, - обратиться к его педагогам? - Обращались. Ничего не получилось. Теперь требуется независимый эксперт. 

Я, признаться, даже оробела слегка: а ну как не разберусь? Но делать нечего, пришёл парнишка, развернул учебник. 6-й класс. Правда, ничего не знает. Спрашиваю, как учит слова. Оказалось: никак. У них даже нет списка слов, подлежащих заучиванию. Предполагается, что они ими как-то овладеют в процессе коммуникации. Ну, я научила его по старинке писать слова в специальную тетрадочку, потом брать продолговатую бумажку, прикрывать ею столбик английских слов и стараться вспомнить и записать английское слово против русского. «Проделай это пять раз – и запомнишь на всю жизнь вместе с орфографией». Пациенту хватило двух раз: слова, что называется, от зубов отскакивали. Память отличная! Сделали упражнения, выучили наизусть текст. На следующий день парнишка блистал. Бабушка сочла меня волшебницей. На самом деле, я проделала самые тривиальные и старорежимные операции. Ныне совершенно забытые. 

Read more...Collapse )

ЧЕМ БЫЛА ХОРОША СОВЕТСКАЯ ШКОЛА?
рысь
domestic_lynx
«Я абсолютно согласна, что советское образование было одним из лучших. И оно опиралось на российские традиции образования», - сказала Ольга Васильева при вступлении в должность министра образования, выразив господствующий в обществе взгляд. Взгляд состоит в том, что советское образование было замечательно прекрасным, не чета нынешнему. А вот в чём был секрет – никто не объясняет.

Я лично училась в советской школе и в престижном московском вузе в брежневскую пору, вот мне и хочется вспомнить, как было дело.

Как-то особенно учили? Ровно ничего особенного. Были хорошие учителя, а были средние, были плохие. Точно, как сегодня.

Советские педагоги были замечательно образованны? И этого не было. Учительницы начальных классов были выпускницами педучилищ, куда поступали после 8-го класса; в пединституте тогда учились 4 года. Были и укороченные, т.н. учительские, институты, не дававшие высшего образования, но дававшие право преподавать с 5-го по 8-й класс, впрочем, в моё время они сошли на нет.

Учебники были получше нынешних, поскольку их не меняли каждый год и писались они серьёзными учёными и педагогами, а не безвестными импровизаторами, как это бывало в школьную пору моего сына в 90-х.

Советские школы были гораздо беднее нынешних. Сейчас говорят о недопустимости второй смены, а четыре смены – как вам? У нас в Егорьевске в 60-х годах именно так и было. И 42 человека в классе.

Так в чём тогда секрет?

Было несравненно более серьёзное отношение к делу у учеников и у учителей. Антисоветски настроенные мемуаристы пишут: всё там держалось на страхе. Нет! Вернее, не совсем так. Был, скорее, не страх, а ощущение чего-то чрезвычайно важного, ответственного, почти священнодействия. Взрослые ходят на работу, где делают важное, а мы, дети, учимся, чтобы потом работать, и это тоже очень важно и серьёзно. «Ребята с первых школьных дней должны учиться лучше / на радость Родине своей, прекрасной и могучей», - эти слова были в нашей «Родной речи» за второй, кажется, класс, и они выражали подлинное ощущение. Вообще, в жизни (а не только в школе) тогда господствовал тон серьёзности, ответственности, взрослости.

Если б сегодня в какой-нибудь школе завелась такая учительница, как была в нас в первом классе, её б немедленно выгнали из школы, а то и в тюрягу бы закатали по ч.1 ст.156 УК РФ (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего педагогическим работником образовательной организации, если это деяние соединено с жестоким обращением с ним).

Вот представьте себе: когда мы выучили все буквы, нам велели ежедневно писать весь алфавит – заглавные и строчные буквы – и это после полновесного задания. Писать требовалось каллиграфически, макательной ручкой. Орфографический словарь (длинненькая такая самодельная тетрадочка, в которую мы записывали слова) требовалось учить на-и-зусть! Т.е. мы выучивали наизусть бессмысленную последовательность слов – много страниц. Вызывали к доске декламировать: «Ма-ши-на -А, И» (имелось в виду, что эти буквы вызывают затруднение при письме). И никто не вякал. Родители это дело уважали. Вернее, так: они априори уважали всё происходящее в школе, а в детали не входили.

Размываться этот стиль начал на рубеже 60-х-70-х, а дальше пошло-поехало. Сегодня он замещён тоном прикола, иронии, необязательности, пофигизма. Я лично наблюдала, как происходило это размывание на протяжении моего школьного десятилетия. Вообще, все уродства наших дней были заложены в эпоху брежневского застоя.

