Category: философия

рысь

"ЧТО МЫ САЖАЕМ, САЖАЯ ЛЕСА?" -2

Помимо восстановления сгоревших лесов есть ещё один вид насаждений – защитные лесополосы. Они защищают поля от суховеев и от ветров, что сдувают снег с полей, уменьшая тем самым влажность, которой в степной зоне не хватает. Лесополосы повышают урожайность на 5-7 ц с га.

Сегодня до 90% степи распахано, поэтому островки натуральной природы возможны только в лесополосах и около них. Там живут звери, птицы гнездятся, грибы растут. Лесополосы предотвращают или уменьшают эрозию почв. Недаром им при советской власти придавалось большое значение. Разрабатывались специальные составы деревьев для каждой зоны. У нас в Сальском районе лучше всего зарекомендовала себя смесь акации с диким абрикосом, прозванным у нас «жердёвкой».

Сейчас с лесополосы брошены. Пахотные земли разделены на паи, а лесополосы, сколь я осведомлена, по правовому режиму числятся землями резерва, т.е., говоря по-простому, ничейными. Ну народ и рубит помаленьку, отапливается.

Газ когда-то при советской власти так и не довели до нашей станицы, привозят в баллонах, а тут – дармовые дрова. Практикуется у нас и выжигание стерни, официально запрещённое. А огню ничего не стоит перекинуться на лесопосадки. Ну и, конечно, свалка. Всякие отходы, строительный мусор русский человек тащит в лес.

Collapse )
рысь

ПУП ЗЕМЛИ, или опора на собственные силы - окончание

Вот я говорю «современный человек», «современное мировоззрение», а когда оно возникло – не вчера же? Нет, конечно. Дальние подступы к такому мировоззрению были ещё в гуманизме Ренессанса: он оттого и называется гуманизмом, что человека поставил в центр Вселенной, на место Бога. Но вплоть до середины XIX века все эти умствования были уделом тончайшей плёночки – культурных и свободных от тяжкой борьбы за кусок хлеба. Более-менее овладевать массами философия радикального эгоцентризма, философия пупа Земли, стала в начале ХХ века, примерно сто лет назад. Именно тогда была мода на домодельное ницшеанство и эпидемия самоубийств. Не мог маленький человек выдержать свалившейся на него тяготы – быть центром мира.

Об этом хорошо писал К.Победоносцев – интереснейший публицист и большой государственный деятель, сохранившийся в истории как крайний реакционер, а на самом деле человек в высшей степени умный и прозорливый (есть мнение, что он – прототип Каренина). Вот что он говорил о философии радикального эгоцентризма:

«Целые системы мировоззрения господствовали в течение веков, составляя неоспоримое убеждение, доколе не открывалось наконец, что они ложны, ибо исходят из неверной точки зрения. Такова была Птолемеева астрономическая система. Люди в течение веков упорно смотрели на вселенную сбоку, искоса, потому что утвердили на земле свою центральную точку зрения, потому что земля казалась им так безусловно необъятна: иного центра не могли они себе и представить. Система была исполнена путаницы и противоречий, для соглашения коих изобретались наукою искусственные циклы, эпициклы и т. п. Века проходили так, пока явился Коперник и вынул фальшивый центр из этой системы. Все стало ясно, как скоро обнаружилось, что вселенная не обращается около земли, что земля совсем не имеет господственного значения, что она не что иное, как одна из множества планет и зависит от сил, бесконечно превышающих её мощью и значением.
Птолемеева система давно отжила свой век; но вот как понять, что в наше время восстановляется господство её в ином круге идей и понятий? Разве не впадает в подобную же путаницу новейшая философия, опять от той же грубой ошибки, что человека принимает она за центр вселенной и заставляет всю жизнь обращаться около него, подобно тому, как в ту пору наука заставляла солнце обращаться около земли. Видно, ничто не ново под луною. Это старье выдаётся за новость, за последнее слово науки, в коей следуют одно за другим противоречия, отречения от прежних положений, новые, категорически высказываемые положения, опровержения на них, с той же авторитетностью высказываемые, поразительные открытия, о коих вскоре открывается, что лучше и не поминать об них. Все это называется прогрессом, движением науки вперёд. Но, по правде, разве это не те же самые циклы и эпициклы Птолемеевой системы? И когда явится новый Коперник, который снимет очарование и покажет вновь, что центр не в человеке, а вне его, и бесконечно выше и человека, и земли, и целой вселенной?»


Современное господствующее мировоззрение (философия + идеология + психология) – это психология раковой клетки. Она ни от чего и ни от кого не зависит, ничему не подчиняется – в отличие от «правильных» клеток, которые подчиняются целому – организму - и живут по «команде из центра». Нормальные клетки служат целому, а раковая – независима и живёт сама по себе. Умей она говорить, она наверняка рассказала бы, как она «самодостаточна» (очень популярное в наши дни словцо), как никому не обязана и как нет для неё иного веления, кроме собственного свободного и независимого «выбора» (тоже ключевое словцо эпохи). То, что она живёт, паразитируя на организме, частью которого является, - это как-то ускользает от внимания – ровно до тех пор, пока она не съест организм и не помрёт вместе с ним. При этом она слабая – эта клетка. На её относительной слабости и построено современное лечение от рака – облучение и химеотерапия. Организм травят химией – и нормальные клетки выживают, а раковая – не выдерживает. (Впрочем, бывает, что не выдерживают все).

Сегодня всё прогрессивное человечество живёт, как раковая клетка – уничтожая природу и наращивая, надувая свои потребности, свою «самость». Похоже, что наши предельно надутые современники не оставят по себе «ни мысли плодовитой, ни гением начатого труда» - разве что монбланы мусора – символа нашего времени.

Притом это самое прогрессивное человечество, живущее за счёт природы, в свою очередь состоит из надутых пузырей, каждый из которых полагает себя ценней и выше всего на свете – общества, государства, семьи, правил и предписаний. Такой вот изоморфизм наблюдается.

Вот почему, на мой взгляд, так старательно надувается современный человек собственной значимостью и так жалок он в своей надутости. Прямо как лягушка из басни «Лягушка и вол». И конец у него тот же: лопнет.