Category: политика

рысь

"КАК ПЕРЕД НЕЙ НИ ГНИТЕСЬ, ГОСПОДА..."

  

Вот она радость-то, светлый праздничек! Ликуй, сиволапая Русь! Впору в пляс пуститься, в присядку, а то и «калинку» отчебучить:  нас снова пустили в ПАСЕ!  На каких условиях? Да какая разница! Нам ли, лапотникам,  обсуждать условия?  СМИ уже назвали возвращение важной победой российской дипломатии. 

И то сказать – победа! Нас будут гнобить, учить жить, упрекать в каких-то там нарушениях, бывшие остзейские провинции будут возбухать и демонстративно покидать заседания, а мы… мы будем сидеть и обещать исправиться.

Что-то это сильно напоминает… Ах, да, конечно: Олимпиаду и допинг. Уж как мы только ни гнулись, ни оправдывались, ни доказывали, они – светочи цивилизации и прогресса – остались неколебимы и непреклонны. И, уверена, ещё впереди нас ждёт масса унижений. А всего и дела-то было – спокойно выйти вон.  И денег бы сколько сэкономили! Сколько бы стадионов наоткрывали для детского и массового спорта! Так нет же, скулили перед дверью, ходили под белым флагом, теперь опять, кажется,  надо что-то доказывать.

Кому нужен весь этот мазохизм? Зачем он? 

Collapse )
рысь

РЯЖЕНЫЕ

 

На днях прогрессивное человечество сделалось ещё прогрессивнее. А самая передовая форма государственного устройства – представительная демократия (ибо сказано: все другие – ещё хуже) поднялась на новую ступень в своём неуклонном движении в дивный новый мир. И случилось это замечательное событие прямо у нас под боком – в стране молодой демократии, на Украине.  

В первом туре президентских выборов победил – комик. Скоморох. Лицедей. Может, он и не станет президентом: Порошенко вместе со своими покровителями  хорошо настроил  систему на свою победу. Но пока так: лидирует комик, почти с двукратным превышением. Вот это, я считаю, рубеж. Эпохальное свершение. Квантовый переход. Приехали. 

Там, куда приехали, общество спектакля – вовсе не какая-то стыдливая метафора, а  зримая реальность.  На первом месте в государстве, очень возможно,  будет сидеть - актёр. Он будет играть роль президента, народного заступника или печальника горя народного или ещё что-нибудь. Что скажут, то и будет играть. Актёр ведь не выдумывает, что ему играть: на то есть автор пьесы, режиссёр, директор театра, в конце концов. Вот они и скажут. Актёр будет играть, а те, кто правит, будут сидеть  за кулисами. Такое теперь разделение труда. Собственно, к этому  и шло, и вовсе не только на Украине - везде. Шло-шло – и вот, наконец, пришло. Всегда, когда дело идёт в какую-нибудь сторону, оно наконец доходит. Часто – до ручки. И все страшно удивляются: как же так? Кто бы мог подумать? 

Collapse )
рысь

КАЖДОМУ - СВОЁ


Сегодня принято бояться цифровой слежки за всеми и каждым.  «Цифровым концлагерем» называет дивный новый цифровой мир известный экономист В.Ю. Катасонов. Много говорят, что в Китае уже начали за всеми следить и ставить оценки за поведение, а потом на базе этих оценок  одни получат – пироги да пышки, а другие – тумаки да шишки. Всё это так. 

Но главная опасность, кажется мне, не там.  Слежка, все эти полицейские технологии - идеалы раннего тоталитаризма – это прошлый век. 

Современные гуманитарные технологии + цифровые возможности могут привести  к тому, что и следить особо не понадобится: все будут сидеть смирно-ровно и думать каждый свою пустопорожнюю чепуху. А сильные мира сего будут невозбранно обделывать свои делишки. 