К концу моего обучения в вузе утвердилось представление: главное не как учишься, а как в жизни устроишься. Всё зависит от связей, от «толстой волосатой руки», а не от твоих убогих усилий. И всё стало необязательным: красиво писать, учить стихи наизусть, знать даты на память, рисовать контурные карты... Тут кстати пришлось модное словцо «стресс», которым все стали пугать друг друга. Уже невозможно было представить экзамены в каждом классе, как в 50-е годы. В те годы образование было зримым и доступным каждому социальным лифтом. Хорошо учишься в школе — получишь высшее образование — станешь инженером, в перспективе каким-нибудь начальником. В 70-х рядовой инженер зарабатывал меньше рабочего, не говоря уж о работниках сферы обслуживания, продавцах и т.п. Так чего ж напрягаться?

Сегодня никто и не напрягается. Небольшой процент выпускников, ориентированных на лучшие вузы, учится всерьёз, остальные – как придётся.

Сегодня больше всего на свете боятся ребёнка потревожить и чем-нибудь затруднить. Ругать строго запрещено. По нынешней педагогической парадигме — надо постоянно хвалить, поощрять, внедрять в умы "позитив", поднимать самооценку и ни в коем случае не "грузить". Ничем.

Можно ли изменить положение?

Можно. Нужно только твёрдо уяснить: улучшить образование, воздействуя только на образование – нельзя. Когда перед обществом возникнут подлинные задачи, когда по-настоящему, а не разговорно потребуются подлинные знания, школа – подстроится. И сумеет выпустить нужное количество годных к делу людей. Было бы дело...

Ещё раз про ЕГЭ
рысь
domestic_lynx
Глава Минпросвещения О.Васильева пообещала сделать больше экзаменов, т.к. нынешнее количество предметов, обязательных для сдачи ЕГЭ, недостаточно.
Однако патриотически-ностальгическая общественность не сдаётся и продолжает обличать ЕГЭ как источник всех зол и бед отечественного наробраза. И главное, той зримой кадровой деградации, которую видит каждый, кто пытается найти работника любого профиля.
Меж тем, я убеждена: в рассуждениях о ЕГЭ есть фундаментальная ошибка. Да, кадровая деградация, нарастающее массовое невежество публики, переходящее в прямое мракобесие, полная никчёмность выпускников многих и многих вузов, ощущаемая как что-то привычно-обычное, – да, всё это налицо. Но ЕГЭ тут решительно ни при чём. ЕГЭ – это просто форма проведения экзамена, и ничего больше.
Найдите в интернете вариант ЕГЭ по предмету, который вы хорошо знаете, и попробуйте пройти тест. Это не так-то просто! Чтобы сдать ЕГЭ на хороший балл, надо подлинно много знать и кое-что соображать. ЕГЭ по математике и физике – это просто серьёзная контрольная, которую без знаний не решишь. ЕГЭ по русскому и иностранному тоже без определённых знаний и навыков не пройдешь. Надо уметь понимать писанный и звучащий текст и так-сяк отвечать на вопросы по нему. Натаскаться без понимания, как любят говорить критики ЕГЭ – решительно невозможно. Да и что такое натаскаться? Мой муж, выпускник знаменитой 57-й школы, говорил, что им советовала просто решать подряд все задачи. Это натаскивание или нет?
Так откуда же этот вал невежества и некомпетентности?
Ответ прост. Дело во всеобщем высшем образовании. Сегодня в вуз поступают все желающие выпускники школы; места есть. В результате в вузах оказываются абитуриенты с крайне низкими баллами ЕГЭ. Это такой контингент, которому высшее образование вообще противопоказано. Они не имеют никаких предпосылок для обучения в подлинной высшей школе: ни знаний у них, ни усидчивости, ни привычки к умственному труду. Если он одиннадцать лет учился через пень колода – с какой стати он будет стараться в вузе? Нет такой причины. Но митрофанушек принимают, поскольку «высокобальники» разобраны теми немногочисленными вузами, которые у нас принято называть элитными.
Так что дело не в ЕГЭ, дорогие товарищи, а в том, что школьники очень плохо учатся, вследствие чего сдают ЕГЭ на низкие баллы. Вот и вся загадка. А кто хорошо учится – тот сдаёт ЕГЭ на высокие баллы и легко поступает в топовые вузы. Притом речь не о каких-то гениях (никакая учебная система не рассчитана на гениев и даже на таланты) или об исступлённых зубрилах – просто о тех ребятах, которые так или иначе осваивают программу, читают книжки, стремятся к знаниям. Для меня самой эта незатейливая закономерность в своё время стала своеобразным открытием.

Что такое хорошие баллы? Ответ прост: 90 и больше. 80-90 – это знания пристойного середняка, 70-80 – знания неважнец, до 70 – это, как говорит молодёжь, «ни о чём»; лучше в вуз не поступать, а найти иное применение своим способностям. Педагоги это знают, но политкорректно помалкивают.

Что же в реальности? А вот что. В 2017 году общий средний балл зачисленных на бюджетные места — 68. Средний балл зачисленных на платное — 61,4. (по данным портала «Мел», который ссылается на исследование ВШЭ). Вы только вдумайтесь: средний балл, зачисленных «на бюджет» - 68!!! Это нечто запредельное, что способно изумить даже меня, которую вроде уж трудно чем-то удивить.

Но и это ещё не «днище». Есть у нас ещё и «платники», которых принимают с ещё более низкими баллами. Например, по данным того же источника, в Российский университет транспорта (МИИТ по старому) брали «на платку» с 55 баллами, а в Российский технологический университет (МИРЭА) – с 56.

В этом ЕГЭ виноват? Может, в высокой температуре виноват градусник? Кокнул градусник – и порядок. ЕГЭ – тот же градусник, и вот его градусы-баллы.

Теперь я лучше понимаю бизнес моей знакомой – доцента физики на пенсии. Она обучает студентов, которые поступили в вуз, но учиться не могут ввиду отсутствия базовой подготовки. Клиенты у неё не переводятся. Зачем их приняли в вуз? А вот затем и приняли, что теперь всех принимают.

Если количество вузовских мест будет уменьшено раз в 5-10, то на них можно будет набрать подлинно подготовленных абитуриентов, как это происходит в «топовых» вузах. Им надо бы платить приличную стипендию, на которую можно прожить, спрашивать строжайше, а при нерадении – нещадно выгонять. По окончании – распределять. И никакого платного обучения: это расхолаживает всех – платников, бесплатников, преподавателей.

А остальные выпускники школ с облегчением пошли бы в колледжи (ПТУ и техникумы по-старому) получать практическое и доступное им образование, которое при правильной постановке дела откроет дорогу к интересному и полезному труду. Только вот не хватает этих колледжей. И главное, чего не хватает, это рабочие места в промышленности и сельском хозяйстве. Главное – самой промышленности не хватает. Вот с этого и надо начинать.

"ВЫШКА" - ДОЧЬ КОНФУЗИИ
рысь
domestic_lynx
Национальному исследовательскому университету "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ) исполнилось 25 лет.

Она возникла в момент прискорбной российской конфузии. Сейчас это выразительнейшее, многозначное слово забыто, и напрасно. Значило оно и беспорядок, и расстройство, неразбериху, смешение всего с всем, неловкое, смешное положение.

При Петре I этим словом уклончиво обозначалось военное поражение: Прутская конфузия, Нарвская конфузия.

У этого дивно многозначного слова есть и научные значения. В психиатрии в прежние времена конфузией обозначалась спутанность сознания. А в теории гражданского права - возникновение права общей собственности на заменимые вещи, смешанные или соединенные таким образом, что выделить вещи конкретных лиц невозможно.

К чему я это пишу? А к тому, что всё перечисленное на диво подходит к тому, что было на Руси в 90-е годы: и поражение на всех фронтах, и неразбериха, и спутанность сознания, не говоря уж о возникновении права собственности невесть кого невесть на что.

То было время колоссальной путаницы понятий: поражение казалось победой, порабощение – освобождением, деградация – возрождением. Тогда Россия мучительно пыталась перелицевать самоё себя, освоить невиданные навыки, обрести рыночный УСПЕХ. Этот самый «успех» наряду с «конкурентоспособностью» были ключевыми словами эпохи, просто с языка не сходили у провозвестников новой жизни. Их слушали, разиня рот. И я слушала, и многие мои друзья слушали, ничего не понимая и шалея от обещаний. Простой люд ведь не только страдал и вымирал, как теперь многим кажется (хотя и это было) - он тоже, как мог, стремился отведать этой дивной новизны, пенистой, бурлящей, сулящей невиданные возможности.

То было время пылкой всенародной любви к Америке и вообще к Западу; помню, наш приятель, ребёнком увезённый в Америку, как раз в те поры вернулся в Россию и был окружён настолько пылкой и бескорыстной народной любовью – просто за американский паспорт, что это его самого поначалу озадачило. Простые русские обыватели усиливались стать иностранцами: на появившихся в обиходе карточках писали: «Сергей В. Иванов» - на американский манер. Люди стали по утрам есть мюсли вместо каши и уверять, что им так больше нравится; перестали хлебать суп и носить шапки зимой, потому что то и другое на Западе якобы не принято. И все стали зваться менеджерами. А стильные девушки стали говорить по-русски вроде как с акцентом.