И вовсе не требуется, чтобы все думали одно и то же. Думать одно и то же, думать «хором» - всё это прошлый век. Адре Жид в записках о посещении сталинского СССР отмечал единомыслие простых людей: когда говоришь с кем-то, то кажется, что говоришь со всеми разом.  Так вот   сегодня этого вовсе не нужно. Пускай себе думают разное. За это разноехозяева жизни их зацепят и потянут в нужную себе сторону. 

Сегодня день ото дня углубляется кастомизация информации. Кастомизация (от англ. customer– клиент, потребитель) — это адаптирование имеющегося продукта под конкретного потребителя. Возникло это дело в области материальных товаров и услуг.  Но теперь, с появлением соответствующих цифровых технологий, всё больше охватывает информацию. 

Collapse )
рысь

"БОРИС НАШ ЦАРЬ! ДА ЗДРАВСТВУЕТ БОРИС"

Газета «Завтра» сообщает, что Ельцин-центры начали расти по городам и весям нашей страны. Не краеведческие музеи, не музеи современной истории – Ельцин-центры! Это   подтверждает  неоспоримое: наше государство в его нынешнем виде – суть порождение масштабного предательства, а Ельцин – отецего. 

И государства, и предательства. 

И родимые пятна этого предательства – видны повсюду: от Конституции, утверждающей примат международных договоров над внутренними законами,  до  политики Центробанка, направленной на подавление инфляции, а заодно и всякого производства. Мы видим эти гадкие пятна и в образовании, и в политике телевещания – да во всём.

А.Проханов говорит: Ельцина и его политику надо решительно осудить. Разумеется, надо. Но без смены всей парадигмы – это невозможно. И не произойдёт. Дух ельцинизма долго ещё будет витать над многострадальной нашей землёй. Мне кажется, выветрится он только благодаря какому-то гигантскому несчастью, обвалу, катастрофе, что, конечно, не дай Бог и даже думать об этом боязно, но по-другому – подозреваю, не выйдет. Очень часто только большое несчастье и громадный шок прочищает мозги и обращает к сознанию.  Так случается и в индивидуальной человеческой жизни, и в жизни народов и государств. 

Но мне хочется обсудить не то, как и чем закончится ельцинизм, а, напротив – откуда он взялся. Из какого болота вылез этот бес предательства и разрушения?  

Collapse )
рысь

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СЕЛЬСОВЕТ

В прошлую субботу побывала на «Федеральном сельсовете» - так называется «Общественное Движение Народов Российской Земли» (самоназвание). «Народы Российской Земли» на этот раз собрались ни много ни мало в Колонном зале Дома Союзов. Обсуждали вопросы развития сельских территорий и малых городов. Ведущий  г-н Мельниченко сказал, что проводится заседание по инициативе вице-премьера, бывшего министра сельского хозяйства, г-на Гордеева. Вообще, ощущение такое, что высшее начальство выслушивает разные мнения, но пока не вполне понимает, что же именно надо делать, в какую сторону рулить – такое у меня сложилось впечатление.

Вот взять хоть сельские территории. Они оголяются и дичают.  Качество жизни на селе по сравнению с советским периодом – ухудшается. Загляните в нашу станицу. При совхозе тут и дворец культуры работал, и медпункт, и дом быта с парикмахерской и всякими мастерскими - всё  сгинуло. Даже новая школа, что  была почти построена силами совхоза, развалилась вместе с советской властью и была растащена станичниками на кирпичи.  При этом в нашей местности, на Юге, село полнокровно, и производство ведётся, а что в срединной России – и подумать боязно.

Что положительно – это осознание на государственном уровне, что сельскую местность и малые города надо не бросать, а развивать. Иначе мы нашу землю не сохраним: на землю без народа придут народы без земли.

Collapse )
рысь

АВГУСТОВСКОЕ

Двадцать семь лет назад, в такой же глухой отпускной август, история сделала остановку и дала нашему народу шанс сохранить советскую жизнь, но… но мы не захотели. Ни коммунисты, ни беспартийные, ни рабочие, ни учёные – никто не встал на защиту советской жизни. А вот на защиту жизни антисоветской – называемой тогда демократией – очень даже вышли. И дальше поезд истории просвистел уже без остановок. И привёз нас туда, где мы теперь находимся. Развал СССР и то, что воспоследовало – всё это результат того августа и того выбора. Потому в августе многие люди вспоминают те дни.