Вот в такое время возникла "Вышка", немедленно ставшая модной, как всё западное и рыночное. Собственно, она и была создана на западные деньги для подготовки кадров для рыночных реформ. Она и называлась по-новому, по-западному: не совковый «институт», а «высшая школа», как в Лондоне и ещё, кажется, где-то. Никто и не скрывал её западного происхождения: тогда это было не стыдно, а очень почётно и желанно.

Прошло четверть века. Никаких строителей новой жизни "Вышка", понятно, не воспитала, разве что прилежных клерков колониальной администрации. А специалисты народного хозяйства, которые что-то полезное умеют – эти в большинстве воспитывались ещё в советских вузах и сегодня в большинстве перешагнули пенсионный возраст. Это я хорошо вижу по кадрам сельского хозяйства, а мой муж – космической отрасли.

Но сама "Вышка" за эти годы сильно продвинулась: раздулась до размеров МГУ, подобрала под свою руку множество заведений, никакого отношения к ним не имеющих. Про недвижимость я и не говорю: импозантное здание на Мясницкой плюс множество разных, разбросанных там и сям по Москве. И в других городах раскинула филиалы ВШЭ: учись не хочу. Вернее так: хочешь учиться – иди во ВШЭ. В торговом обиходе такая конструкция называется «выбор без выбора».

Заведение по-рыночному грамотно раскрутило свой бренд, по максимуму использовав тот флёр модности и продвинутости, который сам собой пал на него в эпоху Конфузии. Я уж не говорю об изобильном административном ресурсе.

При этом "Вышка" не почивает на лаврах, а демонстрирует правильное рыночное поведение. Говорю это как опытный работник торговли. Мы ведь с нею коллеги-торговцы: я торгую швабрами, они – образовательными услугами, не велика разница.

А торговец должен быть, в первую очередь, клиенториентированным: на что есть спрос на рынке – то и предлагать. Начиналось-то всё с экономики и финансов, а теперь есть всё: и филология, и философия, и журналистика с юриспруденцией, и даже структурная и прикладная лингвистика. Делов-то! Объявил приём, надыбал преподов по разным вузам – и вперёд. Преподов куча, стоят они дёшево, заплати побольше – набегут. Правда, иногда случаются конфузии. Сын друга нашей семьи почему-то решил овладеть прикладной лингвистикой, и очутился юноша в "Вышке". Там он учился-учился, а под конец выяснилось, что ничему приложимому хоть к какому-то делу его не научили. А ведь учился хорошо! Но это мелочи.

Так что юбиляр встречает юбилей в отличной форме и устремляется к завоеванию новых сегментов образовательного рынка. В том, как они продают себя и свои образовательные услуги – у них есть чему поучиться.

А вот учиться по специальности – любой – я бы у коллег по торговому цеху остереглась. Своих детей я бы не только туда не послала, а и постаралась удержать, если бы надумали туда пойти.

Всё-таки я, внучка двух советских учительниц, не люблю того бодрого, оптимистичного, гордящегося собой невежества, которое словно смог наползает и наползает на нашу жизнь, покрывая её своей ядовитой пеленой. Сегодня оно, это бодрое, уверенное в себе невежество постепенно проникает и в высшую школу. ВШЭ в этом деле шагает впереди.

Вот, например, экономист г-н Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики. Как-то раз по "Эху Москвы" он с апломбом рассказывал, что при большевиках мы хлеб ввозили, а теперь вывозим, и это большое достижение, оно наглядно свидетельствует о преимуществах либерализма перед «совком». Как может хотя бы и заурядный специалист не знать простого: что главный потребитель зерна – скот. И случившееся изобилие зерна объясняется вовсе не эффективностью рыночной экономики, а прискорбным разгромом животноводства.

Подстать начальству - и подчинённые. Это давняя, 2013 года, заметка в АиФ Ирины Абанкиной, директора Института развития образования НИУ "ВШЭ":
- В царской России практически 80% населения было безграмотным. Учились только в городах, да и то избранные. Сегодня образование стало всеобщим, причём не только школьное, но и - на 90% - высшее. Не стоит забывать и о том, что мы отказались от телесных наказаний учеников, а в царских гимназиях они широко использовались наряду с зубрёжкой. Сейчас семьи планируют образовательную траекторию на 20 лет вперёд: с 2-3 лет отдать ребёнка в детский сад, потом в школу, в вуз. Ещё одно мощнейшее изменение - снятие дискриминации по полу. Не учились девушки в России 100 лет назад! Институт благородных девиц в Смольном - редкое исключение. Сегодня женщины более образованны, чем мужчины. И учатся девушки лучше. Наконец, сегодня достаточно школ, где можно получить образование на родном языке, а ведь сто лет назад некоторые народы России не имели даже своей письменности.

С тех пор автора не только не уволили за невежество, но она продолжает создавать теоретическую базу образовательных реформ в России.

Когда-то по горячим следам я написала пост в ЖЖ на эту тему, предлагаю его читателям в честь юбилея ВШЭ.

«Пару лет назад большим успехом пользовалась моя серия постов «Невежество и мракобесие». Ощущение такое, что эти прелестные феномены за прошедшее время сделали значительные успехи, хотя и времени-то прошло совсем чуть-чуть. Но прогресс мракобесия – налицо.
Вот вчера купили «Аргументы и факты» №39 для чтения в метро и изумилась, хотя меня вроде уж ничем не удивишь. Они там ведут рубрику «Что было в России в 1913 г. и что стало сегодня?» И вот теперь дело дошло до образования. Пишет такая Ирина Абанкина, директор института развития образования НИУ «ВШЭ» - надо понимать это какая-то богадельня при Высшей школе экономики.
Такое ощущение, что эта дама не училась в средней школе, никогда не читала детских книжек о жизни школьников до революции, воспоминаний сроду не читала.
«В царской России 80% населения было безграмотным», - пишет она. Когда? В пушкинские времена? К 1913-му году положение было уже cовсем иное. 73% призывников Первой мировой были грамотными. А по летней переписи 1917 г., проведённой Временным правительством, 75% мужского населения Европейской части России было грамотным. Русская молодёжь практически полностью была грамотной. С начала царствования Николая II начальное образование было бесплатным, а с 1908 г. – обязательным. Было множество церковно-приходских школ – двухлетних, а затем четырёхлетних. Там учили грамоте, арифметике, природоведению, церковно-славянскому языку.
В одной из таких школ училась моя бабушка, в селе Городок Волынской губернии. Сохранилось свидетельство об окончании этой школы. Красивая такая бумага, вроде современной похвальной грамоты. Любопытно, что портрет там был не Николая II, который правил тогда, а Александра III: видимо, в ту малороссийскую глубинку не успели завезти более современные свидетельства. Учились совместно девочки и мальчики. Моя бабушка была из крестьянской семьи, в свидетельстве так и указано: «Из крестьян Волынской губернии». К развитию этих школ приложил много усилий К.Победоносцев, Обер-прокурор Священного Синода. Он считал, что организация массового начального образования при церквах и во многом силами духовенства обеспечит соединение образования с воспитанием, которое не может быть иным, как религиозным. Действительно, при нём количество этих школ увеличилось в несколько раз. Это к тому, что, как пишет И.Абанкина, «Учились только в городах, да и то избранные».
А вот автобиографическая повесть замечательной советской писательницы Любови Воронковой «Детство на окраине». Там рассказывается о городской девочке из весьма небогатой семьи. Живут они тем, что держат трёх коров и продают молоко, дело происходит в Москве в 1912 году, в Мещанской слободе (возле нынешнего метро «Проспект Мира»). Девочка в 8 лет идёт в школу, в бесплатную, и все её подружки тоже идут. Девочкины родители умеют читать и вечерами читают вслух Гоголя. Да, собственно, никакие прокламации, листовки, подпольные газеты не подействовали бы, не умей народ, молодой, во всяком случае, массово читать.
Ещё прелестный пассаж из заметки научной дамы Абанкиной: «Не стоит забывать и о том, что мы отказались от телесных наказаний учеников, а в царских гимназиях они широко использовались наряду с зубрёжкой». «Мы» в контексте заметки – это мы нынешние, мы эпохи Высшей школы экономики. На самом деле, либеральный школьный устав отменил телесные наказания школьников ещё в 1864 году. Что в гимназиях перед революцией не пороли – это факт, который знает каждый хотя бы немного интересовавшийся художественными и мемуарными описаниями тогдашней жизни. Ни вымышленный «человек в футляре» Чехова, ни реальный Василий Розанов, преподававший в гимназии географию, учеников своих не пороли. Не было этого. В начальной школе, в сельской, в церковно-приходской, иногда ставили провинившегося на колени на горох, но бить не били. В воспоминаниях Горького о Чехове есть эпизод. Чехов беседует с учителем из глубинки и озабоченно спрашивает: «Это у вас в губернии есть учитель, о котором писали, что он бьёт детей?». Значит, это считалось отклонением, недопустимостью, грубим нарушением правил.
Касательно зубрёжки, т.е. запоминания наизусть, то теперь, конечно, это наследие варварства преодолено окончательно. Теперь ничего в голове держать не надо: потыкал в яндексе – вот тебе и знание. А чего там нет – того и на свете нет.