И мне хочется вспомнить то, что было. Может, пригодится, притом в самом недалёком будущем.

Народ наш советскую власть и шире – жизнь – отверг. А давайте вспомним: чего он хотел? Что вызывало недовольство, да такое, что прямо «так жить нельзя» (был такой бешено популярный фильм)? Чего не хватало, чего требовали участники огромных, не мыслимых ныне, митингов?

Хотели устранить КПСС от власти. Помните: «Партократы, уходите!» Чем же не угодила КПСС? Вспоминайте, вспоминайте! Ага, вспомнили: люди хотели жить, «как в нормальных странах». Что это значило? Свободно выезжать за границу, чтоб рубль был не «деревянный», а вполне свободно конвертируемый, чтоб никаких тебе выездных комиссий при райкомах: захотел – поехал.

Хотели отмены совковой цензуры. Это, конечно, больше касается писателей, но и читатели в стороне не стояли. Они хотели читать не нудные производственные романы или унылую совковую публицистику, а занятные детективы, слезливые романы и кровавые драмы-разоблачеия. По ТВ не про то, как задули какую-нибудь нудную совковую домну или сколько засыпали в закрома Родины, а всё интересное: про звёзд, про секс, ну, сами знаете.

Чтоб отменили проклятую советскую прописку – аналог крепостного права. Где хочу – там и живу, и никто мне не указ.

Чтоб не нужно было десятилетиями стоять в очереди за квартирой, а просто взять её да и купить. Как в приличных странах.

Чтоб было в доступности что поставить в эту самую квартиру, и не нужно было доставать кафельную плитку или обои. Или записываться в профкоме на ковёр или мебельную стенку.

И вообще, чтоб наконец можно было не доставать, а просто приходить и покупать, чтобы продавцы за тобой бегали, а не ты за ними. Как в приличных странах.


А чтобы это всё сбылось-случилось, всего-то и надо – сковырнуть партократов-бюрократов, убрать КПССС от власти и завести демократию. Припоминаете? Вот за всё за это стоял народ на бесчисленных митингах конца 80-х и защищал демократию вокруг Белого дома.

А теперь я вам скажу ужасную вещь, только не обижайтесь: ВСЁ это – сбылось. До подробностей.

Хотели ездить за границу – теперь объездись, турбюро на каждом шагу.

Хотели свободы самовыражения – самовыражайся сколько влезет. Отвергают тебя СМИ – пиши в интернете. Не умеешь – пиши «каменты»; некоторые на этом даже, говорят, карьеру делают.

Проклятую прописку, попирающую важнейшую свободу – свободу передвижения и выбора места жительства – отменили. Ну и что, что все сбежались в столицу, а провинция оголена, но ведь хотели-то именно этого!

Ну и так по мелочи. Хотелось, чтоб дети в вузе изучали не нудную «обработку металлов резанием», а заманчивые и прежде доступные лишь особо привилегированным «международные отношения» - ну и наоткрывали тебе эти «отношения» чуть не в каждом областном педе. Хочешь – получишь.

А уж всякого барахла – завались. И всё в таком количестве, о котором стояльцам за демократию и вообразить было непосильно. Правда, при этом многие лишились того скромно-гарантированного минимума, что был при советской власти. Открылись Западу – и тут же развалилась наша промышленность, а с нею и основа существования многих не то что людей – городов.

Этот опыт учит трём вещам, вообще-то давно известным человечеству.
1) Народные хотелки часто бывают далеки от подлинно необходимого и возможного для блага государства и народа.
2) Нельзя изменить что-то одно, не вызвав цепной реакции изменений, в том числе и дурных.
3) Приступая к реформам, хоть в государстве, хоть в собственной жизни, надо иметь внятную и целостную картину того, что желаешь получить на выходе. Тогда, в перестройку, этой внятной картины не было. А когда нет внятной картины, врагам и зложелателям, очень легко встроиться и повести процесс в свою сторону. Что в реальности и произошло.