Но самое забавное авторесса оставила на конец заметки. «Не учились девушки в России сто лет назад!» Прямо вот так – с восклицательным знаком. Верно, негде бедолагам было учиться: не открыли ещё Высшую школу экономики. Но кое-как всё-таки перемогались. В начальной, в церковно-приходской школе учились вместе с мальчишками. Потом некоторые шли в гимназии. Гимназии перед революцией были безусловно во всех губернских городах, и порою по нескольку, и в большинстве уездных (по-нашему, в райцентрах). Там, где были мужские гимназии, были и женские. Гимназия не была профессиональным учебным заведением, она была учреждением общего среднего образования. Те семьи, которые посылали мальчиков в гимназию, посылали туда же и девочек. Обычно это были дети интеллигенции, чиновников, купцов, но, случалось и простонародье. Моя волынская бабушка сумела окончить гимназию даже поступила на высшие женские курсы в Петрограде, т.н. Бестужевские. Гимназии были мужские и женские, казённые и частные. В мужских гимназиях очень большое внимание уделяли древним языкам, а в женских их вовсе не преподавали, а соответствующие часы употребляли на современные иностранные языки французский и немецкий. Существовали гимназии и смешанные, где учились вместе мальчики и девочки, но это было скорее исключением. Такая гимназия открылась в подмосковном посёлке, где я живу, в 1909-м. В 2009 году торжественно отмечали столетие гимназии, преемницей которой считается местная школа, стоящая на том же месте. Там были вывешены документы, расписания, переписка учредительницы гимназии с т.н. Учебным округом, были выставлены дневники и аттестаты учеников…
Разумеется, уровень разных гимназий был разным, но в целом – довольно высоким. Во многих женских гимназиях был дополнительный класс – т.н. «педагогический», который давал право впоследствии преподавать в начальной школе и быть т.н. «домашней учительницей», т.е. готовить для поступления в гимназию детей, не ходивших до этого в начальную школу. Для девочки гимназии считалось достаточно. (Впрочем, например, большинство чиновников-мужчин тоже кроме гимназии ничего не кончали). Светские дамы, хозяйки дома, почтенные матери семейств, популярные писательницы и экзальтированные поэтессы серебряного века, прогрессивные журналистки, учрежденческие пишбарышни, модные тогда телеграфистки, дамы эмансипэ, и даже революционерки – в подавляющем большинстве имели за плечами именно гимназию.
Наряду с гимназиями были и так называемые институты – тоже учреждение общего среднего образования. Среди них – знаменитый Смольный. Он был действительно исключением – в том смысле, что по замыслу он готовил девушек для придворной карьеры. Не все попадали в фрейлины, но замысел такой был. Институты, как правило, были закрытыми учебными заведениями, т.е. девочки там и жили. Про Смольный есть хорошие воспоминания Водовозовой, которая там училась, а потом стала видным педагогом и деятельницей просвещения. Про институты попроще можно прочитать у знаменитой и бешено популярной до революции Лидии Чарской – она училась в одном из них. Герой повести Куприна «Юнкера» влюблён в девушку, которая учится в Екатерининском институте в Москве – это напротив нынешнего театра Российской Армии. Дети моего поколения и последующих читали, например, толстенную книгу «Дорога уходит в даль» Александры Бруштейн, где описывается дореволюционное детство интеллигентной девочки. Героиня учится п провинциальном институте, мечтает поехать в Петербург на высшие курсы.
О том, как именно «не учились» девушки до революции свидетельствует такой мелкий и проходной факт. Жена философа Бердяева вместе с сестрой, обе выпускницы заштатной харьковской гимназии, переводят для издательства книгу немецкого мистика Якова Бёме. Сегодня за эту работу вряд ли взялся бы выпускник переводческого факультета иняза (пардон, лингвистического университета): он эту книжку попросту бы не понял – потребовался бы кандидат философских наук.
Советская школа сталинской эпохи была во многом срисована с царской гимназии, включая форму одежды. Высокий (и никем не отрицаемый) уровень советского образования, существовавший тогда и во многом определивший успехи советской экономики, был заложен ещё в те давние, дореволюционные, годы, которые в Высшей школе экономики представляются эпохой дикости.
С конца XIX века складывается женское высшее образование – так называемые высшие женские курсы. Их было несколько, самые знаменитые Бестужевские в Петербурге и Герье в Москве. Преподавали там те же профессора, что и в университете. Моя бабушка успела поучиться на Бестужевских курсах в Петрограде (так стали называть Петербург с началом войны), но закончить помешала революция. Любопытно, что им преподавал знаменитый лингвист Бодуэн де Куртенэ. Потом она через много лет доучилась в педагогическом институте.
Есть данные, что перед революцией по количеству женщин, получающих высшее образование, Россия была на первом месте в мире. О женском высшем образовании много говорили, спорили. Это даже отразилось в романе «Анна Каренина». Там старая графиня Щербацкая рассуждает, как трудно нынче воспитывать девочек: всё какие-то новые веяния, девушки отправляются на какие-то курсы. Героиня романа А.Толстого «Хождение по мукам» учится на высших курсах на юриста. Это как раз 1913-й год. Курсистка в те времена – это был вполне определённый социальный и психологический тип. Есть даже известная картина Ярошенко «Курсистка».
Мне когда-то привелось прочитать тогдашние дискуссии о женском высшем образовании. Запомнилось, что кто-то беспокоился, как женщины-инженеры-строители станут лазить по строительным лесам в юбках.
Конечно, процент женщин, получавших высшее образование, был невелик, но нам, сегодняшним, не надо сильно обольщаться: современный гуманитарный вуз примерно равен тогдашней гимназии. Это я знаю на примере бабушки, точнее, двух моих бабушек. Истинное высшее образование могут воспринять, по моему ощущению, несколько процентов населения, но это не относится к заметке в АиФ.
А вот что относится – и самым непосредственным образом.
Что врать сегодня не стыдно – это давно известно. Ложь, политическая в особенности, нынче не считается бесчестием, а так – пиар.
Для так называемого учёного сегодня брякнуть чушь – не в укор. Не стыдно нынче явить дремучее невежество, неосведомлённость, непонимание самых простых вещей. Раньше, до эпохи универсального прогресса и прав человека, учёный, публично сказавший глупость, разрушал свою репутацию или, по крайней мере, наносил ей урон. Сегодня это наследие совка совершенно преодолено. Сегодня, говоря чушь, учёный свою репутацию не разрушает, а, напротив, укрепляет. Потому что он лишний раз засветился, отпиарился, повысил свою узнаваемость и известность своего научного учреждения, укрепил личный бренд. Сегодня сказать десять глупостей – гораздо лучше предпочтительнее, чем одну умную вещь. Даже если многим понятно, что сказана глупость, - всё равно по прошествии некоторого времени, систематически говорящий глупости на какую-нибудь тему, становится экспертом по данному вопросу. А сказавшего одну умную вещь просто никто не заметит, а паче того – не запомнит. Тем более, что умная вещь редко бывает столь же округло-приятной, незамутнённо-гладкой и незатруднительной для восприятия, как бойкая, занимательная глупость.
Но такое положение вещей – разрушительно. Для того, чтобы правильно действовать, чтобы принимать адекватные решения в любой области, необходимо знать объективное положение дел. Истину надо знать. Именно поэтому на протяжении всей истории ложь считалась постыдной, за неё всегда наказывали сильнее, чем за промах. Заповедь «не лжесвидетельствуй» возводит в религиозный абсолют то, что составляет условие любой продуктивной деятельности – истинное и объективное знание. В этом базис, основа жизни. Сегодня этот базис – разрушается. Нет ничего истинного – есть только мнение; преобладающее мнение заменяет истину; кто больше раскручен – тот и более прав – вот основы современной практической философии. Но действовать при таком подходе к делу нельзя. При таком положении в обществе – нельзя. Никто, собственно, и не действует.
Вы скажете: подумаешь какая-то Высшая школа экономики! Какая-то гуманитарная лабуда. Так-то оно так, но, во-первых, туда – представьте себе! – считается трудно и престижно поступить учиться. Да-да, поступить и учиться у какой-нибудь подобной тётеньки сегодня престижно и желанно! Во-вторых, это заведение вносит вклад в тот ядовитый туман, которым окутана вся наша жизнь и который мешает увидеть вещи как они есть, во всей их неприглядности. Я не хочу разбираться, сознательная ли дана установка в этой самой Высшей школе считать дореволюционную Россию царством дикости и невежества или авторесса написала свою глупость по свободному волеизлиянию и бескорыстному невежеству, - одно другого стоит. И это – общественно опасно». Как говорится, конец цитаты.