Точно то же самое мы видим сегодня: точечные изменения, какая-то дерготня – без внятной картины того, к чему идём. Образа результата – нет. То ли Госплан возрождать, то ли Сбербанк продавать. Пока этой картины не будет – любое изменение может привести к усугублению развала. В этом смысле объяснима «вялая» позиция высшего руководства.

Но медлить нельзя. «Тучи над городом» сгущаются день ото дня. И необходимо сегодня или даже «вчера» ответить на вопрос: какова должна быть наша жизнь во всех её аспектах? Кто за что отвечает? Куда направить ограниченные ресурсы? Иначе мы рискуем повторить крах 91-го года в тех неизмеримо худших условиях, в которых мы сегодня находимся.
рысь

КОМУ НУЖНА ИСТИНА?

РБК сообщает: «Аналитик Sberbank CIB Александр Фэк уволен из компании из-за отчёта о российских нефтегазовых компаниях /…/ В майском отчете Sberbank CIB о российских нефтегазовых компаниях, авторами которого значатся Фэк и Анна Котельникова, главными бенефициарами проектов «Газпрома» по строительству экспортных газопроводов в Китай и Европу («Сила Сибири», «Северный поток-2», «Турецкий поток») являются подрядчики, среди которых «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга и «Стройтранснефтегаз» (около 50% принадлежит Геннадию Тимченко и его семье).В нашей компании существуют жесткие процедуры комплаенса, и каждый сотрудник обязан соблюдать их», — заявил старший вице-президент Сбербанка, руководитель Sberbank CIB Игорь Буланцев на вопрос РБК о причинах увольнения Фэка. В случае с Фэком, по словам Буланцева, «мы имеем дело с непрофессиональным отчётом, выполненным с явными нарушениями не только внутренних нормативных документов нашей компании, но и с нарушением этических норм».

Я не о том, кому достаются барыши от Газпрома. Этого я не знаю и судить не могу. Я об универсально распространённом, общеупотребительном подходе к делу: не только к этому, конкретному, делу, а вообще к любому и на любом уровне.

Подход состоит в том, что никого не интересует объективное положение вещей – философски говоря - ИСТИНА. Заметьте, никто из критиков доклада не заявил: на самом деле всё обстоит так-то и так, а доклад лжёт. Лжёт в том смысле, что не отражает объективного положения вещей, а не в том, что наносит кому-то оскорбление, душевную травму или нарушает «комплаенс», т.е., попросту говоря, корпоративные правила поведения.

Объективная истина, т.е. то, что есть на самом деле, никого особо не интересует: ощущение такое, что и «самого дела»-то теперь нет. Исчезло оно, сброшено с корабля современности. Или само вывалилось из колесницы истории на каком-то повороте. Истина исчезла.

Чем она заменена? Мнением. Рассуждениями о том, кому выгодно то или иное мнение, почему оно выгодно, какова расстановка сил вокруг того или иного мнения, какая группировка сильнее, кто там чей, кто кого поддерживает, и кто кому покровительствует. Таков способ мышления большинства современных людей, активно поддерживаемый СМИ. Он распространён повсюду: от администрации средней руки компании до самых высших сфер. Комментаторы моих писаний в интернете чаще обсуждают моё происхождение, прошлые и нынешние занятия, чем то, о чём я пишу. «Установление истины по делу», выражаясь уголовно-процессуальным слогом, никого не вдохновляет. Истина – это убогая Золушка, сидящая в тёмном углу и никому не интересная. Не до неё! Все страшно заняты.

Каждый дудит в свою дуду, скликая свою аудиторию. У одного дуделка огромная, богатая, потому что содержит его богатей вроде Газпрома, у кого-то дуделка маломощная, бедноватая, соответственно и аудитория у него пожиже. Но подход у всех один.