"Вышка" несёт на себе родовые черты того времени – времени Великой Конфузии. Исправить их – невозможно, они встроены, они составляют её несущую конструкцию. Говоря всерьёз, это орудие колонизации. Если мы начнём подлинную национально-освободительную борьбу – подобные заведения должны ликвидироваться в первую очередь.

ЧЕМ ЕГЭ ВИНОВАТ?
рысь
domestic_lynx
C тех пор, как ввели ЕГЭ… поколение ЕГЭ, ЕГЭ как орудие дебилизации – сколько об этом было и продолжается разговоров! В какой-то момент я и сама поверила в пагубность ЕГЭ. Однако потом мне привелось поближе с ним познакомиться (дочка заканчивала школу) и я поняла, что в оценке озабоченной общественностью этого грозного явления – ЕГЭ – наблюдается древняя ошибка суждения. Настолько древняя, что она даже латинское название имеет «post hoc ergo propter hoc” – “после того, значит, вследствие того».

Очень часто людям свойственно искать причину явлений в том, что им непосредственно предшествовало. Это просто и умственно комфортно: промочил ноги – подхватил простуду; ввели ЕГЭ – народ одурел. На самом же деле очень часто подлинная причина не только не предшествует явлению, а и вовсе лежит в совершенно иной плоскости и отделена от результата временем и пространством. Хуже того: подлинной причиной неприятности может оказаться что-нибудь такое, что в данном сообществе числится священной коровой, которую не моги тронуть и о которой можно высказываться только в почтительно-хвалебном тоне. А потому несравненно удобнее подыскать что-нибудь попроще, поближе и побезопаснее.

Что же такое ЕГЭ, которому принято приписывать совершенно инфернальные свойства? Это довольно прилично организованный экзамен. Для того, чтобы его сдать на высокие баллы (90+), надо иметь подлинные знания. По тем предметам, где искони существовали задачи – это по сути дела обычная контрольная, охватывающая весь курс. Чтобы сдать историю, нужно знать очень много фактов, имён, географических названий, карту надо знать. Главное, что отличает сдачу истории в форме ЕГЭ и то, что было в наше время, состоит в том, что сейчас нельзя просто красиво поболтать. Я историю сдавала и в школе, и вступительные в вуз, и оба раза получила пятёрки благодаря художественному трёпу. А ведь история – это не болтовня, а факты, и ЕГЭ проверяет их отлично.

В последнее время, а последнее оно уж лет двадцать, кто только не пинает наше образование. Преподаватели вузов рассказывают, как приходится объяснять то, что они вроде бы учили в школе и сдавали на ЕГЭ. Работодатели жалуются, что невозможно найти приличного специалиста ни за какие деньги, в чём вроде как виновата уже не средняя, а высшая школа, в которой ЕГЭ пока нет. Увидали нелепую ошибку в прессе – что вы хотите: поколение ЕГЭ. Из телевизора звучит малограмотно-просторечный говорок – вот оно, поколение ЕГЭ! Всё это так, но ЕГЭ тут совершенно ни при чём.

Я бы выделила две главнейшие причины «дебилизации».

1. Исчезновение общего всему народу культурного горизонта. Исчезли общие для всех знания. Одни знают одно, другие – другое, а общая часть этих знаний прогрессивно уменьшается и постепенно сводится к общепринятым рекламным слоганам. Исчезли книги, которые читали бы буквально все. Сегодня, когда все книги вполне доступны, хотя бы в электронном виде, и не надо стоять в очереди в библиотеке или просить у товарища книгу «на ночь», такие общие для всех тексты – исчезли. Есть люди, которые читают, фантастику или фэнтези, есть те, которые любят классику, есть такие, которые просто не читают – это тоже сегодня не стыдно, это плюрализм, детка. «Тоталитаризм» директивно навязывал всему народу определённые знания. Демократия позволила всем разбрестись по своим культурным «делянкам» и там сидеть. Встречая человека иной делянки, мы часто считаем его тёмным невеждой, но таков он только с точки зрения нашей делянки или по старым, «совковым», критериям, а на своей делянке он – дока. Такая же история за границей. Раньше меня поражали культурные французы, не помнящие дат Французской революции, испанцы, не читавшие Дон-Кихота, или итальянцы, позабывшие, кто такой Маринетти. Потом поняла: это – новая норма.


2. Иллюзорная доступность знания (погугли и всё узнаешь) и отсюда широко распространённая даже в педагогических кругах идея, что ничего держать в голове и не надо. А раз говорят «не надо» - на что тебе лишнее «грузилово»?

То ли ещё будет! Сейчас поисковики всё более персонализируются и скоро будут выдавать тебе то, что тебе умственно сродственно и культурно близко. В результате люди будут психически капсулироваться. В перспективе дело будет обстоять так: если ты считаешь, что Земля – плоская (такая идея уже имеется и даже обрела некоторую популярность), тебе не будут выдавать никакой информации, которая исходит из представления, что она круглая, чтобы не травмировать твою хрупкую психику и ни коем образом не «грузить» и не огорчать. Всё ведь должно быть легко и позитивно – верно?

Идеальный потребитель и не должен держать ничего в голове: голова у него должна быть пуста для загрузки туда сведений о новых тарифных планах, условиях потребительского кредита и свойствах новых замечательных товаров, которые надо немедленно приобрести.

Вот где лежит причина возрастающего массового невежества. ЕГЭ – это микроскопическая мелочь. Искать в нём причину огромного явления – детсадовская наивность прогрессивной общественности.