Бесспорно, во все времена истину было трудно найти. Философы рассуждали о критериях истины, учёные стремились её постичь, простые люди тоже хотели знать, как обстоит дело в реальности. Новость сегодняшнего дня состоит в том, что истину не только не находят, но и не ищут, её не хотят знать. Валом валящие сенсации и разоблачения – это не поиск истины – это способ пощекотать нервы и заодно прищемить оппонентов – не более того.

Падение интереса к истине радикально изменило отношение ко лжи. Сегодня ложь не только не постыдна и не наказуема, она во всём мире – норма жизни. Нынче она называется пиаром. Коммерческий аналог – реклама. Весь мир погружён в густой токсичный туман своекорыстной болтовни, которая ничего не значит, никого ни к чему не обязывает, и никто «за базар» не отвечает. Простой человек окружён сплошными фейками-фальсификатами: от новостей до лекарств.

Известные слова Спасителя: «Единожды солгав, кто ему поверит?» - больше не актуальны. Сейчас вообще исчезло противопоставление «верят/не верят». Никто никому особо не верит, а слушают больше тех, кто лучше раскручен, да и говорит занятнее. Сегодня сказать десять глупостей предпочтительнее для репутации, чем сказать одну умную вещь, а сказав сто, лучше тысячу глупостей – ты автоматически становишься экспертом по данному вопросу. Универсальными экспертами по всем вопросам нынче являются так называемые звёзды. Они учат всему: кулинарии, садоводству, воспитанию детей, политике.

Иногда утверждают, что стремление к истине, т.е. постижению подлинного положения вещей – это свойство индустриальной цивилизации, а мир-де живёт в информационной. Мне же думается, что отвержение истины – это признак цивилизационного упадка, конца. Так ветхий старик часто не хочет знать подлинного положения дел в семье, довольствуясь благостной картинкой. Зачем ему знать? Он всё равно ничего не может изменить, да и жить ему осталось недолго. Такому человеку отвергать истину – оправданно и полезно.

Однако если мы, вся страна, хотим изменений, роста, развития – мы обязаны снова начать стремиться к истине. Хотя бы для начала стремиться. Если хотим жит
рысь

ВОСХОЖДЕНИЕ К ГОСПЛАНУ

Недавно СМИ сообщили: «Президент РФ Владимир Путин высказался против возврата к регулированию производства по советскому образцу».

Как сообщило ТАСС, это было сказано на встрече с Советом законодателей. Путин прокомментировал озвученные предложения о квотировании производств и размещения производственных сил, а также напомнил, что власти уже применяют меры для избежания негативных издержек перепроизводства. "Но ни в коем случае нельзя нам скатиться к новому изданию советского Госплана, — подчеркнул Президент. — Там уж они настолько все регламентировали, что это просто убило или, собственно говоря, в значительной степени нанесло [вред], во всяком случае, экономике. Мы, конечно, не можем это повторять".

Скатиться к советскому Госплану и впрямь нельзя: просто потому что советская система планирования при всех её дефектах, пороках и провалах – в наши дни суть недосягаемая управленческая высота, на которую можно лишь взирать с почтительным изумлением, стоя у подножья и задрав голову. Потому всякое движение в сторону планирования на уровне всего народного хозяйства – это движение вверх, это трудное восхождение, на которое власти не решаются.

К большому сожалению, специалисты, которые знали, как это делается, частью вымерли, частью глубокие старики. Было бы крайне полезно собрать тех, кто остался, и изучить их опыт. И делать это надо скорее. Сформировать бригаду экономистов и хотя бы зафиксировать их знания. Иначе – всё уйдёт навсегда. Это можно и нужно сделать немедленно.

Неоспоримо: если суждено нам совершить тот самый прорыв, к которому зовёт нас Президент, то сделать это можно только посредством планирования. Собственно, это люди понимали очень давно: если требуется ускоренное развитие, быстрое преодоление отсталости – нужно планирование. Почему? Да очень просто. План намечает основные направления движения, указывает приоритеты и позволяет сосредоточить ресурсы, которых всегда не хватает, на направлении главного удара. При этом именно план позволяет избежать уродливой односторонности, монокультурности.

Сама идея Госплана возникла в России ещё в царское время, большевики, получив власть, довели до ума то, что в зачатке уже было придумано раньше, включая пятилетки. Пятилетка – это вообще удивительный временной отрезок: за пять лет из школьника получается молодой специалист, за следующие пять лет он становится специалистом зрелым. За пять лет можно радикально изменить жизнь – и жизнь отдельного человека и жизнь страны. В СССР за две пятилетки была создана индустрия, за одну - восстановлено разрушенное войной хозяйство.

Мы живём без плана уж пять пятилетий – и что? За это время реальный ВВП сократился на 45-46%, промышленное производство упало на 60%, в том числе обрабатывающие отрасли продемонстрировали падение примерно на 80% - в пять раз. Высокие технологии с высокой добавленной стоимостью - спад в 20-40 раз. Мы до сих пор находимся по объему производства на уровне 1950-х гг. Накопления основного капитала упали более чем на 49%, и мы до сих пор не доходим до уровня 1990 г. Эти цифры сообщили на 4-м Московском Экономическом Форуме. Такие потери не компенсируют рестораны и торговые центры, и даже стадионы.

Планирование есть и в Китае, и во многих так называемых капиталистических странах; в Индии, обогнавшей в прошлом году по темпам роста Китай, есть прямо-таки пятилетки.

Да, Президент прав: в СССР планирование, по-видимому, было чересчур жёстким. Но ведь это можно было поправить. Поправить всегда легче, чем создавать наново, с нуля, в чистом поле. Сейчас мы, скорее всего, именно в таком положении.

Меж тем современные информационные технологии делают планирование и отслеживание мириад показателей вполне достижимым делом, чего не было в времена СССР. Вот где нужна пресловутая «цифра»!

Крайне важно ещё вот что. «Способность экономики быстро увеличивать объёмы оборонной продукции и услуг в нужное время — одно из важнейших условий обеспечения военной безопасности государства. К этому должны быть готовы все стратегические и просто крупные предприятия независимо от форм собственности», — заявил Президент в конце прошлого года. Загадочно, как этого возможно достичь без государственного планирования. А ведь война, скажем прямо, как никогда реальна. А военная мобилизация экономики без планирования – невозможна.
План – в частной жизни и в жизни народа – создаёт мощную тягу, сознание того, что и зачем мы делаем. План делает жизнь осмысленной.

Когда рушили СССР, первом делом старались скомпрометировать народнохозяйственное планирование и восхваляли «невидимую руку рынка». И народ купился на это. В 1990 г. в журнале «Вопросы философии» напечатали довольно поверхностное эссе Фридриха фон Хайека «Дорога к рабству» (в оригинале – «к крепостному праву»). Туда, по его мнению, ведёт планирование. Тогдашняя интеллигенция была в восторге: вот она – обретённая истина! Сегодня, по данным Левада-Центра, более половины опрошенных выступает за государственное планирование. Пора бы и к делу перейти.
рысь

ОПЯТЬ О РАСПРЕДЕЛЕНИИ

Депутат Госдумы Сергей Вострецов подготовил поправки в Закон об образовании, обязывающие выпускников бюджетных отделений вузов работать по распределению; об этом на днях сообщила «Парламентская газета».

Дело это не новое: ещё в 12-м году была такая инициатива. Началось-то почти случайно: во время визита Медведева в Мурманск сотрудники ОАО "Апатит" пожаловались на нехватку врачей – вот тогдашний президент страны и предложил заключать со студентами-бюджетниками договоры об отработке по профессии. Тогдашний депутат Государственной думы РФ Владимир Бурматов заявил, что нет предпосылок к возврату существовавшей в СССР системы обязательного распределения молодых специалистов после окончания ими высших учебных заведений: "Мы живем в другой стране с другими экономическими потребностями". И с ним нельзя не согласиться.

Тема распределения эпизодически возникает и – глохнет. Почему? Да потому что в нынешних условиях распределение – неосуществимо. Оно – атрибут плановой экономики. Её неотделимая часть. И начинать надо с плановой экономики, а не с распределения. Говорить сегодня о распределении – это рассуждать о цвете обоев, когда у дома нет фундамента и стен.

Прежде чем что-либо распределять, надо сначала ЭТО произвести. В нашем случае подготовить специалистов нужного профиля. А чтобы их подготовить в должном количестве и надлежащего качества – нужно знать, сколько их потребуется, каких и какого уровня квалификации. А для этого нужно знать, что мы собираемся делать – сегодня, завтра, через десять лет. Именно для этого нужно иметь народнохозяйственный план.
Подготовка специалиста – процесс долгий: квалифицированный рабочий – два года, техник – три, инженер – целых пять. Значит, и горизонт планирования должен быть соответствующим. Планировщик должен представлять себе хотя бы в общих чертах, какие работники потребуются через три – пять – десять и даже, страх сказать, через двадцать лет.
Работник с его знаниями, умениями и навыками – это инструмент, как бы цинично оно ни звучало. Определить, какой нужен инструмент, можно только зная, что мы собираемся изготовлять. А что мы, в самом деле, делать-то собираемся? Этого не знает НИКТО. Сочиняются разного рода концепции и программы, но все они – просто благие пожелания, а не планы. Что такое план? Это цель, ресурсы, ответственные, увязка с другими планами. Если всё это определено – значит, план, если нет – маниловщина.
Более-менее уже сегодня можно распределить врачей-учителей. Но и это непросто: пока не понятно, будет наш народ стекаться в несколько гигантских агломераций или жить в небольших поселениях: от этого зависит, где и какие будут школы и поликлиники. К тому же врачам-учителям нужно не только рабочее место, им нужна квартира, какая-то социальная инфраструктура. Иначе – сбегут, и ищи их.
В проекте депутата Вострецова есть верная вещь: распределение лет на пять. Именно за этот срок человек может укорениться и стать подлинным специалистом; после вуза он только лишь заготовка для специалиста.
Ну, хорошо, врачей и учителей так-сяк пристроим, а другие? Нужны нам или нет инженеры и техники? Какие и сколько? На этот вопрос может ответить только народнохозяйственный план. Которого как не было, так и нет. И скоро вымрут люди, которые что-то об этом знают.
Поедут ли люди в глушь на работу, как некогда деды и прадеды? За хорошие деньги, да на интересное дело, да за перспективой карьерного роста – мне кажется, поедут. Молодым хочется настоящего дела, им надоело пустопорожнее прозябание. Но в любом случае нужно жильё.
Ещё вот такой вопрос возникает: если государственного спроса на специалиста такого-то профиля в настоящее время нет – надо отменить бюджетные места по этому профилю? Логически рассуждая, вроде бы так. Тогда надо немедленно прекратить готовить за казённый счёт юристов, экономистов, лингвистов, журналистов (т.е. сделать именно то, о чём я пишу уж второй десяток лет). Кое-что в этом направлении сделано: в МГУ есть несколько факультетов, где бесплатного обучения нет вообще - это иностранные языки, телевидение, глобальная политика, что-то, кажется, ещё. И такой подход кажется мне разумным: государство должно платить лишь за то, в чём непосредственно заинтересовано. Но всё это полумеры: в основе всех решений должен лежать ПЛАН, а его-то и нет, и подступиться к нему боятся.
Распределение и плановая экономика столь неразрывны между собой, что эрозия социализма шла рука об руку с разрушением института распределения после вузов. В 50-е годы, в пору молодости моих родителей, распределение было строго обязательным; «уклониста», как мне рассказывали, могли водворить на место с милицией. В мою молодость, в 70-80-е – всё стало зыбко. В результате у выпускников сельских школ 70-х годов в аттестатах по некоторым предметам стоял прочерк: этого предмета они не изучали ввиду отсутствия учителя. При этом педвузы исправно клепали учителей, которые оседали в больших городах машинистками в конторах.
Так что начинать надо – с плана. А уж план потребует распределения.
рысь

МИНИСТЕРСТВО ПО ЕЛАМ ОДИНОЧЕСТВА

Премьер-министр Великобритании объявила о назначении министра по вопросам одиночества. По данным британского отделения Красного Креста, в стране около 9 млн. человек регулярно жалуются на него…
Нынче заведено решать любые проблемы имитативно-бюрократически – ничего не меняя и даже всерьёз не обсуждая. Минимальный формат решения – совещание, дальше – назначение комиссии. А тут, видите, замахнулись на целое министерство! И то сказать, кто-то получит не зависящую ни от каких результатов службу с приличным окладом.
Поможет ли министерство одиноким? Думаю, что нет. Хотя само внимание к этому – дело неплохое.
Проблема одиночества коренится в строе современной жизни – в капитализме, как сказал бы советский агитпроп. И это совершенно верно. И мы можем оценить правоту агитпропа теперь, когда капитализм пришёл и в наши палестины. При капитализме человек человеку… нет, не обязательно волк, скорее – клиент. И интересен в той мере, в которой способен принести прибыль – сиюминутную или ожидаемую. «Из свиней добывают сало, а из людей – деньги» – в старинной шотландской поговорке отражено рыночное отношение человека к человеку. Прибыль бывает и нематериальная, например, имиджевая. Но если её вовсе нет – на что тебе этот убогий социальщик? Дружить надо с ценными и перспективными, а убогие, бывшие… ну пошлёшь денежку с телефона на какого-нибудь бедолагу, порадуешься, что беда не с тобой – ну и хватит. В ходу американская мудрость: лузерство токсично, сторонись лузеров, а то заразишься.
В традиционном обществе люди были прочно встроены в первичные коллективы, главнейшим из которых всегда была – семья. В советской жизни (по многим параметрам – общинной) был т.н. трудовой коллектив, к которому человек принадлежал десятилетиями и который его поддерживал даже на пенсии.
Сегодня человек – пыль, гонимая ветром. Работа у большинства короткая и случайная, живёт он в бетонной клеточке, сторонясь соседей. Выросших детей человек не понимает, а их не тянет в «бабушатник», как именуют старые квартиры с «совковым» дизайном. Когда-то жизнь, где никто к тебе не лезет, не могут пропесочить на парткоме и всем плевать на бурчание соседей и бабушек у подъезда, казалась прогрессивной новью. Теперь и мы столкнулись с её холодом и пустотой.
Можно ли что-то сделать для страдальцев от одиночества? Прежде всего, о том, чем помочь нельзя. Добавочными деньгами. Одиночество испытывает обычно тот, кто, не обременён поиском куска хлеба. Борьба за выживание поглощает всё умственное пространство человека, тут не до одиночества. Добавление денег может даже усугубить его.
Не помогают и мероприятия, вроде экскурсий, походов в музеи, читательских конференций и прочих «активностей», как принято выражаться на англицкий лад. Всё это прекрасно, но те, кто способен наполнить этим жизнь, и так не страдают от одиночества. А кто страдает – туда не ходит.
Самый естественный коллектив, куда включён человек, – семья. Нынче не принято жить с дедушками-бабушками – и напрасно. Это походя решает проблемы продлёнки, проверки уроков у внуков и т.п. Молодые родители могут спокойно работать, а старики иметь обязанности, которые, собственно, только и держат человека на плаву, давая жизни смысл. Сегодня такой образ жизни представляется архаичным и негодным. Альтернатива – одиночество.
Говорят, роботизация сделает многих людей и вовсе не нужными. Так что, готовьтесь, господа.
ЛГ